Рауф Арифоглу – самый активный кандидат в депутаты, так как в других районах города по-прежнему нет даже намека на серьезную работу среди агитационных команд в офисах кандидатов в депутатов, многие граждане по-прежнему говорят о банальной рокировке, о смене «шила на мыло» и по-прежнему не верят, что с приходом нового депутата, за которого им предложено проголосовать, жизнь кардинально измениться в лучшую сторону. Предлагаем вниманию читателей «Минвала» интервью с кандидатом в парламентские депутаты от избирательного округа №35 Хатаинского района Рауфом Арифоглу.

– Рауф бей, что сподвигло вас участвовать в парламентских выборах-2020?

– Я баллотировался в депутаты уже четыре раза, и хочу быть представлен в законодательном органе. Именно в этом больше, чем я сам, нуждается медиа-сектор страны, находящийся не в лучшем состоянии, и нуждающийся в реформах. А для проведения реформ в этом секторе я должен быть представлен в парламенте. Кроме того, считаю, что простые граждане нуждаются в таком представителе в парламенте, как я: вышедшем к ним сыне учителей. Как вы знаете, независимо от того, от какого избирательного округа избирается депутат, он становится депутатом в масштабе всего Азербайджана. Он может вмешиваться во все вопросы, законодательный процесс, проявлять инициативу. Я думаю, что смогу внести изменения в ряд вопросов, создать активность в парламенте. За что бы я ни взялся, там начинается активная деятельность. Как только я выдвинул свою кандидатуру от Хатаинского избирательного округа № 35, как в соцсетях, так и в прессе все внимание было приковано именно к этому округу. Так вот, я смогу организовать этот ажиотаж и в парламенте. Кроме того, я чувствую, что смогу помочь людям, поднять медиа-сектор, оказать поддержку в формировании медиа с чистого листа. Из-за этого чувства я и пошел на выборы. Кроме того, я искренне верю в процесс кардинальных перемен, происходящих в стране.

В 2015 году я не стал баллотироваться в депутаты, так как я не верил, что такого человека как я изберут в парламент. Однако сейчас я в это верю. Я верю в проводимый президентом курс реформ, ибо если бы не верил, то никогда не выдвинул бы свою кандидатуру. И если Рауфа Арифоглу пустят в парламент, это будет настоящее событие!  А я верю, что это событие обязательно произойдет.

– Это очень откровенное признание, ранее вы об этом не говорили. Мы знакомы с вашей программой, но какие вопросы для вас носят статус первостепенной важности и являются приоритетными?

– Территория этого округа является зоной социального риска, люди живут в бедственном положении. Я начал убеждать власти, что в эту территорию необходимо срочно инвестировать крупную сумму, потому что людей оставлять в таком состоянии нельзя. Это опасно и для жизней граждан, и для государства, и для нашей стабильности. Первостепенная задача для меня на посту депутата, если я одержу победу – это поднять в парламенте вопрос бедственного положения перед госорганами и привлечь туда инвестиции, ведь наша страна богата. Ситуацию в этом районе необходимо изменить коренным образом.

– Даже в самых отдаленных районах Стамбула прекрасно развита инфраструктура. Их жители не хотят переезжать в центр. Какую именно работу можно проделать на территории 35-го округа?

— Это место было позабыто прежним главой Исполнительной власти. Особенно улицы Нахимова, Мехмандарова, Шихлинского, Туси. Здания здесь построены еще в советский период. Из-за особенностей местного рельефа подвалы зданий затапливаются грунтовыми водами. Представьте, что по адресу проспект Гянджа, 73 наших корреспондентов покусали комары в январе! Подвалы затоплены канализационными водами, царит жуткая антисанитария, а, тем не менее, в этом доме живут люди. И таких зданий в округе -11, они находятся в аварийном состоянии, потому что ремонт в них не проводился – несмотря на то, что президент выделил необходимые для этого средства. «Благодаря» бывшему главе Исполнительной власти эти деньги не пошли по назначению. Кроме того, дороги так же в ужасном состоянии, я даже не представлял, что в Баку можно увидеть столь жалкое зрелище.

– А разве прежде вы этого всего не замечали?

– Хоть я и живу 21 год в Хатаинском районе, но не знаю его вдоль и поперек. Я многократно проезжал по улицам этого района. Защищая в газете предыдущего депутата, мы поднимали эти вопросы. Наши корреспонденты ездили туда, но детально я не видел всего. Теперь я езжу туда лично. Одно дело — увидеть на камере, проехать по улицам, например, по хорошо благоустроенному проспекту Гянджи. Но стоит углубиться вглубь дворов, то видишь самую настоящую разруху. Население Хатаинского района составляет 400 000 человек, что несомненно больше числа проживающих в Гяндже и Сумгаите граждан. 300 000 человек проживают в Хатаинском районе официально, согласно документальным данным, а 100 000 живут без регистрации (из них 36 000 – беженцы). Да, в этом районе живет много беженцев и вынужденных переселенцев. Я побывал на ул. Нахимова, где местные жители устроили мне 2-часовую экскурсию, и так впечатлялся увиденным, что не мог пойти домой: мне хотелось немедленно взяться за дело и помочь людям, дома которых находятся на болоте! Но первым шагом в деле помощи этим людям необходимо переселение из этой опасной для жизни зоны.

– Не так давно я беседовала с таксистом, который оказался жителем ул. Шихлинского Хатаинского района. Мы поговорили про процесс предстоящих парламентских выборов, и он рассказал, что люди не особо верят в могущество народных избранников, так как депутат Араз Ализаде в свою депутатскую бытность по сути, ничего для своих избирателей не сделал, район находится в упадническом состоянии. Зато выпрашивал голоса. Таксист сказал, что голосовать следует за того кандидата, который сможет вести настоящую и решительную борьбу с бюрократией в органах Исполнительной власти, ибо из-за пассивной работы этой госструктуры растет огромный ком социальных проблем. А жителей района чиновники ИВ «кормят завтраками», отфутболивая жалобы на дальние скрои или не рассматривая их вообще. Рауф бей, Вы взяли на себя ответственность решить социальные вопросы граждан, проживающих в самом проблемном районе Баку. Насколько Вы уверены, что Вам удастся поломать систему этого бюрократического беспредела?

– Я настроен очень оптимистично в этом вопросе. Около месяца я нахожусь на территории, проводу там кампанию. Вместе со мной работают представители СМИ. Я заметил, что те вопросы, которые граждане не могли решить на протяжении 5-6 лет, мне удалось решить за 5-6 минут. При этом я еще не был кандидатом депутат, а был главой Медиа-группы, журналистом. Я за несколько дней смог решить одну проблему, которую не могли решить 16 лет. Я позвонил напрямую в ответственную инстанцию, в министерство, исполнительную власть и сказал, что граждане мучаются. На мое обращение сразу же отреагировали. Причем, я их предупредил, что звоню им как журналист, сказал им, что подобное отношение к людям создает опасность самому государству. Видимо, после того, как президент начал проводить определенные процессы, и заявил, что читает СМИ, а журналисты – его первейшие помощники, никто в такой особенный момент не хочет попадать в «черный список».

С другой стороны, в Хатаинский район 3 месяца назад назначен новый глава ИВ, являющийся ветераном карабахской войны, который был ранен. Он простой человек, который хочет работать. Да, длительное время он был заместителем главы ИВ, но, как мы всегда писали, часто конфликтовал с бывшим главой ИВ и всегда противостоял ему. Как я вижу, он немедленно реагирует на вопросы, поднимаемые нашей газетой и другими СМИ. Поэтому я настроен позитивно. У меня есть сила, которой нет ни у кого-либо из депутатов, ни у кого-либо еще. Эта сила – Медиа-группа «Ени Мусават», наше ТВ, соцсети, газета, сайты на нескольких языках. Наша Медиа-группа имеет очень большой влияние. Когда будучи кандидатом в депутаты освещаю какую-либо проблему, ставлю это в Youtube, то на утро мне или нашим корреспондентам звонят и говорят, что они ликвидировали проблему, и просят нас заснять и это. Как видите, эта модель очень хорошо работает. Журналист видит проблему, хорошо ее освещает и представляет. Это уже профессионализм, это и есть депутатство, на самом деле, журналист и есть депутат, но только безмандантный. Я бы хотел, чтобы в будущем эта практика была учтена, и те, кто пишут и говорят, были представлены в парламенте. Если 20-30 журналистов будут в парламенте, то в стране решатся все проблемы.

– Русскоязычная аудитория не знает подробностей о вашем конфликте с Игбалом Агазаде. У них возникает вопрос, почему Игбал Агазаде чинит вам препятствия, хотя вы были друзьями.

– Долгое время мы были друзьями с Игбалом Агазаде. Но в последние два года мы не дружили. По его вине наша дружба прекратилась, я удалил его из соцсетей, заблокировал его номер. У нас вообще не было никаких отношений в последние 2 года. Только лишь 17 сентября прошлого года члены партии отправили нам статью с поздравлением его с днем рождения, и я напечатал ее. После этого он поблагодарил меня, и 3 последние месяца мы просто здоровались. Наши отношения с Игбалом Агазаде всегда были сложными. В 2003 году он выдал меня следствию: дав показания в открытой форме, на ТВ. И не только меня, но и всех своих коллег. Я был арестован на основе его показаний. Несмотря на это, сидя в тюрьме, мы простили его, с пониманием отнеслись к его положению. Хотя он 6 месяцев не отказывался от своих показаний, все равно мы поняли его и простили, наша дружба продолжилась. Но мы осознали, что когда он попадет в сложную ситуацию, то ради своих интересов он может сделать что угодно. От какого бы избирательного округа я не баллотировался, там все равно оказался бы мой друг, однопартиец или еще кто-то. Везде меня бы спросили, почему я баллотируюсь именно от этого избирательного округа, ведь никто не любит сильных соперников. Игбал Агазаде и его команда отнеслись неадекватно к этому вопросу. С первого дня они начали меня оскорблять. Они написали, что я продажный из-за того, что я больше не отказываю поддержку оппозиционной партии «Мусават». Но я не оказываю поддержки и властям. Я — центрист. Наша газета играет роль моста между лагерями. В связи с этим они начали оскорблять меня, но я ни разу не сказал, что это не я продажный, а меня предали, причем многократно. Игбал Агазаде нашел в Гусарском районе тунеядца, у которого такие же имя и фамилия, как у меня, и зарегистрировал его кандидатом в депутаты. Это его ухищрение, рассчитанное на обман избирателей, это самое настоящее преступление.

– Почему тогда ЦИК утвердил его кандидатуру?

– ЦИК говорит, что юридически в этом нет никаких нарушений. Руководство страны и друзья Игбала Агазаде узнали об этом. Это вопрос ценностей: если оппозиционный лидер, осуждая подобные вещи, предлагает народу новые ценности, то это позор для него. Обычный человек может сделать такое, но тогда он должен покинуть ряды партии. Это были трюки старой команды Рамиза Мехтиева. А еще так делают в Индии. Пусть Игбал Агазаде признает, что научился этому у Рамиза Мехтиева. Президент заявил о проведении честных и прозрачных выборов, я пришел в этот курс, веря ему, на сегодняшний день мы соперничаем с Игбалом Агазаде в 35-м избирательном округе. Но не только мы, а сторонники реформ и так же те, кто саботирует их. Ведут борьбу те, кто верит в новый курс президента, и банда Эльдара Махмудова. Иногда спрашивают, откуда Игбал Агазаде берет ту силу, которой нет даже у Али Керимли. Секрет его силы в этом – «старики» оказывают ему поддержку, хоть и тайно. Но избиратели должны понять, если его сила — антиазербайджанская, если президент Азербайджана «убрал» их, то государство знает об этом процессе и не позволит, чтобы человек этой мафии и банды коррупционеров попал в парламент. С этой точки зрения, меня поддерживают реалисты, прагматики, оппозиция, Панах Гусейн, Турал Аббаслы, Али Алиев, представители СМИ и интеллигенции, люди искусства. Его же никто не поддерживает. Все ветераны карабахской войны на моей стороне, что можно было увидеть на вчерашнем митинге. Тот факт, что Игбал Агазаде зарегистрировал второго Рауфа Аббасова, является признанием его поражения. Отправка им на проводимые нами встречи женщин-провокаторов  — это позор для оппозиционного лидера, ему должно быть стыдно. Избиратели скажут свое слово 9 февраля.

Встреча Рауфа Арифоглу с избирателями во дворе школы №265 26 января.

– В «Фейсбуке» русскоязычная аудитория и часть азербайджаноязычной аудитории критикует оказываемую вам поддержку окружением бывшего помощника президента по общественно-политическим вопросам Али Гасанова. Как вы прокомментируете это?

– Это неверный подход, я никогда не был приближенным Али Гасанова. Все это знают, и государство, и журналисты, и мое близкое, и дальнее окружение, в том числе и сам Али Гасанов. Если это не так, пусть скажет, что он близкий мне человек. Я и намекал, и открыто жаловался на тот неверный курс, многократно говорил, что именно эта политика по отношению к медиа и информации открывает пробелы для того, чтобы нанести удар по имиджу президента и Азербайджану.  Процесс подавления оппозиционных и критикующих медиа – большой вред для Азербайджана. На сегодняшний день я придерживаюсь того же мнения. Есть необходимость в обновлении СМИ. Азербайджанские СМИ находятся в сломленном состоянии. Совет прессы тоже должен быть упразднен и создан заново. Азербайджанскими медиа годами руководят люди, не имеющие к СМИ никакого отношения. У них нет своих газет или сайтов, они не могут писать статьи. Эта система должна быть полностью изменена. Про Али Гасанова я не могу сказать ни хорошего, ни плохого. Он, как помощник президента, давал нам указания и просил о чем-то, иногда мы делали это, иногда нет, и даже ссорились с ним.

– Из Хатаинского района много мужчин ушли на фронты карабахской войны и многие из них не вернулись. Это наша кровавая память, а она обязательно должна быть увековечена в качестве примера патриотизма как для ныне живущих, так и для будущих поколений азербайджанцев. Есть ли у вас в планах назвать хотя бы одну улицу в Хатаинском районе именем шехида?

– Да, конечно. Национальный герой Азербайджана Инглаб Исмаилов был из Хатаинского района. Кроме того, я осмотрел барельефы шехидов и памятные доски, они находятся в ужасном состоянии. Я поднял вопрос о благоустройстве памятников шехидам в Хатаинском районе, и также хочу, чтобы именем Инглаба Исмаилова был назван парк. Более того, я уже получил согласие на это. Все памятники шехидам на территории района будут благоустроены. В районе есть 4 булага, но вода там высохла. Этот вопрос мы тоже решим в самое ближайшее время. Далее:  названия улиц Мехмандарова, Шихлинского, Туси, Садыгджан соответствуют национальным ценностям. Есть только одна улица и одноименный поселок – Нахимова. Этот человек не имеет к нам отношения. В поселке Нахимова 8-9 человек стали шехидами, двое их них являются Национальными героями.  Я подниму вопрос, чтобы улицу Нахимова переименовали в честь одного из них. И таким образом, сбудется еще одно заветное желание граждан.

Эмиль Мустафаев, Яна Мадатова

Minval.az