Обычной практикой в профессиональном бизнесе является отказ от громких планов по реализации продукции, которая не привлекает приобретателя. Чем раньше сворачивается безуспешный проект, тем больше выигрывает автор.

Нечто подобное происходит и на политическом рынке, когда страна или группа государств пытается навязать свою наработку одной отдельно взятой стране, или же какой-то коалиции.

Более ста лет армяне мира безуспешно торгуют тухлым товаром «геноцида», пренебрегая не только нормами политической этики, но и глобального рынка.

Тот случай, когда сами себя долбят мантрой «мы наш, мы новый мир построим, кто был ни кем —  тот станет всем». Под понятием «новый мир»  подразумевается новый базар. Но не все так просто, как кажется на первый взгляд.

На слух может все и звучит складно, однако мир уходит от набивших оскомину штампов. Одни армянские фокусники продолжают тщетные старания на пути к призрачным целям.

Формальным поводом для упертой и абсолютно непрестижной позиции  является претензия, будто в ходе и после событий 1915 года они не только оказались в роли жертвы, но и превратились в обвиняемых.

Долго говорить, или же разбирать по крупицам приевшуюся тему нет  смысла. Она всех достала, да и для некоторой здравомыслящей части армян мира она также представляется в виде неприличной причуды, от которой мутит. Многие из этой категории предпочитают об этом вслух не говорить, однако в душе принимают, что наказание в виде массовой депортации армян из Восточной Анатолии стало следствием преступного сепаратизма.

Если говорить по существу, то причиной всему стало подлое предательство, ведь Османская империя, воюя с Антантой, получила удар в спину от армян, вставших на сторону противника. И что тут непонятного? Почему армяне строят из себя невинных овечек?!

Прикидываясь жертвой, Армения всеми силами вынашивает реваншистские планы, используя разрушительный геополитический контент против Азербайджана и Турции. Привязка темы геноцида к проблеме Карабаха — это гремучий политтехнологический микс, с помощью которого Ереван с диаспорой безуспешно маневрируют на большой арене. Выдавая его за новый бренд, они пытаются реанимировать отжившую  данность, но в результате системно дестабилизируют регион.

Интересно знать, на что рассчитывают армяне, их внешние спонсоры и единомышленники, когда утверждают, будто «Нагорный Карабах не был частью Азербайджана и что регион впервые объявился в 1918 году»? Правда в том, что щеголяя топорным блефом, они используют неосведомленность людей, пытаясь всучить им бракованный товар в липкой и грязной упаковке.

Ошибка авторов ложной теории в том, что они отталкиваются не от зафиксированных данностей, а от вымышленной истории. Разве до периода  советизации регион Южного Кавказа не существовал, или во всем Карабахе не жили азербайджанские тюрки?! Ссылаясь на мифологемы, армянские националисты умышленно задвигают на отдаленный план  Кюрекчайский, Гюлистанский и Туркманчайский договоры, чтобы спрятать в воду концы фальшивой истории.

Итоги затянувшейся русско-иранской войны (1804 -1828) и последовавшие следом события с переселенческим компонентом не выгодны для интересов армян.

Все с историей того периода ясно как божий день, и нечего пудрить мозги сообществу. Прикидываясь простаками, они в идеологической борьбе используют весь набор фальсификата, потому им ничего не светит.

Азербайджан более не потерпит шантажа и новых провокаций агрессора, и в надвигающейся перспективе не даст противнику шанса на эпизодические успехи. Армения больше не сможет инициировать атаки на жизненно важные объекты азербайджанской инфраструктуры, не отважится использовать фактор силы в грязных планах по переделу границ.

Ереван после событий в Товузе уперся в критическую линию, за ней только бездна. Осознавая в душе бесперспективность используемой наступательной концепции, Ереван транслирует во внешнюю среду посыл, будто задачи, выполняемые Азербайджаном и Арменией, разнятся. Оказывается, главная задача Армении — это обеспечение безопасности страны, ее народа и содействие глобальной безопасности, а на ее фоне это еще и построение демократического рая.

То есть, полуголая страна, которая видит смысл своего существования в дестабилизации региона, заявляет о готовности решать задачи глобального уровня, дабы застолбить за собой поддержку внешних сил.

Если в объявленных высоких целях и намерениях используются такие средства, как террор, насильственная аннексия и пещерный национализм, не трудно представить, каким будет лицо армянской государственности и ее демократии.

В том, что лик стремительно меняется, сомнений нет. Но все меняется в уродливую сторону, к тому же главный прораб демократического строительства Никол Пашинян настолько вдается в алогичные значения, что ждать прока от его похода превращается в пустой номер.

Страна с анормальным правящим кластером, запутавшая себя в сомнительных экспериментах, только и делает, что подавляет саму суть свободы. Она же лишает сограждан права на волеизъявление.

Барахтающаяся власть, чувствуя беспомощность, пошла на раскрутку репрессивных мер, именно потому она ни при каких обстоятельствах не превратится в здоровую и гармоничную силу. Это истина из сферы аксиом. Пагубные  проявления, однако, не мешают ретушерам картины свободы делать наброски-абстракции и утверждать, дескать, Армения — островок демократии в Южном Кавказе.

Ереван взывает к сообществу, мол, необходимо безоговорочно поддержать де-эскалацию. Это старая песня о старом на фоне событий в Товузе обнажает бездонное лицемерие армянской политики, краеугольным камнем которой был и остается экспансионизм.

Армяне, как и сто лет назад, совершают вопиющие акты варварства и вандализма, и в итоге сами попадают в собственноручно расставленные ловушки. Эффект старых грабель им не урок.

Не пора ли отказаться от больных и навязчивых планов в пользу политики сосуществования?

Решать тем, кому не дают покоя планы покорения тюркских ареалов. Не угомонятся, навсегда останутся в роли жертвы, и пенять придется на себя, хотя в этом они никогда не признавались.

Тофик Аббасов, аналитик

Minval.az