«Я юрист, занимаюсь этой наукой, в конце концов, я ПРОФЕССИОНАЛ своего дела и горжусь этим»

23428По словам профессора юриспруденции, он не является олигархом

Как передает Minval.Az, профессор юриспруденции Ильхам Рагимов ответил на вопросы сайта «Xural.com». Представляем Вашему вниманию данное интервью:

 

— О чем вы мечтали в детстве?

— Все зависит от того, когда начинается и когда заканчивается детство, тут нет конкретного ответа. Естественно, у меня были свои мечты, я уже плохо помню об этом. Когда я учился в 8-м классе, мои мечты и желания стали более-менее четкими. В целом, я быстро повзрослел, по сравнению с теми, с кем я учился и общался.  В моей жизни произошли неожиданные события и проблемы. В то время я рос под опекой бабушки и дедушки, которые и занимались моим воспитанием. Можно сказать, что мое детство прошло нестандартно. До 4-го класса я учился в азербайджанской школе, а когда мой отец работал в Бардинском районе, меня перевели в русскую школу. Сначала мне было трудно, но моя мачеха была учительницей русского языка и литературы, и она помогла мне. Когда я окончил среднюю школу, то уже знал, кем я хочу стать в будущем. В школе я больше был склонен к гуманитарным предметам, поэтому решили, что я буду поступать на юридический факультет. В Баку это оказалось невозможным, потому что в то время дети определенной категории служащих (мой отец тогда занимал ответственный пост в сфере торговли) не могли поступать на этот факультет. Поэтому по инициативе своей мачехи, которая была родом из Ленинграда, я поехал поступать в этот исторический город. Таким образом, окончив школу в селе Чиловдарлы Товузкого района, я поступил на юридический факультет Ленинградского Государственного Университета. Кстати, я мог бы и не попасть туда. Время от времени я ходил в приемную комиссию, чтобы узнать результаты конкурса. Оказывается, больше всего конкурс был именно на этот факультет. Я разволновался и подал документы на факультет философии, где претендентов было гораздо меньше. Это было утром. Но что-то меня тревожило, и к вечеру я снова пошел в университет. Был последний день приема документов. И вдруг будто бы какой-то голос сказал мне: «Иди, забери документы и снова сдай на юридический факультет». Меня это обрадовало, я подумал, что кто-то дает мне совет. В тот момент со мной не было никого из моих близких. С огромным трудом я забрал свои документы и снова сдал на юридический факультет. Видимо, это предначертано мне судьбой.

— Верите ли вы в первую любовь?

— С моей будущей супругой (она скончалась в 2002 году) мы учились в одном классе. Она получила в Баку высшее медицинское образование, а я окончил университет в Ленинграде. О наших отношениях многие знали еще со школы.

— Какое событие изменило вашу жизнь?

— Смерть супруги.

— Есть ли такой учитель, которого вы вспоминаете с особой теплотой?

— Свою книгу под названием «Cinayətkarlıq və cəza», опубликованную в 2012 году, я посвятил памяти своему учителю и наставнику, известному советско-русскому ученому Беляеву Николаю Александровичу, в которой привел слова Аристотеля: «Учителя, отвечающие за воспитание детей, почитаются больше родителей, ведь одни дают жизнь, а другие – прекрасную жизнь».

— Что вам не нравится? С чем вам бы не хотелось столкнуться в жизни?

— Не люблю, когда кто-то из близких причиняет мне боль. Не люблю надоедать тем, кого люблю и уважаю. Также не люблю расстраиваться или радоваться раньше времени. Не люблю, когда кто-то себя нахваливает и не замечает свои ошибки и недостатки. Это не дает людям развиваться. Это лишь малая часть того, что мне не нравится.

— А каких людей вы не любите?

— Которые забываю тех, кто помог им когда-то. Я не уважаю учеников, которые быстро забывают своих учителей. Ненавижу мужчин, которые, женившись, забывают о матери, а также неблагодарных людей. Я терпеть не могу подхалимов, наглецов, а также часто меняющих свою позицию.  Но больше всего мне жаль людей, о которых когда-то говорил русский философ Ильин: «Они никого никогда не хвалят или начинают свою похвалу со слова «но».

Это качество характерно больным или голодным людям. Здесь играет роль подавляющее личность воспитание, отсутствие радостей в жизни, эгоизм и тщеславие. Но такие люди несчастны. Им неведома радость бескорыстного уважения. Они не знают, что такое жертвовать собой. Как показывает психология, под этими «но» стоит рефлекс «а как же я»? «Если это сделал не я, то что хорошего в этом может быть?». «Что может быть хорошего в том, что мне не принадлежит?». Маленький ребенок обычно спрашивает: «А как же я?». А когда другие проявляют перед ним свою силу и ловкость, начинают плакать.

— Вы любите ашугскую музыку, но у нас нет «Центра Саза». Что вы думаете об этом?

— Я же из Товуза. В Карабахе дети с рождения знакомятся с мугаматом, а в Товузе – с сазом и ашугами. Что касается второй части вопроса, то я и не знал, что у нас нет такого центра. Полагаю, он должен быть.

— Не злитесь ли вы, когда вас называют олигархом?

— Понятие «олигарх» в последнее время стало очень модным и его часто применяют неуместно, зачастую это указывает на уровень грамотности автора. «Олигарх» является составной частью олигархии, это напрямую связано с властью, то есть это политический режим, при котором власть сосредоточена в руках сравнительно малочисленной группы граждан (например, представителей крупного монополизированного капитала) и обслуживает их личные или групповые интересы.  С этой точки зрения, цели и уровень тех, кто хочет поставить на мне подобное клеймо, ясны.  Ко мне это не применимо. Я юрист, занимаюсь этой наукой, в конце концов, я ПРОФЕССИОНАЛ своего дела и горжусь этим.

— Что вы вкладываете в понятие дружбы?

 — Об этом уже много сказано и написано. Все это понятно. Например, Аристотель сказал: «Друг — это одна душа, живущая в двух телах».

В целом, нет стандартной меры дружбы, она проверяется временем. С момента возникновения человечества и по сей день, люди вовлечены в этот хрупкий и сложный процесс.  Я считаю, что дружба со временем выявляет отношения между людьми. Кто сильнее?

А кто знает…Настоящая дружба проверяется временем, человек, который не выдерживает это испытание, не может быть постоянным и в других отношениях.

Истинный смысл дружбы я осознал лишь в более зрелом возрасте. Между дружбой в юные годы и дружбой в зрелом возрасте есть огромная разница. В первом случае дружба бывает искренней и бескорыстной, основывается на принципах морали, а во втором – опирается на здравый смысл. Когда мы учились в школе, то думали, что наша дружба вечна, что мы будем дружить и после окончания школы.

Те чувства были искренними и настоящими. Тогда мы не знали, что это только лишь наши мечты и желания. Жизнь диктует свои правила. Теперь, прожив не мало и многое повидав, я могу сказать, что самая крепкая дружба может быть только между хорошими людьми и только в более зрелом возрасте. Сейчас я с уверенностью могу сказать, что надо выбирать себе друзей, которые нравственно и духовно находятся с тобой на одном уровне, а не тех, кто уступает тебе в этом.

В тоже время необходимо учитывать, что безупречных людей не бывает. Поэтому хочу привести цитату древнегреческого философа Бианта: «Кто хочет иметь друга без недостатков, тот остается без друзей». С этой точки зрения, многие пускают все на самотек.

— Если интересы твоего друга противоречат интересам нации, то кого следует выбирать?

— Я понял ваш намек, но я не люблю намеки. Это теоретический вопрос. В жизни такое происходит крайне редко и по естественным причинам. Просто происходит независящая от тебя ситуация. Но если я буду поставлен перед фактом, то на первом месте у меня всегда Родина. Если этот человек мой настоящий друг, то он отнесется к моему выбору с уважением и пониманием.

— В одном из своих интервью вы сказали, что «на Путина можно рассчитывать, как на друга». А как на счет национальных вопросов, можно ли на него рассчитывать?

— Наша дружба, продолжающаяся уже 45 лет, показывает, что в этом деле он очень надежный человек, иначе мы бы уже давно не были бы друзьями.

— Вы рассказывали СМИ, что время от времени обсуждаете с Путиным карабахский конфликт в неофициальной обстановке. Интересно, что же он говорит по этому вопросу? Что он думает на счет решения этого конфликта?

— Периодически я беседую в неофициальной обстановке не только с Путиным, но и с известными российскими политиками, учеными, должностными лицами. Естественно, мы говорим и о карабахском конфликте. У меня нет права вести официальные переговоры, я не имею таких полномочий. Для этого существуют определенные госструктуры. Я вообще никогда не занимаюсь самодеятельностью.

— Ваши отношения с некоторыми друзьями резко ухудшались, может вам самому сделать первый шаг к примирению?

— Со многими так случается. Это нормально. Я снова чувствую, что вы на что-то намекаете. Поэтому, я не вмешиваюсь в этот процесс, хотя он и вызывает у меня отвращение.  Наверное, вы имеете в виду своих друзей, только я не знаю, они для вас уже бывшие, или как? Я всегда стараюсь сохранить дружбу, если она рушится, я делаю все зависящее от меня, чтобы этого не произошло из-за меня. Я стараюсь относиться к своим бывшим друзьям с уважением и почтением, не позволяю говорить о них плохое. В зависимости от ситуации, я всегда готов сделать первый шаг.

— Вы говорите «мы с Путиным дарили друг другу только галстуки и книги». Какой фирмы были эти галстуки и что за книги?

— Как правило, фирмы были разными. Последней книгой, которую я ему подарил, была книга «Омар Хаям. Рубаи», изданная в Баку в изящном оформлении. Путин очень любит творчество этого поэта.

— Есть ли другие причины того, что вы не развернули свою деятельность в Азербайджане? Например, проблемы со стороны властей и т.д…

— Как известно, весь мой бизнес в Москве. В наши планы не входит вкладывать деньги за пределами Москвы либо покупать какой-то объект. Что касается нашей республики, то если для нас тут будут приемлемые и выгодные инвестиции, то мы с большим удовольствием воспользуемся этим.

— Примите ли вы участие в парламентских выборах в этом году?  Вы говорили, что свое мнение не меняют только «глупцы и мертвецы», а сейчас что вы думаете по этому поводу?

— Я не отказываюсь от своих слов. Время покажет. В целом, я не люблю заранее что-либо планировать и прогнозировать.

— Я читал, что у вас есть коллекция коньяка. Сколько же у вас его? 

— Я не считал. Все мои друзья знают об этой моей страсти, и каждый раз пополняют мою коллекцию.

— Столик в ресторане Гаджи Зейналабдина Тагиева в Германии…Почему вы не заключаете контракт на этот столик?

— Если честно, у меня нет точной информации о судьбе этого проекта. Это бизнес, который представляет интерес не с целью извлечь из него выгоду, а для того, чтобы увековечить светлую память великого азербайджанца.  На днях я буду в Германии, если вы найдете информацию по этому вопросу, то я серьезно им займусь.