Мабуд Магеррамов: Моя творческая жизнь не останавливается даже в пандемию

17 апреля, 14:02

Пандемия коронавируса остановила культурную жизнь столицы. Мы, зрители, проходя мимо закрытых театров, с тоской вспоминаем любимые постановки, игру артистов, восторг и слезы, цветы и овации. Но увы – все эти радости культурной жизни нам недоступны уже больше года. Мы списываемся в социальных сетях с артистами и режиссерами, задаем им одни и те же вопросы, на которые получаем один-единственный ответ: «Увы, мы и сами не в понятии, ждем». Но как и на что живут сегодня артисты сцены? Как выживают в эпох пандемии, есть ли у них рецепт абстрагироваться от депрессии и негатива, связанного с простоем в работе?

Обо всем этом и не только рассказал Minval.az народный артист Азербайджана Мабуд Магеррамов.

ДОСЬЕ

Гороскоп: рожден под творческим знаком Рыбы в год Огненно-Красного Петуха

Характер: оптимист, perpetuum mobile

Хобби: ремонты

Девиз: Театр не для всех, но театр для каждого.

С 1977 года еще будучи студентом Мабуд Магеррамов работает в Азербайджанском государственном академическом русском драматическом театре имени Самеда Вургуна. За это время он создал огромное количество ярких и запоминающихся образов, и сумел завоевать сердца капризной публики как один из самых ярких артистов страны.

В силу своего характера Мабуд Магеррамов не знает, что такое творческий застой и упадок духа, и даже в сложный период пандемии коронавируса, в период неработающих театров и пустых зрительных залов, он по-прежнему трудится во благо искусства – несмотря ни на что. И потому нам было очень сложно добиться свободного «окошка» для беседы. Но все же интервью состоялось.

— Мабуд Алескерович, в связи с пандемией коронавируса мы не были в театрах уже больше года. И потому у многих создалось весьма пессимистичное ощущение, что театры попросту вымерли вместе с творческими коллективами. Успокойте нас, скажите, что это не так.

— Нет, не умираем, конечно же. Хотя и сильно скучаем по сцене и зрителю. Но ничего не поделаешь: общие карантинные правила одинаковы для всех. Тем не менее, мы все равно продолжали работать над постановками, репетируя через систему ZOOM. Весной 2020 года наш график был плотно забит: мы готовились к премьере спектакля «Приходила а женщина в черном» по одноименному роману Максуда Ибрагимбекова. Автор инсценировки пьесы – Владимир Неверов. Постановка приурочивалась к юбилею Максуда Ибрагимбекова, который должен был отмечаться в мае. Но в связи с закрытием театра всё отложилось, увы. Тем не менее, мы несколько месяцев усиленно репетировали онлайн. Отмечу, что этот спектакль – густонаселенный, в нем задействовано очень много актеров. В течение всего этого времени Александр Шаровский почти каждый день проводил с нами онлайн-репетиции. Это т.н. застольный период, во время которого происходит читка пьесы по ролям и разрабатывание персонажей. Но когда мы дошли до того момента, когда уже нужно было выходить на сцену, естественно, остановились, так как застольный период был закончен. И следующим шагом в условиях пандемии мог бы быть только радиоспектакль (смеется).

— На самом деле довольно сложно представить артиста, репетирующего онлайн. К тому же, как Вы уже сказали, постановка была рассчитана на большое количество актерского состава. Трудно, наверное?

-Да, было трудно. Слава Богу, мы друг друга и видели, и слышали, и нас координировал наш режиссер. Просто на тот момент у нас не было другого выхода. Но работали мы, тем не менее, очень продуктивно, с большим энтузиазмом.

— Пьеса была разыграна застольно. А если театр возобновит свою работу в самом ближайшем времени, то наверняка вам придется еще долго репетировать этот спектакль, прежде чем мы, зрители, увидим его на сцене? 

— Да, для восстановления репертуара надо будет еще долго работать, нужно вспомнить партитуру, мизансцены, звук, и освещение, проверить реквизит, грим, костюмы – все это занимает определенное время.

— В силу плотного рабочего графика Вам с трудом удалось выкроить «окошко» и для нас. Да и вообще во время пандемии фразу о глобальной занятости можно услышать разве что только от врача, борющегося за жизни людей в ковидном госпитале. Но Вы продолжаете творить, играть, сниматься несмотря ни на что. Расскажите, над чем еще вы работали в последнее время?

—  Мы сделали проект, посвященный героической победе Азербайджана в 44-дневной Отечественной войне. Он был задуман и осуществлен после прочтения рассказа «В твоей земле», написанном членом Союза писателей Наилей Надир Балакишиевой. Этот рассказ мне переслала Людмила Семеновна Духовная, и он мне очень понравился. Я попросил композитора Джахангира Зульфугарова дать свою музыку к проекту, художник Надир Фараджуллаев создал графические иллюстрации. Сначала я прочел рассказ на русском языке, но затем попросил перевести его азербайджанский язык. Российское представительство Фонда им. Г. Алиева в дни памяти Ходжалинского геноцида– начиная с Сибири и заканчивая Санкт-Петербургом — на мероприятиях, совместно проведенных с азербайджанской диаспорой демонстрировали «На своей земле» (Sənin torpağında) на русском языке. Помимо этого Россотрудничество обращалось к актерам Русского драматического театра с просьбой прочесть стихотворение, посвященное Великой отечественной войне 1941-1945 гг. Мероприятие было приурочено к празднованию 9 мая. Я прочел стихотворение Андрея Деменьтева «Где-то около Бреста». Так же по просьбе Центра русской культуры я прочитал азербайджанскую сказку «Джырдтан». Все эти проекты есть в Youtubе.

— Скажите, а как насчет текучки в театре? Кто-то уволился, подался в другую профессию? Зарплата выплачивается? Ведь артисты не работают, у них творческий простой, а у нас, у публики, соответственно, духовный — в силу отсутствия возможности питать свой разум и чувства великой силой искусства.

— Никто не ушел из театра, творческий коллектив не подвергся сокращениям. Мы активно общаемся, у нас несколько театральных онлайн-групп. Кроме того, в нашем театре была группа волонтеров, активно участвующих в деле гражданской помощи вооруженным. Несколько молодых актеров нашего театра ходили в военкомат записываться добровольцами. Безусловною зарплата сохраняется, и выплачивается в соответствии с распоряжением многоуважаемого президента Ильхама Алиева

Редакция кинопрограмм азербайджанского телевидения сняла фильм в формате 25 минут «Мать и почтальон» по известному стихотворению Сулеймана Рустама. Съемки были приурочены у празднованию 9 мая. Снимал фильм режиссер Эльнур Мамедов,  продюсером проекта был главный редактор редакции кинопрограмм АзТВ Этибар Бабаев, к сожалению, ушедший из жизни в 50 лет.

В августе я снялся в художественном фильме «Олимпия» режиссера Алисаттара Гулиева. Съемки проходили в Загаталах в очень строгом режиме, с учетом всех карантинных норм. Процесс съемок кино и так сам по себе очень сложный, а тут представьте себе, каково снимать с учетом масок, социальной дистанции и так далее.  Наверное, это были самые непростые съемки в моей жизни. Этот фильм сейчас находится в процессе завершения, уже закончен монтаж. И Дай Бог, скоро состоится премьера.

— Интересно название для азербайджанского фильма – «Олимпия». Можно ли раскрыть читателям суть сценария?

— Действие происходит в селе. Три друга – педагоги сельской школы, одного из которых играю я (педагог труда). Один из друзей – преподаватель физкультуры, принимал участие в Олимпиаде-80 и у него завязался роман с кубинской спортсменкой. И вот, через много лет, в это азербайджанское село приезжает последствие этого романа – дочь кубинской спортсменки по имени Олимпия, которая узнала, кто ее отец. А вот ее отец на самом деле даже не представлял, что у него где-то есть дочь. Что было дальше – узнаете, когда посмотрите фильм. Так что во время пандемии у меня была и продолжается по сей день довольно насыщенная творческая жизнь.

Беседовала Яна Мадатова      



Москва в роли «ангела мира» — это было бы смешно, если бы не было так грустно

17 сентября, 15:20

Двухсторонние и трехсторонние военные учения, проводимые Азербайджаном вместе с союзниками, в последнее время находятся в фокусе внимания экспертного сообщества, и не только. Беспрецедентные по своему масштабу и интенсивности проведения, они, несомненно, представляют собой серьёзный «сигнал», особенно если проводятся, к примеру, в Лачинском районе, совсем рядом с Лачинском коридором. Тем более что этот коридор в последнее время все чаще становится предметом острых обсуждений.

Как уже сообщал Minval.az, Мария Захарова, спикер российского МИДа, накануне заявила, что Москва довела свою позицию до Баку в связи с азербайджано-турецкими учениями. Она отметила, что азербайджанская сторона «с пониманием отнеслась к этой позиции», но при этом не стала раскрывать каких-либо других деталей. Проще говоря, Москва обеспокоилась учениями.

Можно было бы, конечно, в который раз отметить, что России, в конце концов, следовало бы перестать лезть туда, куда её никто не просит, и не указывать суверенным странам, что им можно, а что нельзя делать на их собственной территории. Тем более что Баку и Анкара неоднократно подчёркивали, что их союз не направлен против третьих стран, подразумевая при этом Москву. Но при этом в Турции открыто говорили и говорят, что расценивают любую угрозу против Азербайджана как угрозу против себя. И именно этот месседж свел на нет для Азербайджана риск открытого вмешательства определенных сил в 44-дневную войну на стороне Армении, и силы эти действовали «исподтишка».

С другой стороны, накануне Россия провела учения «Запад-2021», в которых участвовал и армянский батальон, а минобороны сообщало, что в ходе учений использовался и опыт боевых действий в Карабахе. Не припомним, чтобы Азербайджан по этому поводу «доводил свою позицию» до сведения России. Но Баку озвучивал неоднократно, причем, публично свою озабоченность по другим вопросам — к примеру, планам России по модернизации армянской армии (сегодня стало известно, что российский производитель оружия ORSIS возобновил сотрудничество с Минобороны Армении), пропуску иранских грузовиков в Карабах, реализации трехстороннего заявления, в частности, вывода армянских вооруженных формирований. Словом, Баку открыто обозначает проблемы. Но встречает ли с пониманием Москва позицию азербайджанской стороны? Вряд ли. Иначе сейчас мы наблюдали бы в Лачинском коридоре совершенно другую картину. В случае же с иранскими грузовиками, не стерпев демонстративного игнора со стороны росмиротворцев, Баку пришлось взять ситуацию в свои руки и самому решить проблему. Это был сильный ход Алиева.

Вчера же стало известно, что «миротворцы», оказывается, продолжают пропускать в регион иностранцев без согласия Баку: член Национальной ассамблеи Франции Франсуа Пуппони принял участие в церемонии открытия Центра франкофонии в Ханкенди вместе с мэром Арнувиля Паскалем Доллем. В своем заявлении азербайджанский МИД в привычной для «мамедъяровской эпохи» манере не решился назвать вещи своими именами, но ведь все очевидно: французы оказались в Ханкенди не сами по себе. Почему же в таком случае у Байрамова не захотели упрекнуть Москву в данной ситуации? Довел ли наш МИД свою позицию по дипломатическим каналам до Москвы?

Пока у нас нет ответов на эти вопросы. Но все чаще мы становимся свидетелями, что именно Москва открыто предпринимает действия, которые могут привести к серьёзной дестабилизации. И при этом в Москве любят рассказывать, как её усилиями была остановлена прошлой осенью война, стремясь предстать в образе «ангела мира». Но это было бы смешно, если бы не было так грустно. В реальности все иначе, и в Азербайджане совершенно иное мнение по вопросу «миротворчества» Москвы, которая продолжает опекать Ереван. А по данным армянской прессы, в Москве на днях состоялись переговоры с азербайджанской стороной, в ходе которых удалось согласовать детали будущего документа, и «Ереван остался, в целом, доволен результатом»…

У каждого должно быть понимание, что ситуация не разрешится в скором времени: азербайджанцы ждали восстановления своего суверенитета 30 лет, и наивно было бы полагать, что оставшиеся вопросы можно решить за несколько месяцев. Теперь все нам стоит снова набраться терпения — война научила, что справедливость рано или поздно все равно восторжествует. Однако уже сейчас ясно, что ситуация будет оставаться напряженной, как минимум, в ближайшие четыре года.

Поэтому необходимо как можно скорее взять под контроль Лачинский коридор и решить одну из главных на сегодняшний день проблем, приносящих головную боль. И поторопиться с началом процесса реинтеграции. И еще осознавать, что вполне вероятны попытки перекроить статус-кво, сложившийся уже после 44-дневной войны — и со стороны сепаратистов, и ереванских реваншистов, и внешних игроков, которые явно не руководствуются принципом «не навреди». Но им всем придется считаться с послевоенными реалиями.

Максуд Салимов