Подобно хищным птицам, кружащим высоко в небе над пустыней, многочисленные враги и соперники Ирана пристально и в предвкушении наблюдают за уличными протестами в Тегеране и других городах. Об этом, как передает ИноСМИ, пишет The Guardian.

Открыто высказываемые в США и Израиле надежды на то, что беспорядки могут спровоцировать падение режима, похоже преждевременны. Но любое реальное или воображаемое ослабление власти иранского правительства может стать предвестником опасной эскалации напряженности в регионе.

Из-за стремления к распространению своего влияния на Ближнем Востоке Иран с его преимущественно шиитским населением нажил себе множество врагов. Его экспансионистская политика набрала обороты с окончанием холодной войны и ослаблением стратегических ограничений и активизировалась на фоне резкого вывода британо-американских сил из Ирака после 2003 года.

Иран сейчас занимает ведущие позиции в постсаддамовском Ираке, Сирии и Ливане. Эти очевидные посягательства вызывают всеобщее негодование не только на суннитских территориях Ирака, расположенных северо-западнее Багдада, но особенно в центре суннитского ислама — в Саудовской Аравии.

Иранские власти уже обвинили саудовцев в разжигании протестов. Когда заместитель губернатора Лурестана обвинял «группы такфиристов» (суннитских экстремистов) и «иностранные спецслужбы», он имел в виду Эр-Рияд.

До недавнего времени мысль о том, что Саудовская Аравия тайно замышляют смену режима в Иране, могла бы показаться нелепой. Но напряженность в отношениях между двумя странами сегодня как никогда высока.

Саудовцы обвинили Иран в непосредственной причастности к недавнему ракетному обстрелу королевского дворца в Эр-Рияде. Ракета была запущена из Йемена, где возглавляемая Саудовской Аравией коалиция ведет борьбу с повстанцами-хуситами, которых поддерживает Тегеран.

Это соперничество распространяется и на Ливан, где наследный принц Саудовской Аравии Мохаммед бин Салман в ноябре спровоцировал дестабилизацию обстановки, что, по мнению большинства наблюдателей, было неудачной попыткой государственного переворота, спланированного с целью снижения влияния поддерживаемой Тегераном «Хезболлы», военизированной ливанской шиитской организации и политической партии.

Молодой Салман, стремящийся дать отпор Ирану, заставить подчиниться Катар и другие государства Персидского залива и обеспечить себе контроль внутри страны, приобрел репутацию человека дерзкого и безрассудного. Никто не знает, как далеко Салман готов зайти, хотя в прошлом он поклялся «дать бой Ирану» и назвал Высшего руководителя Ирана аятоллу Али Хаменеи «новым ближневосточным Гитлером».

Салман заручился поддержкой восторженных неформальных сторонников, а недавно с невероятной скоростью распространился видеоролик, изображающий мистифицированный захват Ирана Саудовской Аравией.

Салман пользуется серьезной поддержкой своего друга Джареда Кушнера, зятя Дональда Трампа и его переговорщика на Ближнем Востоке. Враждебность Трампа по отношению к иранским властям, которые он называет «режимом-изгоем», и его желание, чтобы этот режим был свергнут, ни для кого не являются секретом.

Удивление вызывает внезапная вспышка протестов, видимых поводов для которых внутри страны не было. Трамп и его вице-президент Майк Пенс выразили надежду, что иранский «репрессивный режим» падет, игнорируя тот факт, что Хасан Рухани менее года назад был переизбран на пост президента в ходе демократических выборов.

Идея смены режима в Иране воодушевляет и израильских политиков. Министр регионального сотрудничества Цахи Ханегби (Tzachi Hanegbi) заявил, что иранские протестующие «мужественно рискуют своей жизнью в стремлении к свободе», и призвал «цивилизованный мир» поддержать их.

Но премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, который построил карьеру на том, что демонизирует Иран как экзистенциальную угрозу, призвал их воздержаться от комментариев — видимо, беспокоясь, что иранские лидеры могут обратить свой гнев на Израиль. Если Нетаньяху опасается отрицательной реакции, то он, вероятно, поступает разумно. Если ситуация выйдет из-под контроля, на линии огня окажутся не Трамп и Пенс, а Израиль.

Израиль заявляет, что Иран активизировал поставки ракет и оружия «Хезболле» в Ливане и палестинским боевикам в Газе. Его все больше беспокоит безопасность его фактической границы с Сирией на Голанских высотах. Ослабленный и уязвленный Иран может нанести внезапный удар. Он также может стать дезорганизующим и непредсказуемым партнером Ирака и Сирии. А также Турции и России, которые в настоящее время являются союзниками Тегерана по расчету.

Что касается кружащих в небе американских, саудовских и израильских ястребов, им в своих желаниях следует быть осторожными.