Геополитическая перекройка Центральной Азии. Против кого же вооружают Рахмона?

15 января, 13:40, 2022

«Миротворцы» ОДКБ покидают Казахстан. «Внешняя» операция завершена. Но вот геополитические «афтершоки» в Центральной Азии, похоже, только начинаются. Слишком уж масштабной была «присказка», чтобы «сказка» закончилась наведением порядка на улицах Астаны. Прогнозов в первые часы хватало, и касались они не только Казахстана как такового — многие эксперты со знанием дела обещали, что на этой же волне «наведения порядка в своем подбрюшье» Россия не только присоединит Казахстан к Союзному государству России и Беларуси —на пике популярности были и прогнозы возвращения в ОДКБ Узбекистана.

Читайте нас в Telegram, подписавшись на официальный канал. Там вы найдете самые свежие материалы!

Более того, их как бы даже официализировал президент Беларуси. На экстренном онлайн-саммите ОДКБ, созванном уже после того, как российские военно-транспортные самолеты с десантниками начали прибывать в Казахстан, Лукашенко, в числе прочего, заявил: «Уроки, о которых много говорили, должны извлечь, простите за это, прежде всего Узбекистан. Если эти уроки не будут извлечены, по нашей информации, их взгляды брошены в том числе и на Узбекистан». И вот теперь в Ташкенте ответили. Президент Мирзиеев на заседании своего Совбеза заявил: «На днях со стороны руководителей некоторых государств были сделаны необоснованные заявления о том, что Узбекистан должен извлечь уроки из произошедших в Казахстане событий. Мы внимательно следим за ситуацией в регионе, всеми вызовами и угрозами его безопасности», — добавив, что его страна располагает «необходимым потенциалом и мощью для адекватного реагирования на любую угрозу».

Эта дипломатическая перепалка позволяет представить себе масштаб дипломатической «игры» вокруг Узбекистана. Что, учитывая потенциал этой страны, и экономический, и демографический, неудивительно. Так что игра стоит свеч. А в том, что эта игра продолжается, несмотря на вывод «миротворцев» ОДКБ из Казахстана, сомнений тоже нет.

А теперь вспомним: на том же саммите ОДКБ выступил и президент Таджикистана Эмомали Рахмон. Он попугал участников, что у границ ОДКБ функционируют свыше 40 лагерей по подготовке террористов, в их составе более 6 тысяч боевиков, и открыто попросил помочь. Как потом сообщили уже из Кремля, после саммита Путин отдельно переговорил с Рахмоном. О чем говорили и о чем договорились, не уточняется. Но Россия уже несколько месяцев исправно накачивает Таджикистан оружием, проводит там учения и т.д.; — словом, проделывает все то, что очень хорошо знакомо азербайджанской аудитории на примере ее форпоста Армении.

Но…против кого? Талибов? Но на границах после их прихода тишина. Более того, у Кремля, судя по всему, с ними вполне налаженное взаимодействие.

Другое дело, что, как уже указывал Minval, Таджикистан — это, во-первых, единственная нетюркоязычная страна Центральной Азии. А во-вторых, у нее уже наличествует территориальный спор с Кыргызстаном, который летом прошлого года вылился в короткую, но яростную и кровопролитную вспышку боевых действий.

Наконец, есть и еще одно обстоятельство. У Узбекистана и Таджикистана сегодня отношения вполне добрососедские. Более того, в девяностые годы в среде таджикской оппозиции были уверены, что прийти к власти и удержаться у нее бывшему «полевому командиру» Эмомали Рахмонову удалось в немалой степени благодаря поддержке Узбекистана. Но при всем при том в Узбекистане наличествует таджикская община, в Таджикистане — узбекская, и если кто-то всерьез вознамерится повторить здесь «карабахский сценарий», пообещав Таджикистану, к примеру, присоединение Самарканда вместе с военной поддержкой…В таком случае в Душанбе, конечно, очень быстро забудут деликатные обстоятельства боевых действий начала девяностых. Но вот помнить, чем эти игры окончились для Армении, не помешало бы. Особенно на фоне геостратегических реалий, начиная от отсутствия у Таджикистана границы с Россией и заканчивая разницей в военном потенциале. И да, это не вопросы, которые методом тыка лучше не проверять.

Нурани, обозреватель