О чем следует помнить Еревану?

Эксперты и политологи, без сомнения, будут еще долго анализировать и комментировать выступление Президента Ильхама Алиева на съезде партии «Йени Азербайджан», где он был выдвинут кандидатом на пост главы государства на предстоящих 11 апреля выборах. Того, что Президент выступит с по-настоящему программной речью, ждали, без сомнения, многие. Глава государства говорил о новейшей истории Азербайджана, о внешней и внутренней политике, об экономике, отношениях страны с Европой и странами исламского мира. Но уже в первые минуты с пометкой «Молния!» информагентства цитировали заявления главы государства, посвященные Карабаху.

«Весь мир считает Нагорный Карабах неотъемлемой частью Азербайджана. Ни одна страна не признала и, уверен, никогда не признает это надуманное образование. Исторические основы также укрепляют нашу позицию, так как Нагорный Карабах является нашей исконной, исторической землей, — подчеркнул Президент. — Постановления и резолюции международных организаций укрепляют как правовые, так и политические основы. Наша позиция по урегулированию конфликта превалирует, в особенности, в нынешних условиях. В различных уголках мира, в том числе в Европе, нарастают тенденции сепаратизма. Европа видит, насколько опасной тенденцией является сепаратизм. Мы же столкнулись с агрессивным сепаратизмом. Поэтому подход, процессы, происходящие в мире в связи с конфликтами в целом, еще более упрочили нашу позицию. Неслучайно, резолюция, принятая в ноябре прошлого года на саммите Восточного партнерства Европейского Союза, однозначно поддержала суверенитет, территориальную целостность, независимость стран-членов Восточного партнерства. Могу сказать, что впервые резолюция была принята именно в этой форме. Это стало очередным ударом для Армении, ее очередным поражением и нашей очередной победой». Как подчеркнул глава государства, «армяно-азербайджанский, нагорно-карабахский конфликт должен быть урегулирован в рамках территориальной целостности нашей страны на основе резолюций Совета Безопасности ООН. Иного пути нет. Мы никогда не позволим, чтобы на нашей земле было создано второе армянское государство. Территориальная целостность нашей страны не является и никогда не будет темой переговоров».

Как подчеркнул Президент, «мы не должны забывать о своих исторических землях. В дальнейшем это должно быть одним из направлений нашей деятельности. Наши исторические земли — Иреванское ханство, Зенгезур, Гейче, об этом должно знать как наше молодое поколение, так и весь мир. Я рад, что в связи с этим вопросом – в связи с историей наших исконных земель сегодня создаются ценные научные работы, снимаются фильмы, организуются выставки. В предстоящие годы мы должны проявлять еще большую активность в этом направлении, а также организовывать выставки и презентации в разных уголках мира».

Прозвучало и другое заявление главы государства. Как подчеркнул Президент, Армения будет оставаться в изоляции до тех пор, пока не освободит оккупированные азербайджанские территории. «Армения осталась вне всех региональных проектов. Политика изоляции Армении будет продолжаться, пока азербайджанские территории не будут освобождены от оккупации, — напомнил глава государства. — Мы не позволим создать второе армянское государство на наших территориях. Сегодня все видят, что эта страна стала заложницей, жертвой своей оккупационной политики. Мы изолировали их от почти всех международных проектов, все энергетические и транспортные линии проходят мимо них, это сделали мы. Хотя это было не так просто. К сожалению, проармянские силы в мире, армянское лобби и продавшиеся армянам некоторые политики постоянно пытаются включить Армению в проекты, инициатором которых являемся мы. Мы всегда серьезно возражали против этого, и Армения осталась в стороне от реализуемых по нашей инициативе проектов». Президент напомнил: сегодня в обход Армении идут и нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, и газопровод Баку-Тбилиси-Эрзерум, и проекты «Южный газовый коридор», и железная дорога Баку-Тбилиси-Карс, и это результат политики Азербайджана. В обход Армении, заверил Президент Ильхам Алиев, пойдет и транспортный коридор Север-Юг. «Мы не скрываем этого. Несмотря на то, что некоторые пытаются обвинять нас в том, что мы держим их в изоляции. Да, держим и будем держать. До тех пор, пока наши земли не будут освобождены от оккупации. Эта политика дает свои результаты», — подчеркнул Президент Азербайджана.

Конечно, выступление Президента на съезде, изначально заявленном как предвыборный — это прежде всего информация к размышлению для  азербайджанских избирателей — вкупе с теми цифрами и данными, которые за последние недели не раз приводились в СМИ: и экономика, выросшая в три раза за последние 15 лет, и почти полтора миллиона новых рабочих мест, и военное строительство, и освобождение высоты Лелетепе, и многое другое. Но вот процитированные выше отрывки из речи Президента — это уже «месседж», направленный не только Азербайджану, но и Армении. И речь идет о цене притязаний на Карабах — той цене, которую Армения платит уже сегодня и которую, по всей видимости, будет платить завтра.

Армения: «дорожная карта» в тупик

Происходящая сегодня на Южном Кавказе «инфраструктурная революция» — тема, которая освещается в средствах массовой информации широко и регулярно. В самом деле, нельзя не заметить, что в регионе за последние годы усилиями Азербайджана сформировалась новая «транспортная география», где Армения безнадежно за бортом. И вот тут как минимум нелишне напомнить, как в Ереване раз за разом упускали свой шанс.

Первым «тревожным звонком» для Еревана был проект нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. В то время, пока главный экспортный нефтепровод Азербайджана был еще смелой задумкой, а не реальной «трубой», идеи «трубопровода мира», который прошел бы из Азербайджана через Армению, в определенной части той тусовки, которую можно назвать и «интеллектуально-политической элитой», и «болтающим классом», по настроению, набрали немалую популярность. Однако более трезвые политики, а тем более бизнесмены, понимали: эта идея на очередном политологическом форуме, быть может, и вызовет аплодисменты, но вот в реальности есть опасность превращения важной экспортной «трубы» из гаранта мира в заложника будущей войны. А рисковать миллиардными вложениями мало кому хочется. Плюс ко всему в Армении банально не успели помириться с Азербайджаном, тем более что территориальные захваты ранних девяностых не на шутку кружили голову, сама мысль о том, что с захваченных земель надо бы уйти, не укладывалась в головах, да тут еще и в реальность будущей «трубы» в Ереване не очень верили. И предпочитали слушать российских экспертов, которые старательно уверяли, что трубопровод никогда не будет построен, что это «политический проект», что себя он не окупит, о нем поговорят, но реальных денег не вложат…Очнулись в Москве и Ереване лишь тогда, когда в Джейхане стали заполняться нефтью первые танкеры.

Затем точно так же в Ереване упустили шанс встроиться в газовый экспорт региона. Притом что были уверены: мир не позволит, чтобы «древняя многострадальная Армения», «первая христианская страна» и т.д. и т.п. совсем уж осталась без транзитных доходов.

Впрочем, насколько реальным этот шанс был — вопрос открытый. Поговорку «Вода пробьет себе дорогу» придумали не зря, а на Востоке хорошо знают: большая река всегда принимает в себя маленькие. Того, что газопровод пройдет рядом с нефтепроводом, следовало ожидать. Но и этот шанс Армения упустила. Внезапно выяснилось, что ключевые решения, по какому маршруту пройдет «труба», будут приниматься не в Глендейле и не в Санта-Барбаре, а в Баку. Такого «сюрприза» в Ереване явно не ждали.

Но самым большим ударом, без сомнения, оказались железнодорожные проекты, и прежде всего Баку-Тбилиси-Карс. Теперь же Армения остается в стороне и от коридора Север-Юг, пусть даже в Ереване этого еще не признали вслух.

Более того, как уже не раз указывали эксперты, это уже не временные трудности, а стратегический просчет. Потому как даже после нормализации отношений с Азербайджаном  и Турцией вряд ли кому-либо придет в голову перекладывать маршруты трубопроводов ради интересов Армении. Несмотря на все слезливые намеки на исключительную многострадальность. Такая вот вышла у Еревана невеселая «дорожная карта», которая ведет эту страну в тупик. Просто потому, что когда-то в Ереване выбрали не те ориентиры.

Но при всем при этом инфраструктурный тупик, в котором оказалась Армения — это цена, условно говоря, экономическая. А «Иреванский вопрос» — уже политическая.

За вычетом новообретенной «столицы»

Поясним: в Азербайджане не грозят Армении войной, если там немедленно не откажутся от своих прав на Ереван, не предъявляют ультиматумов с требованием покинуть город в течение 24 часов и не обещают нанести «превентивный удар» в случае невыполнения условий. Президент призвал довести до мировой общественности подлинную историю тех земель, на которых сегодня создана Армения. А это уже позволит поднять вопрос и о судьбе азербайджанской общины — коренного населения современной Армении, и об ответственности за перманентные этнические чистки азербайджанцев. Понятно, что на переговорах может быть поставлен вопрос и о праве на возвращение к родным очагам людей, изгнанных не только из Карабаха, но и из Армении. Одно только это может оказаться нешуточной «политической бомбой» для Еревана, где к такому повороту дел вряд ли готовы.

Но это еще не все.

Самое интересное, что в Армении с самого начала понимали, что получили в качестве столицы азербайджанский город. Память о его реальной истории попросту стирали. В двадцатые годы был дан старт «реконструкции», под флагом которой была разрушена Иреванская крепость, ханский дворец с зеркальным полом, где состоялась первая постановка грибоедовской комедии «Горе от ума», шесть из семи местных мечетей, дома азербайджанской знати, и не только знати. Вся историческая застройка Иревана безжалостно уничтожалась. А сегодня в столице Армении внезапно забеспокоились: город остался без исторического «ядра». Что уже само по себе превращается в улику монументальных размеров. В результате одни призывают «сохранить то, что осталось», другие, прекрасно понимая, что остались опять-таки свидетельства мусульманской истории города, требуют завершить процесс уничтожения исторической застройки, третьи предлагают собрать из домов XIX века (найти в Ереване что-то немусульманское постарше Туркманчайского договора даже не пытаются) этакий «аналог старого города» и водить туда туристов, на что в ереванской казне банально нет денег…Только вот за всей этой активностью сквозит страх.

Здесь, пожалуй, нужно пояснение. Сама по себе смена «хозяев» города — явление в мировой истории не такое уж редкое. Граница Ирана и Турции, которая с XVI века остается неизменной — это в современном мире скорее исключение, чем правило. Границы видоизменялись, «корректировались», чаще всего в результате войн. В результате сегодня в США одним из излюбленных туристических адресов является город Санта-Фе в штате Нью-Мексико,  изобилующий памятниками мексиканской колониальной архитектуры, в Кельне рядом со знаменитым собором расположен романо-германский музей, построенный в прямом смысле слова на римском фундаменте, а в России не очень даже и скрывают, что Калининград, бывший Кенигсберг, перешел в состав СССР в результате второй мировой войны. Но границы США, Мексики, Германии, Италии многократно признаны, уточнены и оговорены в десятках и сотнях международных документов. И самое главное, в Италии даже самым отчаянным маргиналам не придет в голову призывать к восстановлению Римской империи, а в Мехико — требовать от США вернуть им Санта-Фе, и не только Санта-Фе. Иное дело — Армения, где еще на первых стадиях притязаний на Карабах активно оперировали ссылками на «историю», причем насквозь сфальсифицированную. Только вот оказалось, что оружие это обоюдоострое. Теперь фальшивый исторический «козырь» стремительно «обнуляется».  И это еще мягко сказано. Причем, в отличие от армянских фальшивок, у Азербайджана доказательства «железобетонные».

Наконец, есть и неудобные для Еревана политические реалии. Иреван, город, основанный по приказу Шах Исмаила Хатаи на берегу реки Занга, был передан Армении на переговорах в 1918 году в обмен на отказ от претензий на Карабах. К тому же в это время Армения не контролировала и Гюмри, оставшись по сути дела без столицы. Эти условия Армения не выполнила — ни тогда, ни сейчас. К тому же сегодня, в отличие от 1918 года, вторая «естественная столица» у нее есть — город Гюмри с российской военной базой. В декабре 2013 года, кстати говоря, именно отсюда, а не из столичного Еревана, начал свой государственный визит в Армению президент России Владимир Путин.

Понятно, что при наличии признанных мировым сообществом границ все эти экскурсы в историю и протокольные детали вряд ли имели бы хоть какое-то влияние на территориальные вопросы. Но все дело в том, что именно Армения попыталась запустить в регионе процесс силовой перекройки границ. И продолжила этот процесс после того, как Турция, Румыния, Пакистан, а за ними и другие страны мирового сообщества признали бывшие союзные республики независимыми государствами в их постсоветских границах. Возможно, в Ереване тогда пребывали в полной уверенности, что открывают себе дорогу к территориальным «приобретениям» за счет соседей. Только вот забыли, что военная фортуна изменчива. а процесс силовой перекройки границ может пойти в обе стороны. Особенно с учетом такой детали: в начале девяностых все «территориальные успехи» Армении были достигнуты при помощи воевавших на ее стороне российских регулярных военных частей. А теперь расстановка сил изменилась, и даже щедрые оружейные подарки Москвы не позволяют восстановить прежний расклад. И самое главное, на фоне санкций за Крым у РФ уже нет прежней свободы рук на Южном Кавказе. Так что выбор у Армении оказывается невеселым: или соглашаться на признание сложившихся в регионе границ, о чем здесь недавно не желали и слышать, или…принимать на себя все последствия их силовой перекройки, но уже не в  свою пользу. Просто потому, что бывают такие роковые ошибки, последствия которых становятся понятны только по прошествии времени. Когда «отыграть» их назад бывает уже вряд ли возможно.

Нурани, специально для Minval.az

Minval.az