PiontРоссийский политолог, академик Международной академии информационных процессов и технологий Андреей Пионтковский считает, что падение цен на нефть помимо экономических причин связано с политикой США по ослаблению России. Об этом он заявил в интервью порталу 1ньюс.аз.

— Патриарх Московский и всея Руси Кирилл недавно заявил в своем интервью, что «христиан в Османской империи никогда не уничтожали». Как понимать подобное заявление, если в ближайшее время Государственная дума РФ намерена инициировать законопроект о криминализации отрицания т.н. «геноцида армян».

— Это свидетельствует о том, что в Москве поняли, что дальнейшее ухудшение отношений с Турцией непродуктивно. Хотя есть и другие сигналы… С абсолютной точки зрения могу сказать, что будут иметь место и другие заявления, злобные, типа «помидорами не отделаетесь».

Дело в том, что на Ближнем Востоке складывается мнение не в пользу России. Все арабские каналы, в том числе Аль-Джазира, показывают гибель мирных жителей в Сирии после российских бомбардировок, которые не имеют никакого отношения к борьбе с ИГИЛ. Становится очевидным, что РФ влезла в конфликт в Сирии не для того, чтобы бороться с ИГИЛ, а наоборот, уничтожать сирийскую оппозицию.

Если помните, визит президента Франции Олланда в Москву представлялся как визит союзника. Глава Пятой республики недавно открытым текстом потребовал прекратить бомбардировки мирных жителей, в которых участвуют войска Башара Асада и России. Вообще на Ближнем Востоке складывается интересная ситуация — и вокруг Саудовской Аравии, и вокруг Ирана.

Москву порадовало вялое отношение НАТО к вхождению российских военных самолетов в воздушное пространство Турции. Позиция президента США Барака Обамы и госсекретаря Джона Керри — это позиция сдачи американских интересов по всем направлениям, по Ирану, Сирии. В результате сейчас на Ближнем Востоке США уже никто всерьез не воспринимает.

Москва может похвастать тем, что Лавров все время обыгрывает Керри, но это не приносит дивидендов России. На Ближнем Востоке возрастает понимание того, что там делает Москва. Политика Саудовской Аравии по нефти тоже совсем не случайна. У Москвы нет никакого ресурса усиливать конфронтацию с Турцией, которая твердо определила свою позицию по Сирии.

Пропаганда по Сирии совершенно не оказала влияния на российское общественное мнение. Турцию никто не воспринимает как серьезную угрозу. В России больше озабочены экономическими проблемами. Между тем хочу отметить, что у России нет ни политического, ни психологического, ни военного потенциала на случай реального обострения ситуации в Сирии.

Мы видим, что творится с ценами на нефть, курсом рубля. Только это беспокоит население. Любые новые авантюры в политическом отношении будут безрезультатными для Москвы.

Представьте, если начнется война с Турцией, как они будут снабжать свою базу в Латакии? Турецкие танки запросто могут войти в Сирию и захватить эту базу. Что тогда делать, применять ядерное оружие? Я не думаю, что руководство РФ пойдет на это. Подытожив, хотел бы указать, что конкретно я не жду реальной военной конфронтации РФ с Турцией.

— Вы говорили о роли Саудовской Аравии в формировании новых цен на нефть. По-вашему, падение цен на черное золото — это политика или экономика?

Большинство аналитиков мира подчеркивают, что на падение цен на нефть оказывают влияние снижение производства в Китае, Индии, снижение спроса и революционное решение США об экспорте нефти. Технологические прорывы в самых разных областях, предпосылки для появления термоядерной энергии в промышленных масштабах. Использование возобновляемых ресурсов также влияет на устойчивый тренд понижения цен.

Однако это может быть также связано с политикой США по ослаблению стран-экспортеров нефти, в том числе и России.

— Продолжится ли противостояние Ирана и Саудовской Аравии?

— Противостояние Ирана и Саудовской Аравии продолжается давно и никуда не денется. При сегодняшней ситуации, когда есть конфликт в Сирии, война в Йемене, подрывная деятельность в самой Саудовской Аравии, Москва очень неудачно влезла в тысячелетнюю войну [религиозных конфессий – ред.] и, по-моему, не на той стороне.

Что касается Азербайджана, несмотря на то, что большинство у вас составляют шииты, мне кажется, что общественное мнение Азербайджана в этом противостоянии, в котором Турция заняла позицию Саудовской Аравии, по этническим соображениям, нежели конфессиональным будет на стороне Анкары.

В Азербайджане конфессиональные соображения будут играть меньшую роль. Между тем, можно отметить, что в мусульманском мире Азербайджан — самая светская страна.

— В Азербайджане в последнее время складывается мнение, что переговоры по карабахскому конфликту безрезультатны. Какой вам видится данная ситуация?

— Кое-кто очень заинтересован в продолжении армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта. Как я уже неоднократно говорил, это было четко сформулировано в докладе «СНГ: Начало или конец истории», подготовленном   К.Затулиным и А.Миграняном еще в 1998 году. В нем было указано, что Москва должна поддерживать конфликт для возможности оказывать давление на Баку и Ереван.

В принципе, нагорно-карабахский конфликт разрешим. Если вы помните, Тер-Петросян и Гейдар Алиев почти договорились по решению конфликта, но оно было сорвано военным переворотом в Армении.

В этом году очень много говорилось о возможности обострения ситуации вокруг Карабаха, и для этого есть основания, интенсивность военных действий в 2015 году была выше, чем в предыдущем году.