Piont

Собеседник Minval.az — российский политолог и общественный деятель Андрей Пионтковский.

 

— Андрей Андреевич, хотелось бы начать с президента России. Как вы считаете, с чем связан рекордный рейтинг поддержки Владимира Путина, который достиг без малого 90%? Это взлет перед падением?

— Я вообще очень скептически отношусь к  социологическим опросам  в странах с авторитарным режимом. Говоря о взлетах и падениях, хочу напомнить, что рейтинг генерального секретаря ЦК РКП Николае Чаушеску составлял 94% за два дня до того, как его вместе с женой расстреляли фактически «под забором». Так что рейтинги не показывают реальную картину событий. Достаточно представить такую ситуацию в России или в Азербайджане, когда домой звонят из социальной службы и спрашивают: «Вы за президента или против?». Весь генетический опыт и память бывших советских людей подсказывают, что безопаснее ответить положительно.

Говоря об отдельных действиях президента России, можно отметить, что решение об аннексии Крыма было воспринято большинством населения положительно. А вот последующий этап войны с Украиной, реальные боевые действия в Донбассе, наоборот, вызвали отрицательную реакцию. Это стало одной из причин, почему Путин вынужден был отказаться  от идеи расчленения Украины и создания Новороссии. Что касается  участия российской стороны в Сирийском конфликте, то оно порождает в российском обществе большую тревогу и опасение. Память Афганистана оставила глубокую травму в российском коллективном сознании.   Президент России вряд ли  пойдет на широкомасштабное использование российских военнослужащих в наземных операциях в Сирии. Это чревато для него политической катастрофой.

Российская операция в Сирии вызывает недопонимание даже в самом российском политическом истеблишменте. Это можно судить по статьям близких Кремлю аналитиков. Например, несколько дней назад прокремлевский политолог, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике»,  научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай»  Федор Лукъянов  на сайте forbes.ru написал статью: «Чего мы хотим: зачем России нужна военная операция в Сирии». Она  отражает полную растерянность политической «элиты» и непонимание ею мотивов действий высшего политического руководства.  Он бы никогда не опубликовал  такую статью, если бы не был уверен, что она не отражает настроения  большинства  российской «верхушки».  Поэтому можно сказать, что, несмотря на высокие рейтинги, сегодня президент России переживает не лучшие времена своей политической карьеры. Из истории известно, что самая опасная  ситуация  для любого диктатора – это внешнеполитическое поражение, которое подрывает не только  его популярность в народе, но, что для него намного опаснее, веру в него его ближайшего  окружения. Ведь в  Украине Путин уже потерпел поражение, а о перспективе каких-либо успехов в Сирийском направлении и говорить не приходится.

 

– Складывается ощущение, что у Путина есть очень удачный прием – это создание кризиса, в решении которого все должны принимать участие. Чем Сирия внезапно заинтересовала президента России?

– Говоря об истинных причинах вовлечения Путина в сирийский конфликт, на первое место следует поставить необходимость смены повестки дня, связанной с Украиной: забыть о поражении в Украине и  продолжить «героическую борьбу» на другом участке фронта, демонстрируя США нашу знаменитую «Кузькину мать».

Вторая задача – спасти рядового Асада. Это не просто солидарность диктаторов, а глубоко личностный мотив для Путина.  В его представлении  все, что происходит на Ближнем Востоке, так называемая «Арабская весна», это заговор американцев, направленный, в конечном счете, против России. Сначала убирается Кадаффи, следующим Асад, а затем и сам Путин. Президент России считает, что если не помочь Башару Асаду, то его тоже ждет участь Каддафи.

Официальное же объяснение телезрителям  было таким, что если РФ не начнет бороться с ИГ на дальних рубежах, то они придут к нам на территорию России. Но подобная формулировка даже в официальной пропаганде уходит на второй план после того, как в ходе военной операции стало ясно, что на деле Путин не столько борется с ИГ, сколько защищает Асада от внутренней оппозиции.

 

– Конфликты на постсоветском пространстве продолжаются многие годы. Причем ко всем из них причастна Россия. Как вы считаете, существует ли вероятность решения конфликтов в ближайшей перспективе, или это может случиться только после ослабления России?

— Никаких перспектив их разрешить, при сохранении современной политики  России, нет. Достаточно вспомнить знаменитый доклад «СНГ: Начало или конец истории».  Это анонимный документ, который на самом деле был написан К. Ф. Затулиным  и А.М.Миграняном еще в 1998-ом году. Им Москва все эти годы и руководствуется. Там более, откровенно было сказано, что Россия заинтересована во всех конфликтах на территории своих соседей и порой искусственно их разжигает. Например, благодаря карабахскому конфликту, РФ контролирует как Баку, так и Ереван. Тем самым, обе стороны становятся зависимыми от России, а та, в свою очередь, имеет возможность определять внешнеполитический курс  и влиять на внутриполитические  процессы  двух южно-кавказских Республик.  РФ выгодно не разрешать конфликт, а поддерживать его в тлеющем состоянии.

 

— В Карабахе ситуация опять напряжена. В сентябре резко обострилась ситуация, ежедневно погибали солдаты. Но сейчас сравнительно спокойно. В Баку и в Ереване говорят о том, что конфликт управляется Москвой…

– Так и есть,  конфликт управляется Москвой, и периодически ситуация на линии соприкосновения становится напряженной, на грани масштабных военных действий. На фоне текущей эскалации конфликта,  Москва довольно заметно усилила свои позиции  в Азербайджане. Об Армении и говорить нечего, эта страна давно загнала себя в геополитический угол и полностью зависима от России. Яркий тому пример — ситуация, когда РФ запретила Армении подписание  ассоциации с Европейским союзом (ЕС). Стоит заметить, что потепление отношений России и Азербайджана совпало с обострением отношений Баку с  Вашингтоном. Видимо этого РФ и добивалась. Сегодня Россия достигла такого желаемого уровня управления Баку и Ереваном, что поднимается  вопрос о введении на линию соприкосновения сторон  российских миротворческих сил. Это вообще идеальный сценарий для России, который позволит заморозить  конфликт навсегда.

 

— Как раз, говоря о российско-азербайджанских отношениях, стоит заметить, что  Баку сегодня «не дружит» с Западом, а российская пропаганда усиливается в нашей стране. Сможет ли Россия продолжить такую тенденцию хотя бы в последующий год?

– Я думаю, что да. Москва нашла ту слабую сторону азербайджанских властей, которой она всегда может воспользоваться. Это авторитаризм, который  Америка и Запад  осуждают,  по крайней мере, на риторическом уровне. Это раздражает Баку.  Москва не позволяет себе подобной критики в сторону Азербайджана. Такой подход сближает Баку и Москву на фоне давления со стороны Запада, что Кремль  очень эффективно использует,  и будет продолжать это делать дальше.

 

– Возвращаясь к Карабахскому конфликту, хотелось бы узнать ваше мнение, почему о нашей проблеме в мире говорят меньше, чем о других конфликтах на постсоветском пространстве?

– А потому, что он в более замороженном состоянии,  несмотря на периодические инциденты на линии соприкосновения. Очевидно, положение в Карабахе нельзя сравнить с ситуацией в Украине. Что касается Южной Осетии, то там правительство  самопровозглашенной Республики ставит вопрос о вхождении в состав Российской Федерации. А Карабахский конфликт дает меньше поводов, чтобы о нем говорили. Может быть, это и к лучшему, ведь если бы там происходили крупномасштабные столкновения, гибли люди, то о нем больше писали бы и говорили. А с другой стороны, подобная тишина говорит о том, что конфликт вступает в стадию долгосрочной замороженности, что, возможно, устраивает  армянскую  сторону, но неприемлемо для Азербайджана.

 

– В Азербайджане стали чаще говорить о возможности вступления в ЕАЭС. Например, накануне замминистра экономики и промышленности Азербайджана Севиндж Гасанова заявила, что Азербайджан допускает вступление в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), но для начала собирается взвесить все плюсы и минусы. А один из провластных депутатов заявил, что Баку может войти в ЕАЭС, ОДКБ, создать у себя российскую военную базу, взамен на решение Карабахского конфликта в пользу Азербайджана. Что сулит Азербайджану членство в ЕАЭС, и может ли Кремль, взамен на такой шаг Баку, решить в одночасье карабахский конфликт в его пользу? И вступится ли Запад в борьбу за Азербайджан?

– Начну со второго вопроса, Запад не станет вступаться в борьбу ни за Азербайджан, ни за Армению, ни за кого-то другого. Яркий тому пример — поведение США в отношении сирийского конфликта. Сейчас Россия бомбит там ориентированную на Запад Свободную сирийскую  армию. Но в ответ Обама заявляет, что это не наша (США) война, и он не собирается вмешиваться.

Говоря о плюсах от вступления Азербайджана в ЕАЭС, то можно отметить, что их нет. Эта политическая конструкция создана не для решения экономических задач, а для удовлетворения имперского тщеславия Москвы. А для вступающих в союз это попытка понравиться  России  для достижения каких-то своих целей. Так и намеки ваших властей о возможности вступления в данное объединение — это попытка  задобрить Москву, надеясь на ее более благожелательную позицию в карабахском конфликте. Это еще один пример того, насколько Кремль  за прошедший год смог подчинить себе не только Ереван, но уже и Баку.  В награду за  вступление в ЕАЭС  Россия, возможно, предложит  Азербайджану освобождение оккупированных районов вокруг Карабаха  и введение миротворческих сил на эту территорию. Тем самым РФ фактически станет гарантом  принадлежности Нагорного Карабаха Армении. Большего Москва предложить Азербайджану не сможет и не захочет.

 

– Россия запустила неожиданно для всех ракеты с Каспия по Сирии. В Баку и в Казахстане об этом стараются молчать и никак не комментировать. Что этим шагом Россия показала странам каспийского бассейна?

– Данное молчание Астаны и Баку красноречивее любых слов. На саммите СНГ в Казахстане этот вопрос затрагивался, и никто из  глав государств не поддержал эту акцию.  С чисто военной точки зрения, удары крылатыми ракетами по повстанцам – бессмысленное расточительство. Это, прежде всего, еще одна пацанская демонстрация своей Кузькиной матери проклятым пиндосам.  А запускает Россия эти ракеты именно с Каспия для того, чтобы лишний раз  показать прикаспийским государствам, кто в доме хозяин.

 

Дж.Алекпер