Для Армении отсчет нового времени начинается в невероятно трудных условиях, когда геополитические перспективы страны, завязшей в болоте противоречий, оказались непредсказуемыми. Преступно отхватив часть азербайджанских территорий на заре транзитной эпохи, она забрела в джунгли брожения.

То, что ныне происходит в Армении и вокруг нее, можно охарактеризовать словосочетанием «незавидное положение». Актуальность безотлагательных антикризисных действий и корректировок в политический курс не вызывает сомнений. Они не только должны прояснить ситуацию с будущим, но и пролить свет на то, какой вектор изберет для себя официальный Ереван.

Для Сержа Саргсяна, который является одним из виновников воцарения удушливой обстановки в своей стране, судьбоносным остается вопрос о будущем власти. Все последние годы он был строго сосредоточен на том, чтобы ее не уступить. Сохранение главенствующей позиции — это не только многочисленные преференции для его семьи и окружения, но и страховка от привлечения к ответственности за совершенные многочисленные преступления. Черный след Саргсяна в одной только Ходжалинской трагедии открывает перед правосудием простор для привлечения политика к уголовной ответственности.

В Армении страсти кипят, что называется, дай Бог, и властвующим нужно определиться по геополитической ориентации. Предчувствуя тревогу, Саргсян не случайно наведался в Ватикан. Там он занимался перегруппировкой тыла. Многим бы хотелось видеть в нем уходящего лидера. Ереван вот уже несколько месяцев беспрерывно бурлит. Неугомонная улица выставляет все новые счета. И интрига не только в том, что наш герой настроил против власти всех, кого только было возможно.

Чтобы сбить накал напряженности, смягчить напор критики в свой адрес, он опять прикрывается карабахским щитом.

Фактически в Ватикан он направился на поклон, чтобы добиться от папы Франциска политического благорасположения. А это следует понимать так – чтобы найти одобрение касательно будущего политической власти с  тяжелеющим на ее шее карабахским камнем. Это очень важно, ибо  формирующаяся новая региональная конъюнктура таит в себе немало загадочного.

Встретившись с понтификом в пятый раз, он обсудил карабахскую проблему. Ватикан занимает взвешенную позицию, не выпячивая предпочтений. Однако не исключено, что глава католиков все же склоняется к осторожной поддержке Еревана, но при этом не рискует навредить и отношениям с Баку.

Саргсян снова завел шарманку «мирного урегулирования», когда императив о сдержанности направлен не в сторону агрессора, а в сторону пострадавшей стороны. Объявил о приверженности Ватикана исключительно мирному решению нагорно-карабахского конфликта, выдавая это за свою победу.

Посол Армении при Святом престоле Микаел Минасян (зять президента), который является одним из правофланговых прозападной команды национальной элиты, работает на пределе возможностей. Успех Саргсяна на западном фронте, разумеется, это и удача зятя, который  объявил о большом прорыве. В его интерпретации официальный Ереван после подписания Соглашения о партнерстве с Европейским Союзом, «добился открытия второго стратегического моста между двумя мирами – армянским и западным». Рапортующий посол невероятно доволен, что диверсифицируются отношения с западным полюсом.

Все бы хорошо, если б не одно существенное обстоятельство. На Ближнем Востоке происходят невероятно интересные трансформации. Формируется новая геополитическая конфигурация, в которой Россия, Турция и Иран отрабатывают модель взаимодействия для купирования сирийского кризиса. Между тремя участниками имеются принципиальные разночтения по разным вопросам, однако в тактическом плане они смогли найти алгоритм для вывода проблемы из тупика. Правда, намерения США во что бы то ни стало покарать Башара Асада осложняют обстановку, однако даже на этом фоне Астанинская тройка разбирает завалы, что играет на снижение напряжения во взаимоотношениях внутри тройки.

Большинство аналитиков сходится во мнении, что сирийская практика не сегодня — завтра откроет путь для разблокирования карабахского кризиса. Страны-соседи не желают дать ему перекочевать в силовое лоно.

Ереван сильно ерзает, так как ему при всех вариантах не отвертеться от главного пункта плана разрешения. Речь о выводе оккупационных сил с азербайджанских территорий, без чего, собственно, реализация мирного процесса невозможна.

Турция Армении не пара и не союзница, чтобы протянуть руку помощи. Иран, расширяя формат взаимодействия с Баку, все больше склоняется в пользу прагматизма. К тому же политический диалог между Баку и Тегераном решительно перешел в русло здравомыслия, и от этого выигрывают обе стороны.

Ну и Россия, которой от близкого соприкосновения с Арменией перепадают головная боль, да неблагодарность, видя, как Саргсян обивает западные пороги, вряд ли станет рисковать преференциями от контактов с договороспособными соседями ради союзника-корыстолюбца.

Никто, за некоторым исключением не станет наказывать Армению, ее просто пустят на произвол. Трагедия проблемной страны не только в том, что ей голодно, она в том, что не может найти общий язык с соседями. Она не в состоянии сама себя воспроизвести, чтобы стать нормальной частью сообщества.

Умение скандалить на почве территориальных и культурно-духовных притязаний сформировало тот образ Армении, который соответствует внутреннему миру армянской правящей верхушки. Но это не то свойство, что требуется для добрососедства, дружбы и партнерства. Вот в чем весь фокус, о котором, как кажется, и Ватикан не наслышан.

Тофик Аббасов

Minval.az