4EC56929-1760-4200-B8E0-514AC283C91B_w640_r1_s_cx2_cy10_cw82

 

 

Возлюбленная скончавшегося журналиста Расима Алиева, выпускница Азербайджанского Университета Языков, 25-летняя Гюляр Аббасова дала интервью Радио Азадлыг.

 

Ниже Minval.Az представляет Вашему вниманию данное интервью:

 

— Что вы можете сказать по поводу оказанной Расиму медицинской помощи?

— Расим скончался в результате ненадлежащего оказания медицинской помощи. В предоставленных врачом документах было указано, что Расима забрали на операцию в 20:00. Но я говорила с ним по телефону в 20:06, тут имеется неувязка. В документах также указано, что Расим поступил в больницу около 19:00, но он звонил мне около 18:00 и просил, чтобы я сказала его семье, что он находится в больнице. Его друзья находились рядом с ним до часу ночи, до этого времени он не был прооперирован. Его забрали на операцию около 2-х ночи. Мы это так не оставим, виновные должны быть наказаны. Из «Семашко» (клиническая больница №1 им.Семашко) живым еще никто не выходил.

Его коллеги по работе говорят, что врачи оставили его без присмотра и ушли, не подходили к нему. У Расима был разрыв селезенки, он потерял много крови. Мы подозреваем, что об этом узнали только во время операции, но было уже поздно. Он потерял более 1,5 литра крови. Его прооперировали, когда он уже умирал. Два раза ему давали обезволивающее, поэтому он не чувствовал острой боли. У него были сломаны ребра и разорвана селезенка. Ему обследовали не все органы. Ему нанесли удар по левой части головы, но врачи не обследовали и левое ухо, сказали «завтра обследуем». Говорят, будто он умер из-за разрыва легкого, но из-за этого он не мог умереть, врачи пишут чушь.

Его прооперировали слишком поздно, и к тому же не узнали о разрыве селезенки. После того, как действие обезболивающих прошло, он почувствовал резкую боль, и ему стало трудно дышать.

— Что говорил Расим о Джавиде Гусейнове?

— Расим никогда не рассказывал мне о своих проблемах, он всегда был веселым. Он мне как-то сказал: “Гюляр, я никогда не буду загружать тебя своими проблемами”. Я ничего не знала об этом, я была в районе. Но я видела его статусы в Facebook. Расим сам сообщил своим друзьям, матери и коллегам, которым давал интервью, что его избили родственники Джавида. Если он так сказал, значит это правда. Я верю каждому его слову.

В тот день, когда его избили, он переписывался со мной в WhatsApp, я спросила у него, чем он занимается, а он ответил, что лежит и отдыхает. После этого связь прервалась. Телефонные звонки не доходили до него. Затем он позвонил мне около 18:00 и сказал: «Я в больнице Семашко, сообщи моей маме». Я спросила, что с ним случилось, а он ответил «меня избили, ерунда».  Он никогда не делился со мной своими проблемами. Он сказал мне «не волнуйся»…

— Как давно вы познакомились с Расимом?

— Мы познакомились с ним несколько лет тому назад на тренинге Интигама Алиева (правозащитника). 31 декабря прошлого года я написала ему поздравление с праздником, так наша дружба и завязалась. Через 2 месяца мы стали встречаться. Про наши отношения знала только моя мама, отец и брат ничего не знали. А семья Расима знала обо мне, мать торопила его со свадьбой. Расим достраивал к дому второй этаж, мы планировали пожениться после того, как дом будет готов. Этой осенью у нас должно было быть обручение.

— Как бы вы представили Расима тем, кто его не знает?

— Расим был таким человеком, который и мухи не обидит. Он никогда никого не обижал, ни на кого не поднимал руку. Он был очень чистым человеком. В первую очередь думал о других, потом уже о себе. Он всесторонне анализировал происходящее, был умным человеком с широким мировоззрением. Он всегда соглашался со всем, что я говорила, отвечал «будет сделано». Расим был особенным человеком…