Не так давно в Азербайджане прошли президентские выборы, и с группой наблюдателей в Баку приехал известный российский политический аналитик, историк Олег Кузнецов, который дал обширное интервью изданию Minval.az, вторую часть которого мы представляем вниманию читателей. (Первую часть читайте здесь)

— Как Вам известно, в Армении очень недовольны появлением в этой стране российских военных полицейский, считая их присутствие ущемлением суверенитета. Естественно, такие мысли озвучивают не чиновники, а граждане страны, в том числе и СМИ. Как вы оцените этот момент? Получается, что Армения все же зависит от РФ — как ни крути? Но вот только насколько?

— Я считаю реакцию гражданского населения Армении закономерной, потому что появление представителей любого нового рода вооруженных сил всегда вызывает интерес, удивление и вопросы. Все дело в том, что военная полиция в структуре Министерства обороны — это совершенно новое формирование, на сотрудников которого возложены совершенно новые технические обязанности. Это поддержание правопорядка в местах дислокации войск, это защита гражданского населения в зоне боевых конфликтов, это обеспечение безопасности тыла действующих армий. Кроме того, такой структуры в Министерстве обороны РФ никогда раньше не было, и теперь она появилась, активно используется в Сирии, имеются формирования военной полиции во всех гарнизонах. Это для Армении новинка, так как на российской военной базе этого никогда не было раньше. И поэтому очень многие армянские СМИ спекулируют на этой теме. На самом деле подразделение российской военной полиции на базе Гюмри немногочисленно, это рота, то есть порядка 100 человек, причем с подразделением криминалистов, в обязанности которых входит расследование правонарушений со стороны военнослужащих, то есть эта структура, которая обеспечивает поддержание дисциплины в зоне дислокации российских войск на территории Армении. Существуют внутренние войска, которые в РФ образуют отдельную федеральную службу Росгвардия (национальная Гвардия), в Азербайджане подобное подразделение — внутренние войска МВД, то есть эти силы, которые используются в каких-то критических ситуациях в отношении гражданского населения. Военная полиция — это структура внутренних вооруженных сил, и за пределы вооруженных сил она не выходит. И естественно, она по статусу, по законодательному своему положению, может принимать меры только в отношении военнослужащих, но ни в коем случае ни против гражданского населения. И в этом смысле в армянской прессе больше политической спекуляции или банальной антироссийской пропаганды, рассчитанной на незнание, на непонимание реальной ситуации.

— В Баку вызывают удивление заявления российских депутатов-единоросов в Ереване, которые озвучивают антиазербайджанскую риторику. В частности, депутат Затулин и Косачев в ходе последнего визита в Ереван заявили, что «Россия сделала выводы после апреля 2016 года» и впредь оружие Азербайджану не будет поставлять в том количестве, что было до апреля. Более того, Затулин заявил, что РФ продавала Азербайджану вовсе не новейшее вооружение. Как, на Ваш взгляд, стоит относиться к таким заявлениям?

— Существовал договор, были оговорены сроки, в рамках которых Россия поставляла вооружение азербайджанской армии. Что же касается устаревшего оружия, то стоит отметить тот факт, что военные разработки постоянно обновляются и у Армении на вооружении более устаревшие модели российской военной техники, чем у Азербайджана. Это касается танков. На вооружении Армении всего один новый танк Т-90, а у Азербайджана их не менее 100 штук. Кроме того, заявления Затулина и Косачева следует рассматривать как политический ход: произнося эту фразу, они говорят то, что хотят слышать в Армении. Американцы выпускают ракеты системы Тамагавк. Было выпущено 120 ракет, 17 из которых вообще не долетели, потому что они были выпущены в 70-х годах прошлого столетия. Из 103-х ракет 71 была сбита. Это официальные данные. Эти ракеты сбивались теми системами ПВО, которые создавались для противодействия реактивным самолетам скорость которых по первоначальному проекту была ниже, чем скорость этих ракет. В этом смысле можно говорить о том, что в Сирии сейчас воюют системы ПВО 70-х годов против ракет 80-х годов. Тогда как в случае возникновения конфликта между Азербайджаном и Арменией на стороне Азербайджана будет использоваться вооружение конца 90-х годов против вооружения 60-70-х годов. То есть, это все не сопоставимо и техническое преимущество армии Азербайджана раз в 6 превосходит военно-технический потенциал Армении.

«Сейчас денег в бюджете России на вооружение Армении нет»

— Раз уж речь зашла о вооружении, стоит отметить вот какой момент: ереванские СМИ сообщили на днях, что Армения ведет переговоры с Россией по новому оборонному кредиту, причем, беспроцентному. Сообщалось, что речь конкретно идет о новых поставках «Искандеров», которые могут быть размещены на армяно-азербайджанской границе. Даже министр обороны Виген Саргсян подтвердил информацию о переговорах между Москвой и Ереваном о новых «Искандерах». Как Вы прокомментируете этот факт?

— Могу прокомментировать данную ситуацию вполне однозначно: со стороны России все переговоры о поставках оружия осуществляются через руководство Рособоронэкспорта и осуществляются они на основании контрактов, заключенных в форме межправительственных соглашений. Росборонэкспорт — официальная структура, которая постоянно предлагает российское вооружение на продажу и ищет рынки сбыта — это их прямая обязанность. Потому действительно между официальными армянскими структурами и Рособоронэкспортом такие переговоры ведутся. Они ведутся постоянно, потому что Рособоронэкспорт постоянно продвигает российское вооружение на международный оружейный рынок. И в этом смысле, естественно, эта структура находится в постоянном контакте. Что касается беспроцентного кредита — этот вопрос не в компетенции Рособоронэкспорта. Это вопрос компетенции правительства. И насколько я понимаю, в России — даже несмотря на то, что годовой бюджет был исполнен с профицитом, весь этот профицит был направлен на социальные нужды. Сейчас денег в бюджете России на вооружение Армении нет. И вряд ли он будет планироваться. Тем более мы все прекрасно понимаем, что Армения выходит из-под российского влияния и уходит на Запад. Поэтому спонсировать или финансировать вооружение потенциального несоюзника никто в России не станет. Поэтому вопрос оружейного контракта в любом случае будет увязан с политической лояльностью нового политического руководства Армении. Насколько я понимаю, условием получения такого контракта будет назначение господина Карапетяна на пост премьер- министра. Если же это будет Серж Саргсян или кто- либо из проамериканских ставленников, естественно, о таком кредите Армении можно будет забыть, и закрыть разговор навсегда. Я думаю, что эти все разговоры о возможном российском беспроцентном кредите — не более чем некий предмет или тема политического торга в рамках определения потенциальной кандидатуры премьер-министра Армении, это исключительно даже не электоральные, а закулисные попытки повлиять на назначение премьер-министра, и, если конечно же, Карапетян будет назначен «Газпромом» на эту должность, тогда, естественно, Россия будет вынуждена поддерживать своего сателлита и дальше. А если внутриполитическая ситуация в Армении развернется в сторону России задом, то этого не будет. Поэтому актуальность данного вопроса обусловлена лишь внутриполитической борьбой за власть в Армении, и от ее итогов этого будет зависеть — получат они желаемый кредит или же нет.

«Позиция Армении по отношению к России уже настолько двулична, что армян начинает раздражать личность президента Путина и я не исключаю вероятности того, что терпение российского лидера может попросту лопнуть»

—  Знаете, на самом деле сложно понять логику Москвы, которая всячески задабривает своего сателлита, несмотря на усилившуюся антироссийскую риторику в этой стране. Но давайте вернемся к вопросу, который сегодня на устах у всех граждан Азербайджана: в последнее время озвучиваются прогнозы войны в Карабахе. Интересно было бы узнать Ваши прогнозы.

— Думаю, что война в Карабахе возможна, но неизбежна, потому что все-таки весь регион передней Азии настолько раскален, что еще одну боевую точку на карте мира вряд ли кто еще захочет из мировых держав. С другой стороны, если же конфликт, условно говоря, между Западом и Востоком зайдет слишком далеко, то подобное противостояние будет не только в одной Сирии, очень возможно, что это будет Украина, возможно это будет Карабах. Я еще раз озвучу свою точку зрения: Россия, когда ей это будет выгодно, закроет глаза на возможность войны между Арменией и Азербайджаном, и всячески будет содействовать ее геополитическим интересам. Потому что позиция Армении по отношению к России уже настолько двулична, что армян начинает раздражать личность президента Путина и я не исключаю вероятности того, что терпение российского лидера может попросту лопнуть. Отмечу так же очень важный нюанс: со времен переговоров по урегулированию Карабахского конфликта во времена президентства Дмитрия Медведева решение проблемы в российской политике —  это приоритет лично президента, то есть МИД, аппарат Президента, Минобороны здесь в лучшем случае всего лишь высокопоставленные консультанты. Вопрос окончательного решения по данному вопросу находится только за первым лицом. И в этом смысле никто кроме Владимира Путина — в рамках сложившейся традиции — повлиять на позицию России или выразить позицию в данном вопросе уже не может. Все будет зависеть от того, насколько лично будут давить на Владимира Путина.

— А кто на Владимира Путина в этом вопросе может надавить, по-вашему?

— Международное сообщество, обстоятельства, поведение политических элит Армении и России, откровенный обман.

— Как Вы считаете, какие шаги будут сделаны в рамках урегулирования Карабахского конфликта после выборов в Азербайджане и Армении?

— Я думаю, что все будет зависеть от конкретной геополитической обстановки и тех интересов, которые будет преследовать Россия в конкретный момент времени. Более чем уверен, что после завершения военно-технического сближения Москвы и Анкары, когда возникнет очень много точек соприкосновения, Россия будет очень благосклонно относиться к действиям Азербайджана, а тем более, если к власти в Армении придут прозападные силы. В любом случае чтобы не потерять всю свою государственную идеологию — антитурецкую, антитуркскую, Армения будет вынуждена превратиться либо в конкретно демократическое государство (во что я лично не верю), либо она должна будет занять конкретно западную позицию по типу «спасите нас от русско-турецкой оккупации». Не так давно я посмотрел документы 14-го Конгресса партии «Дашнакцутюн», который состоялся в Каире в 1946 году, и там четко было сказано о том, что советская власть является союзницей Турции. То есть в Армении до сих пор все иллюзии по поводу Советского Союза и советского прошлого воспринимаются как протурецкие. И чем больше укрепляется Россия и чем больше она сближается с Турцией, тем более антироссийская истерия творится в головах политической элиты Армении. Я не беру весь народ, потому что народ-то действительно забит и абсолютно индифферентен, и в стране реально рулят политические элиты. И элиты эти будут вынуждены становиться антироссийскими, чтобы не перестать считаться армянами.

— Все настолько серьезно?

— Увы и ах, как говорится. И потому я не думаю, что президент России Владимир Путин будет придерживаться позиции, что «яблоко должно созреть и упасть само». Поэтому поощрять Азербайджан к войне точно никто не будет, а вот противодействовать его абсолютно законным действиям, когда они будут совпадать с интересами России, я думаю, никто уже не станет.

«Если это не нужно гражданам Азербайджана по факту, то почему это должно быть нужно кому-то в России? Я понял, что данная инициатива обречена»

—  Скажите, как обстоят дела с петицией по геноциду в Ходжалы? Возможно ли признание Госдумой РФ геноцида в Ходжалы?

— Отвечу вам как на духу: когда я инициировал эту петицию в мае прошлого года, она была встречена азербайджанской общественность с энтузиазмом, потом наступило определенное затишье. Затем она была поддержана на административном уровне, опять же был всплеск, после чего снова наступило затишье. В первый период всплеска было собрано порядка 15 тысяч подписей, во второй — порядка 45 тысяч голосов. В целом, петиция набрала 65 тысяч голосов. Потом по какой-то причине я начал натыкаться на ватную стену. И я не знаю — почему. Может быть, просьба не обострять отношения поступила из Москвы, может быть было принято политическое решение внутри Азербайджана. Тем не менее, когда шел сбор голосов под петицией Александра Перенджиева о осуждении героизации фашизма на постсоветском пространстве, где в том числе упоминалась и Армения, что в дальнейшем стало предметом обсуждения в Госдуме в ходе «круглого стола», поддержка оказывалась на более существенном уровне, и могу сказать, что я посредством своей петиции просил всех подписавшихся поддержать и эту петицию в том числе. В этом смысле, конечно же, можно было бы достичь более серьезного результата, но этого, к несчастью не произошло, и ощущение ватной стены не то что бы сковало мне руки… Я просто понял, что когда в стране, пострадавшей от данного преступления это никому не нужно, то тем более это никому не будет нужно в другой стране.

— Вот я Вас сейчас слушаю, и меня просто оторопь берет. Ведь сотрудники издания Minval.az также продвигали Вашу петицию, в социальных сетях ею массово делились с просьбами подписей и перепостов. И набралось всего 65 тысяч голосов? Но ведь в нашей стране проживает около 10 миллионов человек, и трагедия Ходжалы — кровавая рана в сердце каждого азербайджанца.

— Отсюда и сделал вывод: если это не нужно гражданам Азербайджана по факту, то почему это должно быть нужно кому-то в России? Я понял, что данная инициатива обречена.

Яна Мадатова

Minval.az