Визит Джона Болтона на Ближний Восток и его заверения о дальнейших действиях своей страны в Сирии вызвали бурю негодования и гнева в Турции. Официальные представители Анкары в ответ высказались в  раздражительной манере, из чего напрашивается вывод, что масштабные боевые операции в разрушенной стране отнюдь не миновали, и есть основания ожидать новой волны военной эскалации.

Однако поражает реакция тех, кто удивляется провокативным высказываниям советника президента Трампа, которые звучат как официальные заявления Белого дома. Собственно, так их и надо воспринимать, поскольку американская игра на Ближнем Востоке не только перманентная, но и многоступенчатая, и Вашингтон никогда не устанет доставать из рукава новые карты.

Та карта, которой козыряет Болтон, свидетельствует, что Америка, не сумев преодолеть сопротивление упертых противников, отказалась от массированной военной кампании в пользу партизанщины. Для этого она и вооружала тридцатитысячный курдский контингент, чтобы после громкого заявления о выводе войск из Сирии, делегировать полицейские функции своему протеже.

Впору вспомнить историю нынешнего сирийского кризиса, но в привязке ко всей ближневосточной игре, где несущим элементом значилась и продолжает оставаться перекраивание политической карты стратегического региона. Вооружившись планом упразднения «искусственных образований», западный блок, используя мусульманский террористический интернационал, будет настойчиво добиваться первозданной цели.

Запад никогда не отказывается от своих намерений, и пора бы это запомнить. Просто плохую шутку с американцами сыграл легкий и скорый на руку ливийский переворот. Падение Джамахирии воодушевило и заказчиков, и спонсоров восточного экспресса. Поезд доехал до станции Дамаск, но там он застыл.

С ним надо что-то делать, потому Вашингтон и Тель-Авив, их региональные сподвижники с навязчивой идеей избавления от неугодных режимов выстраивают более выгодную конъюнктуру. Но она пугает отдельных игроков. Речь не о тех, кто в противоположном лагере, а о тех, которые все время маневрировали в поисках лучшей для себя партии.

Анкара заявляет, что ее врагом в Сирии являются не курды, а террористы «Исламского государства». Но доподлинно известно, что Рабочая партия Курдистана (PKK), Отряды народной самообороны (YPG) и Демократический союз (PYD) фактически за время осады власти Башара Асада заметно преобразились, став боеспособными звеньями. Чисто в военно-техническом плане они приобрели большой опыт, овладели современными навыками ведения боя, защиты собственных редутов.

Этим они, конечно же, обязаны США, которые никогда и не скрывали своих симпатий к курдам.

Но есть еще и стратегический аспект проблемы, когда курды Сирии, Ирака и даже Турции ощутили не только моральный, но и серьезный политический прилив. Любая общность, нарастив мощный военный кулак, совершенно по-иному позиционирует на геополитическом поле. План создания курдского государства, как нового сателлита Запада в сверх турбулентном регионе, не испарился. Фрагментируя государства региона по этно-религиозному принципу, Вашингтон и его подручные прекрасно осознают что и ради чего делают.

Заложенные многочисленные мины замедленного действия в столь неспокойном пространстве обязательно заявят о себе. Раз не удалось сделать задуманное с первого захода, нужно позаботиться о дальнейших шагах, которые проторят путь к получению искомого. Этим и занимается Америка, усердно запуская альтернативные планы.

Будет неверно утверждать, что Вашингтон отложил план создания курдского государства в долгий ящик. Он пошел другим путем, формируя полноценные курдские анклавы в соседних государствах с видом на их централизацию при первой же возможности. А это означает, что никакого конца войны не предвидится. Она будет продолжаться до тех пор, пока окончательно не ослабеет шиитская дуга, а она представляет собой серьезную силу, пока не появятся надлежащие условия для формирования юридической базы переформатирования политической карты региона.

Турция, которая периодически то отходит, то приближается к Америке, вынуждена заботиться о своей безопасности в трезвых расчетах. После последней встречи президентов Трампа и Эрдогана тактическое сближение все же произошло. Но оно, как видно, оказалось скоротечным.

Вашингтон своего союзника в лице PKK/PYD/YPG не сдает, потому Анкара пока сетует на подавление голоса тех, кого притесняют, на кого оказывают давление военизированные отряды курдов. Причем тут речь не только о туркоманах Сирии, но и о тех курдах, которые лояльны по отношению к Турции.

Как это не раз случалось, внимание Вашингтона к вопросам демократии и прав человека в таких условиях избирательно, потому американские лидеры и слышать ничего не желают о том, насколько в регионах Сирии, контролируемых курдскими боевиками, пышно цветет военная диктатура.

Что касается вопроса безопасности, то у Турции свои соображения в связи с хрупкостью положения вдоль границ, а у Вашингтона свои. США, как высказался Болтон, ныне поглощены проблемой безопасности «курдских бойцов». Вот почему американский эмиссар заявил, что вывод американских военных не будет быстрым и резким. Вообще небезынтересно выяснить, а будет ли вывод?!

Тофик Аббасов, аналитик 

Minval.az