Разговоры о каком-либо влиянии из России на белорусские «выборы» не имеют под собой оснований. Об этом 1 июля заявили в российском посольстве в Минске. Накануне состоялась встреча двух правителей во Ржеве. О чем именно говорили Владимир Путин и Александр Лукашенко, так до конца и непонятно. Пресс-служба президента Беларуси крайне скупо сообщила об этих переговорах. С российской стороны подробностей также практически нет. Политический обозреватель «Коммерсанта» Дмитрий Дризе считает, что отношения двух стран продолжают ухудшаться.

После завершения торжественной церемонии открытия памятного мемориала во Ржеве Александр Лукашенко исчез из объективов телекамер и практически весь оставшийся день, 30 июня, отсутствовала какая-либо ясность относительно встречи двух президентов. Более того, не было до конца понятно, где находится белорусский лидер. Информация появилась лишь поздно вечером. Причем, ее нельзя назвать исчерпывающей. Путин и Лукашенко обсудили все актуальные вопросы двусторонних отношений. В переводе с дипломатического на простой русский язык это значит, что итогов нет никаких, и сказать попросту нечего. Собственно, это было ясно с самого начала. О чем-либо договорится за один день и тем более на бегу, в рамках большого мероприятия, сложно.

Но, тем не менее, сообщение пресс-службы могло бы быть более расцвеченным. Ну, например, стороны пришли к пониманию о необходимости провести в Беларуси свободные президентские выборы, исключив провокации и попытки внешних сил дестабилизировать ситуацию в республике. Ничего такого сказано не было.

Конечно, нет смысла гадать, что же там случилось на самом деле, но основной вывод ясен – никаких изменений в российско-белорусских отношениях к лучшему ждать не приходится. А вот к худшему — вполне возможно.

В том числе и крайне нервное и раздраженное поведение Александра Григорьевича на протяжении всего последнего времени. По большому счету его можно понять. Его статус как главы государства подвергается сомнению. Допустим, он говорит: «Нужно цены на газ снизить и на нефть тоже», — а ему в ответ: «Вот план интеграции, подписывайте, и получите, что просите». Причем нельзя исключать, что предложение остается в силе. Это цена дальнейшей поддержки со стороны главного союзника. Торг, видимо, можно вести лишь о снижении этого самого процента властных полномочий, с которыми придется расстаться.

Собственно, здесь удивляться нечему. Александр Григорьевич должен винить исключительно себя самого. Белорусский социализм за счет соседа не может существовать вечно. За все нужно рано или поздно платить. Экономика рухнет — иного выхода не будет. Запад не поможет. И история с цветными революциями, или то, что Лукашенко свергнут, и Беларусь уйдет на Запад, судя по всему Москву также не особенно пугает. И арестами российских активов белорусский лидер только ухудшает положение.

Лукашенко остается один на один со своими «выборами». Причем главный вопрос для него — это даже не победа, а что делать дальше, за счет каких ресурсов поддерживать свою власть.

Minval.az