maxresdefault

Собеседник Minval.Az – политолог Зардушт Ализаде.

— Господин Ализаде, давайте начнем нашу беседу с произошедших в минувшую субботу волнений в Мингячевире. Результатом чего являются эти протесты?

— Наша власть не способна делать выводы из предыдущих волнений в стране. Первое, что приходит им в голову – это арестовывать и наказывать. Они не в силах изменить свою экономическую политику и отношение к людям, чтобы подобные происшествия больше не происходили,. Они мне напоминают наших компартийных деятелей, которые накануне распада страны с упорством продолжали проводить свою обречённую на неудачу политику. Сегодня происходит практически то же самое. Азербайджан на фоне мирового экономического кризиса катится туда, куда в свое время докатился СССР. При отсутствии финансовой подпитки, режим катится в пропасть.

 

— В Турции террористы РПК взорвали участок трубопровода Баку-Тбилиси-Эрзурум. Как вы считаете, стоит ли Азербайджану оказать помощь Анкаре в операции против террористов?

— Я не думаю, что деятельность боевиков перенесется на территорию Азербайджана, потому что Турция вполне может с ними справиться сама. Азербайджан и без террористов сам по себе катится вниз, этому способствуют наши министры. Турция — более мощное государство, имеющее очень сильную армию. Чем может слабый помочь сильному? Ну, скажем, принесет ягненка, чтобы сильный зарезал и поел. У нас просто нет ресурсов для оказания помощи.

В свое время в Саудовской Аравии была относительная стабильность, но как только начались события в Йемене, Эр-Рияд стал вмешиваться в эти процессы, сразу же начались взрывы, нападения, сепаратизм. Турция необдуманно влезла в события в Йемене, не знаю, куда смотрели мозговые центры этой страны. Вот и получили всплеск активности сепаратизма и неприятности.

 

— Баку и Тегеран ведут переговоры о поставках иранского газа через азербайджанские трубы. Ходят также разговоры о том, что иранский газ и нефть могут поставляться в Европу через территорию Турции. Даже в Армении надеются на что-то. Как считаете, будет ли Москва препятствовать этому?

— Во-первых, у России мало возможностей для этого. Во-вторых, указанные вами маршруты вовсе не нужны Ирану. Ведь до санкций Иран обладал собственной системой поставок своего топлива на мировые рынки. Я думаю, что они восстановят имеющуюся инфраструктуру и будут пользоваться ей. У Ирана нет и не будет проблем с поставками.

 

— Представляет ли Иран какую-либо угрозу Азербайджану?

— Самая большая угроза для нас – наша некачественная политическая элита, которая кроме воровства ничего не умеет. СССР распался не потому, что США напали, а потому что советская элита была некачественной, воровской.

 

— Кстати, что ожидает Россию на фоне глубокого экономического кризиса, с которым столкнулась эта страна?

— Произойдет свержение Путина. Дело в том, что элита этой страны привыкла жить по западным стандартам и хочет жить хорошо. Развал России начнется с центра, именно так обычно начинается распад империй.  Где были февральская и октябрьская революции? В Петербурге. Где произошёл распад СССР? В Москве.

России сегодня не до Прибалтики, не до Южного Кавказа. В Кремле думают только о том, как бы им выжить. Никакая экспансия не поможет. Россия имеет мизерную долю в мировой экономике. Скажите мне, кто с кем борется? Это же укрепление маразма. Да, можно имитировать, но в таком случае долго не проживешь. В СССР много имитировали преданность коммунизму, и однажды произошел крах. Вы думаете, если завтра у нас закроют партию «Ени Азербайджан», то кто-то из ее членов выйдет протестовать на улицы? Все разойдутся по домам. Также и в России, как только уберут Путина, страна станет договороспособной и начнет выполнять все условия Запада. Правда, они будут жесткими, чтобы феномен Путина больше не повторился.

 

— Говоря о России, нельзя не коснуться Украины. В этой стране перемены происходят гораздо медленнее, чем ожидалось…

— А там поменяли шило на мыло. Один олигарх ушел, другой пришел. Это показывает, что украинский народ хоть и хочет демократии, но не готов к ней. У этого народа нет демократических институтов и традиций.

 

— Остаются ли способы вернуть Крым?

— Нет, я исключаю это. Только тогда, когда рак на горе свистнет. Вот когда Россия развалится, то тогда можно будет об этом поговорить.

 

— Как считаете, существует ли вероятность вступления Азербайджана в ЕАЭС или Баку избежал риска вступления в путинский союз?

— Вероятность вступления в этот союз остается. Мне до сих пор не понятно, что он собой представляет и, вообще, есть ли он. Азербайджанскому обществу на все начихать. Единственное, что его интересует – курс доллара. А ЕАЭС, ОБСЕ, ЕС, Иран, Турция – вне интересов народа нашего. Люди интересуются только деньгами.

 

— К чему могла бы привести новая волна девальвации маната?

— Думаете, начнутся волнения? Нет. Пока рано, должна произойти еще одна девальвация, а там уже посмотрим. Наш народ терпеливый.

 

— На линии соприкосновения войск опять неспокойно. Перестрелки стали интенсивнее в канун вероятной встречи президентов Азербайджана и Армении в Нью-Йорке. Стороны меряются мускулами?

— Перестрелки на линии фронта происходят с момента подписания Бишкекского протокола о прекращении огня в 1994 года. Они носят периодический, управляемый характер. Вот сейчас началась новая фаза активности. Я исключаю возможность начала широкомасштабной войны. Азербайджану Карабах не нужен. Армении не нужна война, а России – тем более. Кремль держит обе страны под своим контролем.

 

— Постойте, вы уверены, что общество забыло о карабахском конфликте?

— Да. Мои наблюдения показывают, что единственное, что интересует наших людей – курс доллара. То, что о Карабахе мало говорят в мире – успех азербайджанской дипломатии.

 

— Все-таки, могут ли президенты встретиться?

— Во-первых, как мне кажется, им не о чем говорить. Позиции глав стран диаметрально противоположны, нет точек соприкосновения, взаимного уважения, никто не хочет решить эту проблему. Поэтому эта встреча будет просто бессмысленной. С другой стороны, им могут сказать, что, ребята, начните имитировать активность.

 

— То есть вопрос Карабаха – не является той самой красной чертой, которая могла бы взбудоражить общество?

— Карабах де-факто больше 20 лет не принадлежит Азербайджану. После Бишкекского протокола страна взяла на себя обязательства, что не будет силой пытаться вернуть Карабах. Что же изменилось? Общество пробудилось, почувствовало боль? Представьте себе ситуацию, если вдруг всем карабахцам заявят, что их депортируют из Баку в глубь Азербайджана… Не сложно догадаться, что тогда произойдет.

 

— Почему внешние игроки не заинтересованы в урегулировании конфликта?

— Потому что на Западе хорошо осведомлены и знают, что ресурсов для проявления активности в карабахском урегулировании у них нет. Последняя такая активность была в Ки-Уэсте, где все поняли, что и Армения, и Азербайджан железными цепями прикованы к России, и они напрасно теряют время. После этого они стали время от времени просто назначать новых сопредседателей Минской группы ОБСЕ.

Все это подобно тому, как ближневосточное урегулирование зависит только от США, хотя сопредседателем является и Россия, от которой ничего не зависит. То же самое и в Карабахском конфликте: все зависит от России, но США тем не менее присутствуют в переговорах.

 

— Но в Баку после сделки между «шестеркой» и Ираном стали говорить, что США могут в одночасье решить и наш конфликт.

— Нет, если даже в Вашингтоне сильно захотят этого. И Баку, и Ереван сидят в железной клетке карабахского конфликта. Никакого варианта решения этого вопроса в данный момент нет.

 

— В ОДКБ создается авиагруппировка для переброски войск в зоны конфликта. Что это сулит для Азербайджана?

— Это вообще ничего не означает. Если ОДКБ создает какую-то авиагруппу, то это значит, что Россия выделяет из своих ВВС несколько самолетов и перебрасывает в какой-то район напряженности. Разве Азербайджан собирается вести войну в Карабахе? Ни в коем случае. Поэтому нет никакой опасности.

 

— Недавно всплыла информация о планах России построить новую РЛС в Азербайджане. Думаете, такое может случиться?

— Сразу было понятно, что это глупость. Не для того мы закрыли Габалинскую РЛС, чтобы разрешить России спустя годы начать строительство новой радиолокационной станции на нашей территории. В этом даже нет технической необходимости, потому что Россия давно уже компенсировала это за счет строительства новых РЛС у себя на юге.

 

— В момент, когда в Ереване начались массовые волнения, многие предрекали Армении новый майдан. Спустя время, мы узнали о том, что Россия предоставит этой стране многомиллионный кредит и даже комплексы «Искандер». Как вы считаете, продаст ли после этого Россия новую партию вооружений Азербайджану?

—  В Армении произошли внутриклановые разборки. Какие-то мафиозные группы не поделили деньги и вывели людей на улицы. Для России же совершенно безразлично, что ереванцы там у себя прыгали и скакали. Все они находятся в клетке, причем на коленях.

Что касается выделенных кредитов, то это такой маркетинговый ход, который делается для того, чтобы заставить Баку купить оружие. Дают Армении «Искандеры», 200 миллионный кредит, а  потом продают Баку оружие на миллиард.

 

— Спасибо за ваше мнение. И мой последний вопрос: в стране намечаются парламентские выборы, каковы ваши ожидания?

— Нынешняя предвыборная атмосфера ничем не отличаются от той, которая была в канун предыдущих выборов. Даже может избиратели стали еще больше проявлять свое безразличие к самому процессу. Избирательный процесс в стране настолько дискредитирован, обессмыслен, что никто этим балаганом не интересуется. Поэтому, никаких ожиданий у меня нет.

 

Эмиль Мустафаев

Minval.Az