17555410_1292731214144876_229835719_n

Поведение Полада Бюлбюль оглы сходятся с предупреждением Гюстава Флобера — «не прикасайтесь к идолам, их позолота останется на ваших пальцах».

Одной из целей, поставленных мною в ходе командировки в Москву, было развернутое интервью с Анаром Гасановым, уволенным после своего смелого вопроса С. Лаврову — по ходатайству посла Азербайджана в России Полада Бюльбюльоглы.

Мы встретились с Анаром Гасановым 16 марта в одном из уютных московских кафе, и наконец-то смогли побеседовать с глазу на глаз. В ходе интервью Анар расставил все точки над I.

Связываете ли Вы свое увольнение с ходатайством Полада Бюлбюльоглы, было ли давление на Вас со стороны посла в связи с Вашим вопросом?

— Сразу после пресс-конференции (17 января), в ходе которой я задал вопрос  Сергею Лаврову, пресс-секретарь посольства Азербайджана в России поинтересовался, согласовал ли я его со своим руководством и МИД Азербайджана. Я пояснил, что уже в который раз задаю вопрос Сергею Лаврову в ходе его пресс-конференций, и, как правило,  вопросы формулирую сам.

Так было и в 2014 году, когда я задал министру вопрос о том, что при посольстве Армении в Москве функционирует представительство так называемого «НКР», —  законно ли это, не противоречит ли этот факт позиции России по карабахскому конфликту»? (Пресс-конференция С.Лаврова по итогам 2013 года.  01:24:23 мин. вопрос Анара Гасанова https://www.youtube.com/watch?v=9lNS_7QSB4g)  А в 2015 году я поднял вопрос о судьбе гражданина России Дильгама Аскерова. Спросил Лаврова, почему Россия не интересуется  судьбой гражданина России и чем Москва руководствуется, не сделав ни одного заявления в пользу освобождения из армянского плена своего гражданина.     (Пресс-конференция С.Лаврова по итогам 2014  года 01:39:01 мин. Вопрос Анара Гасанова https://www.youtube.com/watch?v=5XWiTNTCxJw)  Все это к  тому, что передо мной редакция никогда не ставила задачу с ними согласовывать какие-то вопросы. Никакого согласования не было ни во время моего эксклюзивного интервью с маршалом Дмитрием Язовым, ни с идеологом армянского сепаратизма Абелем Аганбекяном, ни с главой Чечни Рамзаном Кадыровым, ни с с главой Ингушетии Юнусбеком Евкуровым, ни с главой Бурятии Вячеславом Наговицыным, да ни с кем.

Замечу, я, будучи выпускником МГУ и прошедшим спецкурс политической журналистики у феноменального специалиста и педагога Людмилы Реснянской, являясь кандидатом филологических наук, работаю в России вот уже 15 лет. Мне ли спрашивать у других — какой вопрос задать главе МИД России?! Или, может быть, у главного редактора Анара Шукюрова, которому я в январе предложил репортаж о 40–летии чудовищного террора армянских националистов в московском метро, на что он мне ответил, мол, «зачем нам про мертвых русских репортаж делать?» Лишь после петиции Олега Кузнецова редакция новостей моего бывшего канала поняла вообще о чем идет речь.  Или у коллег, которые только познают азы журналистики?

 — Получается, что после того, как посол выяснил, что за вопросом стоит сам Анар Гасанов, началась атака на вас?

— Атака — это еще очень мягко сказано. Началась клеветническая кампания, которой дирижировал посол Азербайджана с ансамблем ангажированных им же  отечественных СМИ. Вместо благодарности я получил травлю.

Если бы даже я допустил ошибку, они меня как соотечественника должны были защитить. А Полад Бюльбюльоглы сдал интересы страны. Между прочим, формулировку «провокационный вопрос» армянские СМИ переняли у нас. Первыми именно наши СМИ написали, что вопрос был провокационным, а в сути посол и его единомышленники исказили суть момента и неверно прокомментировали высказывание Лаврова. Сильно постарались несчастные «журналисты», которые ежемесячно получают сумму из Москвы.

О том, что Азербайджан недоволен ответом, армянская сторона узнала от наших СМИ, хотя я считаю, что высказывания можно интерпретировать и в пользу Азербайджана. Однако посол из ничего поднял истерию, переросшую в скандал. В результате дешевая кампания обернулась против него самого. Это именно он поднял кампанию против меня во всех структурах нашего государства и в «Лидер ТВ». По словам главного редактора Анара Шукюрова, посол 17 января после новостей «Лидер ТВ» позвонил генеральному директору канала и сказал, что «он недоволен вопросом, недовольна вопросом и российская сторона».

Жаль, что никто не спрашивает у посла, почему он, имея статус дипломата и при том зная, что состоится пресс конференция министра Лаврова, не собрал  аккредитованных журналистов, не проконсультировали нас? Я понимаю, что цензуру у нас отменили в 1996 году, в исследуемой плоскости мозговая атака, лишняя консультация не помешала бы. Посольство свои упущения и недоработки сваливает на журналистов.

Вскоре выяснил реакцию российского МИД к моей персоне. Мне четко дали понять, что в МИД нет возражений в отношении моей дальнейшей  деятельности, и объяснили, что министр Лавров никакого ходатайства в связи с моим увольнением не поднимал. Если российская сторона посчитала бы мой вопрос некорректным, то лишили бы аккредитации и не медля, отправили бы ноту протеста в азербайджанский МИД. Этого не произошло.

— Стало быть, вы считаете озвученный вами вопрос рискованным, но вполне правомерным?

—  Я оттолкнулся от реалий. Наш военно-политический прорыв после апреля прошлого года проливает свет на то, что я оказался в теме. Я актуализировал позицию человека, который представляет состоявшееся государство.

Признаюсь, в отличие от некоторых не думаю о карьере своих детей, о том,   как обустроить их дальнейшую жизнь в России, не имею планов торговли  своим положением. Я дорожу своим имиджем журналиста, представляющего Азербайджан вне его пределов.

Поведение Полада Бюлбюль оглы сходятся с предупреждением Гюстава Флобера — «не прикасайтесь к идолам, их позолота на ваших руках останется». Или как в российском фильме говорится «с далека океан, а вблизи лишь соленная вода». Все случившееся доказывает, что посол наш  трясется над своим настоящим, дабы не терять положение, а мне близка и больна память наших предков, кого мы похоронили  в Карабахе, и не можем посетить эти могилы. Я болью принимаю то, что на родине Бюльбюля, в Шуше армяне стирают с лица земли все, что связано с автохтонами этой земли — азербайджанцами. Никогда не ставлю выше национальных интересов свои личные. Кстати, мое имя с августа 2014 года значится в списке добровольцев при посольстве Азербайджана.

И мне тягостно, что после случившегося уже никто не осмелится задать политикам высокого уровня смелый вопрос. Все захотят понравиться кому-то! Единственный человек, в ком я уверен так же, как и в себе – это Роман Агаев, который в период активной работы журналистом выделяется смелостью, профессионализмом, оригинальностью. Он запомнился тем, что задал вопросы высшим должностным лицам, включая президента Владимира Путина.

Кстати, его за два дня до моего инцидента послом, Полад Бюль-Бюль оглы  отстранил от работы на сайте Всероссийского Азербайджанского Конгресса без всякого объяснения причин. Посол потребовал, а холопы в ВАК выполнили приказ в самой уродливой форме. Не посчитали нужным  рассчитаться с человеком, который всегда выделялся добросовестностью.

— Получается, что вы не первый из журналистов, против которого посол поднимает ходатайство об увольнении. С чем это связано, если имеет место серийность?    

— Я сам давление и недовольство Полада Бюльбюльоглы  начал испытывать с того дня, когда мне была предложена должность заместителя исполнительного директора Всероссийского Азербайджанского  Конгресса. Я согласился, но с условием, не расстанусь с позицией собкора «Лидер ТВ» в РФ. С руководством своего канала вопрос согласовал, и оно дало добро  на параллельную общественную деятельность. В сентябре 2016 года меня в ВАК пригласил Самир Мамедов — де-факто исполняющий обязанности исполнительного директора данной организации. А он сам был рекомендован на эту должность, когда всю диаспоральную политику азербайджанцев в России курировал заместитель посла Азербайджана в РФ Гудси Османов.  Полад Бюльбюльоглы открыто конфликтовал своим заместителем и всячески препятствовал его дипломатической деятельности. Советник посла по вопросам диаспоры Агшин Алиев позвонил мне и сказал, что посол не доволен моим пребыванием в организации, ибо приглашен Гудси Османовым. Я сказал, что пришел работать во благо диаспоры, и имею планы по оздоровлению межнациональных отношений.

После окончания МГУ имени М.В. Ломоносова, в 25 лет защитил диссертацию на тему «СМИ диаспор в структуре этнической журналистики». Многие ведущие журналисты российских СМИ, эксперты — это мои сокурсники и друзья. Организовал в Баку поездку израильских журналистов, неоднократно выступал в дебатах с армянскими экспертами после апрельских боев, организовал со своим товарищем Исмаилом Агакишиевым пресс конференцию с участием российских историков и политологов в российском агентстве НСН, посвященную апрельским событиям, был частым гостем радиопередач. Пытался использовать любую трибуну для донесения правду о Карабахском конфликте, используя площадки МГИМО, МГУ, Союза Журналистов России.

Наличие связей, опыта в данной сфере имеет колоссальное значение для нынешнего и будущего состояния российско-азербайджанских отношений.  Признаюсь, в рядах интеллигенции Москвы мое назначение было встречено позитивно. Отмечу особо, что как раз части российской элиты порядком надоело, что ВАК-ом правят безликие люди, «человечки» без интеллекта, харизмы и попросту неподготовленные люди.

Однако, всего это не хотели слышать в посольстве. В результате я вынужден был уйти. Несмотря на то, что я возложенные на меня обязательства выполнял, всегда был строг к поручениям посла. Тем не менее, попал в его черный список. Как то один сотрудник посольства, не желаю называть его по имени, мне признался, что посол мной постоянно интересуется и всегда спрашивает, снимаю ли, показываю ли его в своих репортажах и даже однажды сказал следующие слова: «Посол конкретно преследует Вас, так что будьте предельно внимательны к его персоне в своих репортажах».

Черный список Бюльбюлоглы длинный, и там десятки заслуженных людей. Посол выбивает этих людей из даспоральной деятельности, снимает с работы, как, например, лидера ульяновского отделения ВАК Ислама Гусейнова — человека, который воздвиг памятник Гейдару Алиеву, добился, чтобы именем нашего общенационального лидера была названа ульяновская школа, проводил и проводит десятки мероприятий во имя дружбы России и Азербайджана. Перед декабрьским съездом ВАК Исламу Ровшановичу передали весточку от посла: «Не приезжай, посол не хочет тебя видеть на съезде» — разве это нормально? Гусейнов не тот человек, которым можно так дешево манипулировать, он на съезд приехал, выступил с жесткой критикой. Что началось потом?  Сильнейшее давление со всех сторон – посол использовал свои связи с российскими чиновниками и правоохранителями, для того чтобы максимально усложнить жизнь тому, кто посмел с ним не согласиться. Чтобы нанести ему вред. И «вина» Ислама Гусейнова такая же, как у Самира Мамедова, Романа Агаева, Октая Гусейнова, Анара Гасанова, Олега Кузнецова и десятков других людей.

Есть ли давление на Вас со стороны Полада Бюльбюльоглы после всего случившегося?

— Я не боюсь давления, потому как клевету посла не поддерживают ни власть, ни люди, с которыми мы сталкиваемся. Полад Бюль-бюль оглы своего добился, очищает поле от тех людей, кто ему несимпатичен и, думаю, он сам скоро почувствует давление, так как не занят тем, чем должен. Пусть его  малодушные присные не думают, что критика деятельности посла равноценна критике политического истеблишмента нашей страны. Имеет смысл вспомнить, что стало с главами исполнительных властей Исмайыллы и Губы. Они утратили доверие власти и народа. Чем посол выше тех чиновников? Разве только сценическим образом, и не более того.

А я не собираюсь уходить из журналистики. 9 лет не зря учился, чтобы оставить любимое дело. Понимаете, меня выбрали из 35 студентов факультета журналистики БГУ и отправили в МГУ такие известные педагоги как Ялчын Алиев, Акиф Назаров, покойный глава Союза Журналистов Азербайджана Гаджи Гаджиев, я прошел отбор этих честных и достойных педагогов и впредь буду стараться оправдывать возложенные на меня надежды. И я являюсь одним из последних студентов-азербайджанцев таких маститых педагогов как Ясен Засурский, Борис Есин, Евгений Прохоров, Людмила Реснянская, и уверен, что накопленный опыт и навыки еще долго буду тратить во благо отечественной журналистики. Пользуясь случаем также хочу поблагодарить представителей нашей политической элиты, граждан патриотов своей Родины, соотечественников, проживающих за пределами Азербайджана, особенно представителей региональных диаспорских общественных организаций от Калининграда до Владивостока, от Мурманска до Дербента за то, что поддержали и поддерживают меня.

P.S. После интервью мы с московским коллегой еще долго гуляли по Москве. После всего, рассказанного Анаром Гасановым, я поняла, что пора действовать. И о действиях моих вы узнаете из следующих репортажей.

Яна Мадатова, специально для издания Minval.az, Москва, 16 марта 2017 г. 

Minval.az