В Великобритании объявлено о беспрецедентно жестких мерах в отношении РФ

Выражение «токсичный» вошло в политический лексикон сравнительно недавно — на фоне скандала вокруг вмешательства РФ в американские выборы 2016 года, точнее, в тот период, когда в центре внимания оказалась встреча, если можно так выразиться, «будущего бывшего советника по национальной безопасности» в команде Дональда Трампа — Майкла Флинна — с тогдашним послом России в США Кисляком. И обозначало оно что-то вроде «персона, от которой лучше держаться подальше, чтобы не замарать свое имя и не вызвать подозрений».  В Москве тогда не на шутку возмущались: как это так — зловредные «дяди в пробковых шлемах» объявили нашего посла «токсичным»! Того и гляди, объявят «токсичной» всю страну!

Только вот Кисляка никто не обвинял в том, что он в прямом смысле слова передал Майклу Флинну нечто ядовитое. А сегодня английское «toxic» в одном предложении со словом Russia употребляется уже совсем в другом и в куда более прямом и опасном для Кремля смысле.

«Скандал нервно-паралитического действия»

Между Россией и Великобританией разгорается беспрецедентный политический скандал: Лондон официально обвинил Москву в причастности к отравлению бывшего офицера ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии. Их обнаружили 4 марта на скамейке около торгового центра в британском городке Солсбери в бессознательном состоянии.

В Великобритании тут же вспомнили: Сергей Скрипаль, по версии российских правоохранительных органов, еще в бытность свою офицером ГРУ начал работать на британскую разведку. Был арестован, обвинен в измене родине, приговорен к длительному тюремному сроку. Как считал, должно быть, сам разведчик, в 2010 году ему улыбнулось счастье: нескольких граждан России, осужденных за связь с иностранной разведкой, обменяли на провалившихся агентов СВР в США. Сами  по себе такого рода обмены в мире спецслужб — событие не сказать чтобы беспрецедентное. Правда, тогда ходило множество слухов, что провалившиеся агенты были детьми весьма влиятельных персон в иерархии МИДа и спецслужб России. Это, конечно, еще не доказательство для суда, что родители провалившихся агентов «продавили» обмен по сценарию, предусматривавшему освобождение таких персон, которых выпускать на свободу было ни в коем случае нельзя. Но нет сомнений в другом: даже “засвеченный” и просидевший несколько лет в тюрьме, а затем «обмененный» агент остается весьма ценным источником информации для спецслужб. Плюс ко всему в Москве никогда и не скрывали, что ведут охоту за своими агентами-перебежчиками и за пределами своей страны. И с многозначительными ухмылочками рассказывали, как один из них неожиданно умер, поперхнувшись куском мяса, другой попал в автомобильную катастрофу, третий умер от сердечного приступа…Даже сообщая по горячим следам об отравлении Скрипаля, в российском федеральном эфире позволяли себе весьма прозрачные намеки, что перебежчики за рубежом долго не живут. Опять-таки это не доказательство для суда. Но в Москве, похоже, были уверены: за то, что кто-то “похимичил” в тихом британском городке Солсбери, России вряд ли «прилетит». Тем более что Сергей Скрипаль — не первый выходец из России, чья смерть на Британских островах вызвала подозрения. Отравленный полонием Александр Литвиненко, бывший офицер ФСБ — пример наиболее известный, но не единственный. В СМИ уже гуляет список из 14 человек, погибших при подозрительных обстоятельствах: это беглый олигарх Борис Березовский, его адвокаты, журналисты…По этому поводу были журналистские и коронерские расследования, громкие заявления в прессе, интервью и сюжеты в новостях, но вот на государственном уровне реакции не следовало. Тем более  никогда еще обвинения не озвучивались из уст премьер-министра страны в самом прямом смысле в ультимативном тоне. Что, вполне возможно, убедило организаторов убийства Скрипаля, что тактика «нет человека — нет проблемы» вполне надежна и, главное, безопасна.

Но если в случае с Литвиненко, Березовским, Перепеличным и т.д. Москве удалось избежать неприятностей на высшем политическом уровне, то теперь события развиваются по совершенно другому сценарию.

12 марта, выступая в парламенте, глава британского правительства Тереза Мэй прямо заявила: «Отравление вызвано боевым нервно-паралитическим веществом такого типа, которое производилось в России». По ее словам, для этого использовался высокотоксичный препарат группы «Новичок». Как заявила Мэй, связь покушения на Скрипаля с Москвой «крайне вероятна». Об этом свидетельствует происхождение вещества и «вовлеченность​ России в подобные случаи в прошлом». По мнению Мэй, для России Скрипаль был «законной целью» для убийства, «поскольку был перебежчиком». Премьер-министр выдвинула две версии покушения на Скрипаля: либо это был акт государственного преступления со стороны России, либо Москва допустила утечку ядовитого вещества, которое и было использовано третьей стороной. После чего заявила, что правительство Британии ждет разъяснений от России до вечера вторника. Если заслуживающий доверия ответ получен не будет, Мэй пообещала жесткие ответные меры.

В Москве устами госпожи Захаровой назвали заседание британского парламента «цирковым шоу». Ее шеф Сергей Лавров выразился в том духе, что ответить на британский ультиматум РФ в том случае, если представителей Москвы допустят к материалам расследования.

А тогда в Лондоне объявили об ответных мерах.Тереза Мэй подчеркнула, что в ответ на требование разъяснений получила лишь «сарказм, неуважение и вызывающее поведение». В Лондоне принято решение выслать из страны 23 российских дипломатов. По словам Терезы Мэй, эта высылка станет крупнейшей за последние 30 лет и «полностью подорвет» деятельность российских спецслужб на территории Великобритании на долгие годы. Как объявлено в Лондоне, официальные лица и члены королевской семьи не поедут в РФ на чемпионат мира по футболу. Приостановлены все двусторонние программы. Отменен визит на Британские острвао Сергея Лаврова. Ужесточаются проверки частных самолетов и грузов на таможне. Могут быть заморожены российские государственные активы — в том случае, если возникнет подозрение, что они используются для создания угрозы жизни и собственности граждан Великобритании. «Покушение на убийство с использованием нервно-паралитического газа в британском городе было не просто преступлением против Скрипаля. Это безрассудное и неприемлемое действие поставило под угрозу жизни наших невинных граждан. И мы не потерпим таких бесстыдных попыток убивать невинных людей на нашей земле», — подчеркнула Тереза Мэй. Кроме того, по инициативе Великобритании созвано заседание Совбеза ООН.

В России, конечно, обещают свои «ответные меры», обвиняют Лондон в «провокации» и «русофобии». Но тем не менее наряду с возмущением демонстрируют и уверенность в собственных силах. Президент РФ не проводит срочных совещаний со своими подчиненными, в СМИ нет «алармистских» комментариев.

Конечно, имеет право на жизнь версия, что после оглашения ответных мер, принятых правительством Великобритании, в Кремле если и не вздохнули с облегчением, то во всяком случае пришли к выводу, что все могло быть значительно хуже. В самом деле, официальный Лондон не объявил о полном бойкоте чемпионата мира по футболу, который намечено провести в России. Не последовало отзыва из России «для консультаций» посла Великобритании. Ну и еще длинный список мер, которые анонсировались, но все же не последовали. Тем более в РФ вряд ли переживают по поводу дискуссий в Совбезе ООН: в этой структуре у России право вето, и решение, невыгодное Москве, там не может быть принято априори. А значит, нет и поводов для тревоги.

Только вот…

Статус «токсичной страны» 

Здесь, пожалуй, нужно пояснение. Возможно даже, самая плохая новость для Москвы — это не лондонские ответные меры как таковые, а сам факт, что события на Британских островах развиваются не по сценарию Москвы. В «большой политике» есть такое правило: перед тем, как предпринять какой-то шаг, неплохо бы спрогнозировать его последствия, оценить риски и только потом решить, стоит ли. Вряд ли в Москве всерьез рассчитывали, что гибель Скрипаля и его дочери не вызовет ни у кого ну абсолютно  никаких подозрений. Но, как видно, полагали, что дальше подозрений дело не продвинется. А если и продвинется, то тоже совсем не в угрожающую России сторону. И тут изрядную пищу для размышлений дает заявление МИД РФ. На Смоленской площади вполне предсказуемо  расценили  выступление премьер-министра Великобритании Терезы Мэй в парламенте по делу об отравлении экс-офицера ГРУ Сергея Скрипаля как беспрецедентно грубую провокацию.

Российское внешнеполитическое ведомство осудило решение Великобритании о высылке 23 российских дипломатов, назвав действия Соединенного Королевства «категорически неприемлемыми и недостойными». А затем прочитало мораль правительству Великобритании: «Вместо того чтобы завершить собственное расследование, задействовать установленные международные форматы и инструменты, в том числе в рамках Организации по запрещению химического оружия, к чему мы были готовы, британское правительство сделало выбор в пользу конфронтации с Россией. Очевидно, что пойдя на односторонние и нетранспарентные методы расследования этого инцидента, британские власти в очередной раз попытались развязать огульную антироссийскую кампанию». Судя по всему, МИД нечаянно выболтал тот вариант развития событий, на который рассчитывали в Москве: переговоры, выражение готовности «всемерно способствовать» расследованию, заверения, что в России нет даже следов «Новичка», и, наконец, долгое расследование в рамках ОЗХО. Той самой ОЗХО, которая при горячем участии России объявила о полном уничтожении химического оружия в Сирии, но в этой стране войска Асада продолжают травить хлором и зарином противников «багдадского халифа». Но события пошли совсем по другому сценарию, что уже само по себе плохая новость.

И самое печальное для Москвы, что оглашенными в Лондоне мерами дело не ограничивается. Прежде всего, в процесс уже де-факто вступил весь Североатлантический альянс. Генсек НАТО Йенс Столтенберг выразил солидарность с Британией в деле Скрипаля и подчеркнул, что оно вызывает у организации «глубокую озабоченность». А страны, входящие в альянс, призвали Россию дать Великобритании ответы на все вопросы, касающиеся отравления бывшего двойного агента Сергея Скрипаля. В заявлении, подписанном представителями всех 29 членов альянса, говорится, что это «нападение» однозначно является «нарушением международных правил и договоренностей». Союзники Великобритании по НАТО выразили Лондону свою солидарность и предложили поддержку при проведении ведущегося расследования этого дела. И какие еще неприятные сюрпризы ждут Москву на лондонском треке, можно только гадать.

Но даже не это главное. События в Лондоне не оставили сомнений: Россия все глубже погружается в статус не то что «нерукопожатной», а по-настоящему «токсичной» страны. Тактика, при помощи которой Москва рассчитывала восстановить свой статус «сверхдержавы», сбила ее на уровень государства-изгоя, и эта политическая изоляция только углубляется.

«Пут Ын», или Чучхе в переводе на русский

В своей речи Тереза Мэй упомянула и аннексию Крыма, и Донбасс, и послание Владимира Путина Федеральному собранию России, где он устроил этакую видеодемонстрацию нового российского оружия с имитацией нападения на США. А в ответ получил целую серию язвительных и издевательских сравнений с северокорейским лидером Ким Чен Ыном.

А теперь, простите за черный юмор, из лондонского тумана вырисовывается еще одна параллель. Как раз накануне жесткого выступления Мэй в британском парламенте власти США ввели санкции против Северной Кореи — в ответ на организованное официальным Пхеньяном убийство сводного брата Ким Чен Ына в аэропорту Куала-Лумпура. Теперь же не менее жесткие меры вводятся  и в отношении РФ. И тоже за отравление неугодных лиц на чужой территории, да еще и способом, создающим прямую и явную угрозу для случайных людей.

Но главная параллель между Россией и Северной Кореей в другом. Если КНДР — это бесспорная «страна-изгой» на протяжении десятилетий, то Россия стремительно теряет «рукопожатность» на мировой арене буквально на глазах — такое вот невеселое «чучхе в переводе на русский», где «контр-санкции» и «импортозамещение» — лишь одно из внешних проявлений. Еще пять лет назад, в 2013 году, РФ считалась вполне уважаемым партнером, в мире с упоением говорили о «перезагрузке» и не обращали внимания даже на «пятидневную войну» против Грузии, не говоря уже об угрозах в адрес стран Балтии и Польши. Но после аннексии Крыма развитие событий пересекло некую «красную черту». Места для благодушия не осталось. Была ли реакция Запада на действия РФ адекватной, насколько она соответствовала Будапештскому меморандуму, наконец, не следовало ли бы распространить столь же жесткие меры на Армению — тема отдельного и весьма обстоятельного разговора. Но даже на нынешнем фоне нет сомнений: такие шаги и такие формулировки, которые сегодня Запад применяет в отношении Кремля, не были в ходу даже в худшие времена «холодной войны». Против России действуют беспрецедентно жесткие санкции — за Крым и Донбасс, и не исключено, что уже очень скоро будет введен еще один пакет рестриктивных мер — уже за Сирию. В ответ на допинговые расследования российским спортсменам пришлось выступать на Играх в Пхенчхане без своего флага и в «нейтральной» форме. И вот теперь — «химический» скандал. Словом, положение, в котором сегодня оказалась российская дипломатия, получающая со всех направлений оплеухи и плевки, точнее всего описывается фразой из дворового  жаргона: «Вспотеешь утираться». Причем все это — результат действий самой же Москвы, а не некой «русофобии» или еще чего-нибудь в этом роде.

А это не просто неприятно и унизительно. Речь идет о провале «генеральной стратегии» России, где сделали ставку на казавшееся безотказным правило «Боятся — значит, уважают». Только вот Запад вместо того, чтобы, подобно персонажу из армейского анекдота, исполнять команду «стоять — бояться!», вводит ответные меры, начиная от усиления военного присутствия НАТО в странах Балтии и поставок в Украину ракет «Джавелин» и заканчивая экономическими санкциями против Москвы. И если учесть разницу в экономической мощи, технологическом потенциале и политическом влиянии, шансов выиграть гонку у Владимира Путина немного. Особенно в статусе «Пут Ына». Который, похоже, явно не ждал, какие неприятности поджидают его в лондонском тумане.

Нурани, специально для Minval.az

Minval.az