Мать уроженца поселка Североонежск Архангельской области Евгения Аликова, воевавшего в рядах Частной военной компании (ЧВК) и погибшего в Сирии, рассказала о том, как проходила кампания, и обратилась с жалобой в Совет по правам человека при президенте России. Об этом сообщает «Русская служба Би-би-си».

По словам Нины Атюшевой, Аликов отправился в Сирию летом прошлого года. Согласно документам, обязательство о получении жетона с личным номером М-3601 он подписал 19 мая, а загранпаспорт получил 16 июня. До участия в кампании он воевал на стороне самопровозглашенной Луганской народной республики и состоял в бригаде «Призрак» убитого в 2015 году Алексея Мозгового, где был частично парализован, и после лечения прошел подготовку в некоем учебном центре в Ростове-на-Дону. В Москве у него остались жена и трое детей.

Из Сирии Аликов писал матери СМС. В частности, «рассказывал, что песок такой, что без очков ходить невозможно — слепит глаза», но сообщить о чем-то более важном не успел — кампания для него закончилась через два месяца, 2 сентября. Он погиб вблизи города Тиас в провинции Хомс от сквозного огнестрельного ранения в брюшную полость. Справку о смерти выписали под номером 77.

20 сентября гроб с телом погибшего доставили в Североонежск. Атюшевой передали пять миллионов рублей наличными в качестве страховой выплаты за гибель сына. Кроме того, матери наемника привезли две медали ЧВК Вагнера: «За отвагу и мужество» и «За кровь и храбрость». На обеих медалях стоит дата 1 сентября 2017 года. По данным журналистов, это может указывать на то, что Аликов погиб еще раньше — в конце августа, а 2 сентября его тело забрали с поля боя и доставили в госпиталь сирийской провинции Хама.

Атюшева обратилась в президентский СПЧ с жалобой на то, что государство не назначило ей пособие в связи с утратой кормильца, а также не помогло с установкой памятника на могилу сына. «Это несправедливо все-таки. Он не в уличной драке погиб, а на войне», — сказала она. Член СПЧ Сергей Кривенко отправил запрос в Следственный комитет и Генпрокуратуру с просьбой расследовать обстоятельства гибели Аликова.

Ответ из военкомата пришел через полтора месяца: «Определить статус Вашего сына для дальнейшего разрешения вопроса о реализации мер правовой и социальной защиты в настоящее время не представилось возможным».

Ответили в военкомате и на обращение депутата местного райсовета: «Кем выдан жетон с личным номером, как гражданин Аликов Евгений Евгеньевич оказался в Сирийской Арабской Республике и получил сквозное сквозное ранение, вследствие чего скончался, установить не представилось возможным. В связи с чем его статус не определен».

По информации военных, Аликов еще в 18 лет был признан ограниченно годным к военной службе и официально не мог попасть в Сирию. Кроме того, военный жетон оказался не установленного образца.

Minval.az