Если бы эти контракты были подписаны, то 82% доходов от нефти получал бы Азербайджан, заявил экс-президент

91240_srcПервый президент Азербайджана Аяз Муталибов в интервью сайту «Стратег» рассказал о том, почему в Азербайджане возникло недоверие к Западу, и почему госсекретарь США Джеймс Бейкер прилетал к нему в Баку в феврале 1992 года.

Minval.Az представляет вашему интервью экс-президента:

 

— Уже долгое время ходят разговоры о том, что в результате присоединения Азербайджана к путинским проектам карабахский конфликт сдвинется с мертвой точки. Но из уст представителей Кремля все еще не прозвучали обнадеживающие заявления по этому вопросу. Неужели отношения между Москвой и Ереваном столь прочны и стабильны, что даже участие Азербайджана в евразийский проектах, не способно повлиять на ситуацию?

— Эта мысль крайне неверна. В последнее время в заявлениях России, направленных Азербайджану, имеются и позитивные моменты, указывающие на возможность решения нагорно-карабахского конфликта. Россия хочет мира на Кавказе и желает примирить два народа.

— В нашем обществе все чаще стали говорить о рисках, которые могут возникнуть в результате чрезмерного доверия странам Запада. Раньше общественность страны однозначно поддерживало прозападный внешнеполитический курс властей, но сегодня возникло определенное недоверие, появились альтернативы. Некоторые связывают эти перемены с оккупацией Россией Крыма, а некоторые винят западные страны в том, что они не поддержали справедливую позицию Азербайджана в карабахском конфликте. Как считаете, чем обусловлено усиливавшиеся в Азербайджане недоверие к Западу?

— Несмотря на то, что разговоры о прозападной тенденции во внешней политике являются реальностью, мы должны принимать во внимание также то, что после нефтяных контрактов, одним из основных факторов развития Азербайджана стали именно отношения с западными странами. Азербайджан продавал Западу свои энергетические ресурсы. Наверное, при установлении отношений с Западом, мы ставили перед ним определенные требования, связанные с Карабахом…

Мне кажется, что позиция Западных стран в связи с Карабахом останется неизменной, ведь он является для них рычагом воздействия на Азербайджан. И из-за того, что это давление стало очевидным всем, у официального Баку формируется недоверие к Западу.

— Падение мировых цен на нефть вызвало определенные опасение и в Азербайджане. Считаете ли вы, что правительство, исходя из сложившихся новых геополитических и экономических реалий, пойдет на реформы?

— Само собой, низкие цены на нефть могут сильно ударить по азербайджанской экономике и финансовой системе, которые практически базируются на «черном золоте». Сейчас перед властями стоит задача развить за короткие сроки ненефтяной сектор и максимально уменьшить зависимость от нефти. Впрочем, принимая во внимание наши возможности в настоящее время, осуществить это возможно.

— Согласны ли вы с утверждениями о том, что ваша отставка в 1992 году была связана с тогдашней геополитической ситуацией?

— Конечно же, нет!

— А не жалеете ли вы, что дали добро на избрание в Верховный Совет Азербайджана 30-ти депутатов, представляющих оппозицию?

— Ни в коем случае! В тот период все должны были объединиться для освобождения Карабаха. Дело в том, что я захотел увеличить роль оппозиции. У меня были все возможности для освобождения Карабаха. Создав Верховный Совет, я захотел привлечь к этому процессу оппозицию, но она предала азербайджанский народ для того, чтобы прийти к власти. В результате этого предательства наши земли находятся под оккупацией.

— Об интересах европейских стран к нефтяным месторождениям Азербайджана мы знали еще в начале 90-ых годов прошлого столетия. Помнится, что в период вашего президентства, в феврале 1992 года, Баку посетил тогдашний госсекретарь США Джеймс Бейкер. Велись ли между вами переговоры по вопросу нефтяных контрактов?

— В конце 1991 года я вынес на обсуждения планы о нефтяных контрактах с компанией США – AMOCO. Если бы эти контракты были подписаны, то 82% доходов от нефти получал бы Азербайджан, а 18% — Запад. К тому же, машины и оборудования, используемые для добычи нефти, собирались бы на заводах нефтяного машиностроения Азербайджана, а Запад взял бы на себя усовершенствование этих заводов, строительство дорог и домов. Визит госсекретаря Бейкера в Баку был связан именно с этим. Государственные перевороты не позволили этим планам осуществиться…

— Как вы оцениваете перспективы азербайджанской оппозиции?

— Без оппозиции невозможно построить демократическое государство. Но оппозиция должна представлять интересы народа.

— Кстати, намерены ли вы баллотироваться на грядущих парламентских выборах?

— Разумеется, нет. Я являюсь бывшим президентом Азербайджана. Мой статус ничем не ниже статуса депутата. Я всегда готов служить нашему народу.  Аллах дал мне все. Я чист перед своей Родиной. Я многое мог сделать для нее. Я всегда был с народом, думал о нем…