81888

Собеседник Minval.Az – политолог Расим Агаев.

 

– Господин Агаев, наиболее обсуждаемой темой в стране является неожиданный визит министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Баку. Многие гадают: с какой целью состоялся этот визит. Каково Ваше мнение?

– Тут имеется несколько причин. Главная причина, на мой взгляд, заключается в том, что сегодня наш мир фактически столкнулся с давно забытой политикой попыток подчинения существующих государств полю одного государства ­– а именно к США. Сегодня мы наблюдаем продвижение американцев с Ближнего Востока, в результате которого целый ряд недавно еще независимых полноценных государств превратились в разваливающиеся непонятные сообщества. Более того, США присвоили себе функции ООН, причем в наиболее радикальной форме. А это представляет опасность для всех.

Кроме того, сегодня мы видим серьезное обострение отношений между США и Россией. Россия – большая страна, ее ядерный щит достаточно эффективен, мощен, она может за себя постоять. Происходящие сегодня события не нравятся даже европейцам. Предлагаемые американцами варианты – по сути, не являются решением вопроса. И в связи с этим, думаю, Россия формирует новый блок. Ее проекты связаны с ШОС, БРИКС. Да, над этими организациями можно посмеяться, они слишком слабые и не скреплены практикой попытки консолидироваться.  Но тем не менее Россия, судя по всему, не намерена ни в чем уступать.

Мне кажется, что Лавров прилетел в Баку с конкретными предложениями в связи с дальнейшими взаимоотношениями между Россией и Азербайджаном. Россия, как водится в таких случаях, подготовила какие-то конкретные предложения. Потому что она является одной из стран, которая контролирует карабахское урегулирование.

Разговоры о том, что Россия сегодня находится в той ситуации, когда может оказать давление на своего, так называемого, стратегического партнера – Армению – наиболее благоприятны в нынешнее время.

 

– Вы считаете, что Москва готова помочь Баку вернуть оккупированные районы?

– Я не стал бы упрощать вопрос. Речь идет об урегулировании конфликта в целом. Как минимум о режиме прекращение огня на линии фронта, организации встреч. Война сегодня продолжается, она просто не перешла в наступательную фазу. Известно, что были достигнуты определенные договоренности с Россией и Ереваном относительно возврата оккупированных земель, против чего даже не возражали в Европе. Европейцы, так или иначе, высказывали мнение, что Армения могла бы пойти на определённые компромиссы. Судя по всему, и Саргсян был готов к этому. Но США подключили свою агентуру, люди вышли на улицы Еревана, и все сорвалось.

Армянская игра в «кошки-мышки» бьет одним концом и по России, которая сегодня заинтересована в урегулировании конфликта в Карабахе. Сам факт разрешения конфликта придаст ей авторитет, вернет то, чем она раньше пользовалась…

 

– Не считаете ли вы, что в таком случае Россия может потерять Армению, которая несколько лет назад отказалась от Ассоциации с ЕС во благо Кремля?

– Никуда Армения не денется. Это все пустые разговоры. Куда она уйдет? Армяне уезжают из Армении. Да, есть договоренности между этими странами, армяне искренне верят в то, что Россия имеет какие-то исторические обязательства в вопросе сохранения нации. Но для других крупных стран это всего лишь политическая игра. Все вопросы решаются в Москве, а не в Ереване.

И в этой игре, кстати, назрел определенный просвет, и уже можно сделать какие-то смелые предположения. Приезд Лаврова в Баку говорит о серьезности намерений Кремля. Возможно, Россия зондировала позицию Азербайджана по вопросам, связанным с шагами России на международной арене.

Кроме того, существует проблема кризиса, с которым столкнулись наши страны. Из него надо выбираться общими усилиями, в одиночку это сделать не удастся.  Думаю, этот вопрос также мог обсуждаться на встрече Лаврова с президентом.

 

– А вопрос строительства РЛС, по-вашему мнению, обсуждался на встрече?

– Я не думаю. Это может входить в какую-то общую проблематику. Именно для этого не надо Лаврова посылать в Баку. Появление главы МИД России свидетельствует о масштабности предстоящих мероприятий, о которых Москва хотела бы поставить в известность Баку и изучить его позицию.

 

– Если все-таки сделка по Карабаху удастся и территории будут возвращены Азербайджану,  может ли Баку захотеть стать членом ЕАЭС?

– Я думаю, что столь резкого поворота, который в свое время продемонстрировал Саакашвили, не будет. Да и Москва пока что не рассчитывает на это в своих отношениях с Баку. Более того, в Кремле проинформированы о намерениях нашего политического истеблишмента. Политика страны в этом вопросе взвешенная и осторожная. И в тоже время реальный поворот Баку связан с обструкционистской политикой США в отношении нашей страны.

 

– Говоря об отношениях между Баку и Вашингтоном, как вы их оцениваете?

– США сегодня ведут себя по отношению к Азербайджану так, как в свое время вел президент Рейган по отношению к СССР. Шаги Рейгана были вполне понятны, но зачем Обама вцепился в Азербайджан, чего он добивается? Американцам следовало бы знать, что все проблемы, связанные с политикой Запада в отношении нашей страны, исходят из политики скоростного строительства демократического общества. Им следовало предвидеть, что она обречена на провал. А сегодня они делают ставку на оппозицию, причем без всякой серьезной оценки существующих реалий. Надо понять простую истину: демократические принципы в Азербайджане не работают. Это подтверждается опытом последних 40-50 лет. Тут совершенно другие условия. Да, американцам нужно урвать Азербайджан, но это можно было бы сделать при выстраивании благоприятных отношений. В этом смысле мне не понятна политика США, которая встречает понимание только у оппозиции. Они полагают, что режим однажды свалится, и американцы преподнесут им власть на золотом блюдечке.

Но в широких кругах поведение США настораживает. Простым азербайджанцам не нравится, что творится в Ираке, Ливии, Сирии. Кроме того, Америка стоит у истоков чудовищной организации, которая свирепствует неподалеку от нас – ИГИЛ. Позиция американцев больше не получает в нашей стране единодушную поддержку, которая была скажем, 20-30 лет назад. Все давно изменилось. А они вернулись к политике, которую проводили в 70-ые годы.

 

– Влияют ли как-то на нашу власть, по-вашему мнению, критические заявления Госдепа и других западных институтов?

– Конечно, это способ давления, и он не может не беспокоить некоторых лиц в руководстве. Сама методология этого давления вызывает ответную реакцию. Азербайджанское руководство не может выполнить выдвигаемые требования, так как в этом случае лишится своего лица. Это и раздражает как власти, так и общественность. Одним словом, американцы работают плохо.

 

– Отечественные экономисты говорят, что страна находится на грани экономического кризиса, но власти пока что ведут себя довольно спокойно. Я хочу узнать ваше видение будущего страны. Какое оно?

– Я без особого оптимизма смотрю на ближайшее будущее и ничего хорошего в нем не вижу. Президент однозначно высказался по этому поводу, призвав граждан страны забыть про нефть и газ. Ставка на нефть больше не оправдывает себя. Более того, нам в не удалось решить проблемы социального характера, которые обеспечили бы стабильность в обществе. Сегодня все запущено. Среднестатистический азербайджанец чувствует себя неуютно в собственной стране. Я не говорю уже о нищете, социальном расслоении на кучку богатеев и огромную массу нищающих. А теперь, когда к нищающей прослойке населения присоединяется и средний класс, начнется разорение. Более того, я вижу полное отсутствие воли государства остановить этот процесс.

Это просто что-то немыслимое, что из Международного банка страны разворовано 7,5 миллиардов, а глава банка спокойно живет в стране. Ни один кредитор не был наказан. Ведь это наши деньги. Все это серьезно ослабляет существующий режим, который мог бы проводить более сбалансированную внутреннюю политику. Тем более, что у Алиева есть вотум доверия среди населения. Он все-таки много хорошего нам показал. Но отсутствует определенная решимость, и это серьезно ослабляет режим.

 

– Вам не кажется, что в таком случае страну могут окутать протесты?

– Да, определенные вспышки протестов будут. Они уже есть: люди идут к Администрации Президента и сжигают себя перед зданием. Протесты будут и в других регионах. Потому что те структуры, отвечающие за стабильность в стране — коррумпированы. Произошло то, чего нельзя было допускать: повальное отторжение масс от власти. Страна охвачена всеобщим недоверием. Оттого, что какой-то государственный чиновник говорит, что все замечательно, ничего не меняется. Никогда не поздно исправить ошибки, причем рычаги для улучшения ситуации имеются. При таком большом количестве коррупционеров в стране, никто из них еще не наказан. Властям повезло в том, что наша оппозиция дискредитировала себя еще 20 лет назад. То есть, серьезной альтернативы существующему режиму нет, политическое поле занято шарлатанами.

 

– Это, мне кажется, наиболее опасно, когда протестами никто не руководит.

– В этом и заключается весь драматизм ситуации. Азербайджан становится более несчастным, потому что нет политической альтернативы, а те, кто претендует на это, давно уже утратили доверие масс. Факт остается фактом: те, кто называет себя оппозицией, не пользуются широким доверием масс. Именно в этом заключается слабость американской политики. Они делают ставку на людей, которые давно уже проиграли.

 

Эмиль Мустафаев