Дональд Трамп повторяет стратегию Рональда Рейгана?

Станет ли Каспийский регион полем боя между США и Ираном? Эксперты на этот вопрос отвечают весьма уклончиво. Анализ тактико-технических характеристик американских противоракет не позволяет исключать, что именно в воздушном пространстве Азербайджана будет происходить их перехват. Но пока, судя по многим признакам, США отдают приоритет экономическому давлению на Иран. Вашингтон полон решимости сократить покупки иранской нефти. Напомним: уже с 7 августа действуют восстановленные санкции против финансового сектора ИРИ. А с 5 ноября вступают в действие и рестриктивные меры против иранской энергетики. Этот второй пакет предусматривает санкции против компаний третьих стран, которые теперь должны свернуть энергетическое сотрудничество с Ираном, в частности прекратить закупки иранской нефти — если, конечно, не хотят «неприятностей» уже от Вашингтона. Дональд Трамп высказался на этот счет вполне определенно: «Любой, кто ведет бизнес с Ираном, не будет вести бизнес с США».

Комментаторы, в первую очередь российские, возмущались по поводу «американского диктата» и предрекали, что в других странах американские санкции просто не найдут поддержки. Но…по сведениям Financial Times, Евросоюз не нашел страну, которая согласилась бы стать юрисдикцией компании специального назначения (SPV), через которую будут вестись расчеты с Ираном после введения санкций США против энергетического сектора страны в ноябре. Такая SPV — основной элемент плана ЕС по сохранению торговых отношений с Ираном, отмечает газета. Как поведал FT один из ее источников, «ни одно из правительств стран ЕС не хочет переходить дорогу США, размещая у себя SPV».

Официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин вроде бы оправдала надежды и заявила, что китайские власти не приемлют односторонние нефтяные санкции США в отношении Ирана и продолжат поддерживать с этой страной регулярные отношения сотрудничества. Но между декларациями и реальной жизнью обнаружился нешуточный «люфт». Как сообщала The Wall Street journal, китайские нефтеперерабатывающие компании, опасаясь американских санкций, сокращают заказы на поставки иранской нефти. По ее данным, китайская национальная нефтегазовая корпорация China National Petroleum Corporation (CNPC) и China Petrochemical Corporation уже не стали размещать заказы на поставки нефти из Ирана на ноябрь. Более того, принадлежащий CNPC китайский банк Kunlun сообщил своим клиентам в Иране о том, что прекратит работу с ними 4 ноября — как раз к моменту вступления в силу санкций. Ранее Китай, по данным WSJ, импортировал из Ирана 600 тыс. баррелей нефти в сутки.

Трамп, сам в своем «дополитическом» прошлом крупный бизнесмен, умеет добиваться своего и «дожимать» партнеров, неважно, идет ли речь о Ким Чен Ыне или, например, Ангеле Меркель. Федеральный канцлер ФРГ на встрече с депутатами уже заявила, что готова поддержать строительство терминала для сжиженного газа из США. Ее правительство выделит на софинансирование проекта 500 миллионов евро. И хотя сама Меркель убеждала депутатов, что такое решение может защитить от санкций США российский проект «Северный поток — 2», на самом деле речь идет о существенном снижении доли российского газа на немецком рынке. И да, закон стоимости тоже никто не отменял. Словом, США продолжают свою политику по снижению зависимости Европы от российских энергоносителей. Где у Вашингтона многогранный выигрыш: и продажа собственного газа, и существенное сокращение политического влияния Москвы, и не в последнюю очередь сокращение «вливаний» денег в экономику России — за счет сокращения газового экспорта. И, как показывает пример и Ирана, и России, именно таким мерам давления на своих политических и геополитических противников в команде Трампа, который умеет считать деньги, отдается явный приоритет.

Впрочем, родилась эта стратегия задолго до президентства Трампа. Уже в 1961 году сенатор Кеннет Китинг провел серию публичных слушаний о советской энергетической угрозе, в ходе которых заявил: «Хрущев не раз угрожал закопать нас. Сегодня все более очевидно, что он также хотел бы утопить нас в океане нефти, если мы позволим ему это». В США уже тогда были уверены, что, наращивая экспорт нефти в Западную Европу, СССР преследует не столько экономические, сколько политические цели, стремясь таким образом поставить европейцев в зависимость от поставок нефти из СССР. США неоднократно пытались ввести санкции против энергетических проектов Москвы, но европейские партнеры эти усилия Вашингтона дружно саботировали и срывали. Последний такого рода прецедент приходится уже на времена президентства в США Рональда Рейгана — в 1982 году.

Рейган, в отличие от Трампа, не был бизнесменом — в политику он пришел из Голливуда. Но именно с его именем и его политикой связывают крах советской экономики, который в конце концов и привел к распаду СССР. Другое дело, что решающую роль здесь сыграли не санкции против трубопроводов СССР — Западная Европа, а пресловутая «гонка вооружений».

Но теперь, судя по многим признакам, Дональд Трамп повторяет и эту стратегию Рональда Рейгана. Определенную пищу для размышлений дает здесь выход США из договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, который Рейган и Горбачев подписали еще в 1987 году. А вот его предыстория заслуживает внимания.

Новый виток гонки вооружений, связанный уже с этим классом ракет, начался «с подачи» СССР, который с 1977 года начал размещать вдоль границ с Западной Европой свои ракеты средней дальности РСД-10 «Пионер». До территории США они не долетали, но вполне могли нанести удар (в том числе ядерный) по объектам в Европе. Одновременно через множество «фирм-прокладок» СССР спонсировал антивоенное движение в странах Европы. Расчет был прост: в Европе испугаются опасности попасть под удар и укажут американским базам на дверь. Но события пошли как-то не по сценарию. У военных баз продолжались антиядерные демонстрации, а европейские политики заявляли о готовности разместить у себя американские ракеты «Томагавк» и «Першинг-2», которые еще к тому же по своему технологическому уровню превосходили советские «изделия» примерно в той же мере, что и «Форд» по сравнению с «Москвичом». Политические разногласия между европейскими лидерами были забыты, попытки заигрывания с Москвой уходили на второй план. Вместо «глубокого перепуга» НАТО демонстрировал солидарность и решимость. Советской экономике приходилось принимать вызов, для которого просто не было потенциала — ни научного, ни технологического, ни финансово-экономического. Генералы рисовали на картах стрелы, намечали цели для ударов, а в стране стремительно пустели прилавки, удлинялись очереди и вводились талоны на мясо и масло. В результате возглавивший страну в 1985 году Михаил Горбачев уже не сомневался: выбирать ему приходится между заведомо проигрышной войной и замаскированной капитуляцией. Он выбрал второе. Под разговоры о «новом мышлении» последовали переговоры с Рейганом и Бушем-старшим, подписание целого комплекса договоров об ограничении и сокращении вооружений, вывод советских войск из Афганистана и стран Восточной Европы…Но остановить крах СССР было уже невозможно.

Но теперь политическая хроника оставляет стойкое ощущение дежавю. Назвав Горбачева «предателем», путинская Россия сама дала старт новому витку гонки вооружений, который банально подрывал РСМД. В 2007 году появился ОТРК «Искандер» — сильно модернизированный вариант уничтоженной по ДРСМД ракеты «Ока». Вначале он вроде бы не нарушал условий договора, но затем появилась ракета 9М728, или Р-500, которая по дальности перекрывает «запретный» рубеж. Начиная всю эту кампанию, заявляя о производстве ракет «Рубеж» и «Авангард», демонстрируя мультипликацию в стиле милитари в ходе обращения президента РФ к Федеральному собранию, в Москве явно рассчитывали напугать Европу, внести раскол в ее отношения с США и т.д. И вновь вместо страха получили консолидацию и новый виток гонки вооружений. Пока самым видимым и обсуждаемым его проявлением становятся натовские учения близ границ РФ. Но нетрудно догадаться, что на очереди — размещение ракет.

Здесь, конечно, огромное поле для комментирования. Появятся ли новые ракеты, например, на российской базе в Гюмри? Будут ли развернуты в ответ американские ракеты в Турции? Сегодня Анкара выстраивает «особые отношения» с Москвой, но точно так же вели себя в семидесятые годы многие европейские политики, но появление ракет «Пионер» заставило их сменить тактику. И как это повлияет на расклад сил уже в Карабахе? Вопросов много, и ответы на них лежат в области догадок. Но в чем нет сомнений, так это в том, что впереди — новый виток пресловутой гонки вооружений,  и шансы выдержать ее у экономики РФ, которая в результате санкций и так находится в далеко не блестящем состоянии, скажем так, не стоит переоценивать. Словом, Дональд Трамп возвращается к стратегии Рональда Рейгана, а Россия с упоением повторяет ошибки СССР, которые и сыграли в его судьбе роковую роль.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az