New Statesman: Против США объявили «теневую войну» на Ближнем Востоке

New Statesman: Против США объявили "теневую войну" на Ближнем Востоке

Против США идет “теневая война”, пишет New Statesman. Дипломатическая изоляция американских правительств, постоянные ракетные и БПЛА-обстрелы баз США — всё это происходит прямо сейчас, но упорно отрицается Пентагоном и американскими властями.

США окончательно потеряли контроль над Ближним Востоком

Мысль о том, что мы достигли последней стадии “конца истории”, уже стала притчей во языцех. Украине даже при совокупной поддержке НАТО не удалось обеспечить решающего преимущества перед Россией. В Азии США с союзниками нервничают из-за трансформации промышленной мощи Китая в жесткую военную мощь. Глобальный баланс сил меняется.

Однако свидетельства того, насколько сильно мир изменится в 2023 году по сравнению с тем, что было 20 лет назад, можно найти не в Восточной Европе или в Южно-Китайском море, а, опять же, на Ближнем Востоке. Шокирующее нападение ХАМАС на Израиль 7 октября спровоцировало общерегиональный кризис, угрожающий перерасти в более масштабную войну. Пока внимание всего мира приковано к израильским бомбардировкам сектора Газа, кризис уже спровоцировал второй, более значимый конфликт: в настоящее время в регионе идет “теневая война” против самих Соединенных Штатов.

Что примечательно в этом конфликте и намекает на его “теневой” характер, так это отказ США признавать его существование. Такое отрицание не является беспрецедентным: в 1969 году СССР и Китай отметились реальной, но официально не признанной войной из-за пограничных споров, уходивших корнями в эпоху царей и династии Цин. Боевые действия происходили в отдаленных и малонаселенных приграничных районах, была уничтожена не одна сотня советских и китайских солдат и десятки танков. Ни одна из сторон не хотела признавать факт военных действий, отчасти потому, что конфликт между двумя крупнейшими коммунистическими государствами неминуемо подорвал бы иллюзию солидарности между их режимами. Также это было связано с тем, что оба обладали ядерным оружием и опасались угрозы перерастания в полномасштабный обмен ядерными ударами. Китайско-советский пограничный конфликт велся в тишине полгода, до момента переговоров о прекращении огня.

В ближневосточной теневой войне 2023 года динамика иная. Здесь только США заинтересованы в ее отрицании, даже несмотря на то, что нападающие на них группы в сокрытии агрессии не заинтересованы. Израильская блокада Газы и неизбирательный характер бомбардировок — за месяц в Газе погибло больше мирных жителей, чем за весь конфликт на Украине, — привели в ярость мусульманский мир, усилив дипломатическую изоляцию как израильского, так и американского правительств. Также возник региональный военный кризис, ведь так или иначе войну обеим странам объявил ряд сил, принадлежащих к так называемой Оси сопротивления.

Членов Оси, включая ХАМАС из Газы, ливанскую Хезболлу, йеменских хуситов, Сирию во главе с Башаром Асадом и многочисленные вооруженные группировки Ирака, на Западе считают “марионетками” Ирана: этакими кошачьими когтями для тегеранских мулл. Но вопросов эта интерпретация порождает больше, чем ответов. У каждого из этих действующих лиц разные цели и интересы, а некоторые и вовсе исторически враждуют, как, например, ХАМАС и Сирия. ХАМАС считает себя борцами за освобождение Палестины; хуситов заботит в основном мятеж против правительства Йемена, поддерживаемого США и Саудовской Аравией; иракские боевики-шииты являются в первую очередь националистами; и далее по списку.

Как Данию и Польшу нельзя назвать просто “марионетками” американской власти, Ось сопротивления следует понимать как свободный союз различных групп, связанных общими врагами (Израиль с США), финансовой, дипломатической и военной поддержкой главного среди равных — Ирана.

В СМИ обсуждают в основном боевые действия против Израиля — те же залпы «Хезболлы» по северному Израилю, — нежели боевые действия против США. Это упущение любопытно, поскольку с исторической точки зрения американский военный кризис важнее израильского: США имеют десятки баз на Ближнем Востоке, включая опорные пункты и аванпосты в Ираке и Сирии — двух странах, де-факто принадлежащих к враждебной Оси Сопротивления. Эти базы находятся под постоянными ракетными и БПЛА-обстрелами, а реакция от Штатов минимальна. Да, единичные атаки на американские укрепления происходят уже много лет, но ставший “новой нормой” заградительный огонь — иногда более полудюжины отдельных инцидентов в день — просто беспрецедентен. Более того, Министерство обороны США пытается преуменьшить и даже скрыть серьезность происходящего.

Во время первого раунда атак, который начался через неделю после 7 октября, Центральное командование ВС США (US Central Command, CentCom) регулярно публиковало текущую информацию. Беспилотники, выпущенные некоторыми из этих группировок, были сбиты, а атаки — сорваны. CentCom поспешил признать, что в результате действительно скончался один наемник, да и то от сердечного приступа, когда искал укрытия от приближающихся ракет, но при этом настаивал на отсутствии других жертв (раненых и тяжелораненых). Позже там пошли на попятную и признали, что за первую неделю атак американские войска потеряли более 45 человек. Теперь же CentCom вообще перестало комментировать атаки, и мы больше не знаем ни о видах оружия, что используются против американских баз, ни об уровне ущерба.

Что происходит? Нам твердят, что Америка обладает наиболее мощными и передовыми вооруженными силами из всех; в пересчете на доллары на нее приходится около 40% от общего объема военных расходов в мире. К чему прятаться и притворяться, что ничего не происходит, когда на ее объекты дождем сыплются ракеты и беспилотники? В отличие от китайско-советского пограничного конфликта здесь нет ни проблемы управления репутацией в связи с кошмаром войны коммунистических держав, ни угрозы ядерной конфронтации. Чем тогда обусловлена нерешительность?

Причина, по которой США хотят скрыть и отрицать теневую войну, заключается в том, что меняющаяся военная обстановка на местах сделала их гораздо слабее в регионе, чем прежде. Крупные военные успехи — операции «Буря в пустыне» (1990-91), «Щит пустыни» (1990-91), «Иракская свобода» (2003-11) — датируются десятками лет назад, да и проходили против неорганизованных противников, которым для отпора не хватало либо воли, либо материальных средств. 30 лет назад БПЛА-технология только зарождалась, а ракеты были далеко не так распространены, как сейчас. Геополитическая ситуация тоже была иной: Китай оставался сравнительно бедной страной, Россия “отходила” от распада СССР, а Иран был лишен друзей и все еще восстанавливался после разрушительной войны с Ираком 1980-1988 годов. Американская армия была намного крупнее, а их вооружение — совершеннее нынешнего в относительном выражении: в 2023 году средний возраст боевого самолета ВВС США составляет примерно 30 лет, большинство машин старше собственных пилотов (иногда значительно). В 1993 или 2003 так не было.