Мы встретились с Эйюбом Кулиевым воскресным вечером в Театре Оперы и Балета в тот самый удобный момент, когда от репетиции до концерта остается всего лишь один свободный час. Именно этот редкий свободный в плотном графике час молодой и успешный дирижер подарил нашему изданию.

ДОСЬЕ

Эйюб Кулиев родился в 1984 году в Баку. В 2005 году окончил Бакинскую музыкальную академию по классу дирижирования (класс Я. Адигезалова), затем продолжил обучение в аспирантуре Санкт-Петербургской государственной консерватории и Венского университета музыки и изящных искусств. Принимал участие в мастер-классах Д. Хардинга, Р. Капассо, Ю. Симонова, Р. Абдуллаева. Он выступал в лучших концертных залах мира, сотрудничал с такими коллективами, как симфонические оркестры Colours (Греция) и «Кадакес» (Испания), Санкт-Петербургский государственный симфонический оркестр, Оркестр Государственного Эрмитажа, Государственный симфонический оркестр Азербайджана и другие.

В феврале 2010 года Эйюб Кулиев в качестве дирижера принимал участие в концерте фестиваля «Музыкальный Олимп» в Карнеги-холле в Нью-Йорке.

Указом Президента Азербайджанской Республики Гейдара Алиева 23 августа 1998 года имя Эйюба Кулиева вписано в «Золотую книгу молодых талантов Азербайджана», также он был удостоен Президентской стипендии. В 2006 году Кулиев стал лауреатом национальной премии «Достижение», а в 2009 – обладателем министерской награды «Вершина».

Дирижер является победителем ряда конкурсов, среди которых Международный конкурс дирижеров им. В. Лютославcкого в Белостоке (2006, I Приз), Международный конкурс дирижеров им. Д. Митропулоса в Афинах (2008, Приз оркестра). В 2010 году Эйюб Кулиев завоевал высшую награду (Приз Джузеппе Синополи) на Международном конкурсе дирижеров им. Артуро Тосканини в Парме (Италия).

Мне, привыкшей видеть Эйюба исключительно за дирижерским пультом при полном параде, было странно наблюдать его в джинсах и свитере, да еще и сидящим рядом со мной.  Кроме того, он оказался прекрасным собеседником и между нами практически сразу же завязался очень интересный разговор.

— Не так давно вы участвовали в юбилейных концертах маэстро Фархада Бадалбейли. Насколько мне известно, это ваше первое совместное выступление?

— Начнем с того, что это очень серьезная дата – 70-летие известного азербайджанского музыканта, который смог сделать мировую карьеру, его знают во всем мире, он повсеместно востребован и желанен. В своем интервью телеканалу «Россия-Культура» я отметил тот факт, что Ф. Бадалбейли проявляет интерес ко всем сферам музыки. Ф. Баладбейли не только ректор Музыкальной Академии страны, он воспитал целую плеяду талантливейших пианистов, таких как Мурад Адыгезалзаде, Мурад Гусейнов, Юрий Союткин, Азиза Мустафазаде. Все они уже известные и востребованные пианисты, достойно представляющие нашу культуру. Сейчас Ф. Бадалбейли также преподает, и кроме этого, он продолжает свою концертную деятельность. Недавно в США он дал 17 концертов подряд. Он является членом жюри двух больших вокальных конкурсов — М. Магомаева и конкурса Бюльбюля. Ф. Бадалбейли представитель знаменитой династии Гаджибековых, Бадалбейли, его дядя – знаменитый Ахмед Агдамский, его двоюродный дядя маэстро Ниязи. Все эти люди – сливки общества – воспитали Ф. Бадалбейли как истинного патриота своей земли. Он достойно представляет семейные традиции, он всегда участвует в дискуссиях, международных форумах, встречах, где он говорит о карабахской проблеме, высказывает свое мнение.

Он неоднократно бывал вместе с делегацией от Азербайджана в Карабахе (Шуша-Агдам) в рамках «народной дипломатии», где вели переговоры с представителями Армении. То есть, у него активная позиция во всех сферах. И мы все благодарны Фархаду муэллиму за все, что он делает. И неспроста один из главных юбилейных концерт проходил в Москве, ведь Фархад муэллим заканчивал аспирантуру в Московской Консерватории.  Юбилейный концерт проходил в концертном зале им. Чайковского с участием знаменитого оркестра Московской филармонии. Были приглашены три дирижера от Азербайджана: Ялчин Адыгезалов, я и Фуад Ибрагимов. Мы показали разные дирижерские школы, несмотря на то, что мы представляем одну страну, тем не менее, учились у разных педагогов. Программа была очень интересной. Я бы даже сказал, что это был вызов, потому что Фархад муэллим в один вечер решил сыграть три концерта, а в его возрасте это действительно подвиг: он сыграл и «Арабский концерт» Ф. Амирова, концерт Гершвина, а во втором отделении он со своим учеником Мурадом Адыгезалзаде – директором Бакинской Филармонии – сыграли вторую сюиту Рахманинова, причем, это была новая версия, сделанная специально для Ф. Бадалбейли (два фортепиано и симфонический оркестр). Так же в концерте выступал и наш талантливый азербайджанский оперный певец Азер Рзазаде, недавно закончивший музыкальную академию при оперном театре Ласкала. Концерт прошел при полном аншлаге, мне было приятно видеть в зале выдающихся деятелей культуры России и Азербайджана, также в зале присутствовала делегация из Азербайджана, участвовавшая в форуме Гуманитарного сотрудничества. Я всегда мечтал разделить с Фархад муэллимом сцену, но он всегда работал с очень именитыми дирижерами, а мне неудобно было просить, потому что я считал, что еще слишком молод. И мне безумно повезло, что появилась в моей жизни такая возможность и наш дебют состоялся в Баку – за неделю до юбилейного концерта в Москве.

Особое спасибо хочу сказать Фонду Г. Алиева, так же Россконцерту, Минкультуры Азербайджана и Минкультуры Российской Федерации – благодаря всем этим структурам и организациям юбилей Фархада Бадалбейли прошел на самом высоком уровне.

После концерта в Москве у меня появилась очень сильная вера в то, что несмотря на возраст, Фархад муэллим в замечательной форме, и он будет много лет радовать нас своим творчеством. Я хочу пожелать ему здоровья, потому что мы очень нуждаемся в таких представителях нашей интеллигенции: они не только высказывают творческое мнение и выполняют функцию глубокого начитанного интеллигента, но так же представляют богатую азербайджанскую музыкальную культуру.

— Как вы считаете: каков сегодня интерес к классической музыке в нашем обществе? Есть ли положительные тенденции? Дело в том, что разумное, доброе, вечное нравится, как правило, довольно узкому кругу общественности.

— Было время, когда действительно наша публика, наше общество, не проявляли интереса к классической музыке. Это можно объяснить недостатком информационной пропаганды, недостатком рекламы, отсутствием анонсов. Часть публики чаще всего составляли и составляют до сих пор ученики консерватории, которым всегда и в Филармонии, и в Оперном Театре выдавали контрамарки. Я тоже приходил на концерты, когда был студентом Консерватории, и хочу поблагодарить руководство и Оперного Театра, и Филармонии за то, что они поддерживают молодых деятелей культуры. Действительно было время, когда мало кого интересовало высокое искусство. Публика ходила, нельзя сказать, что спектакли и концерты проходили при пустых залах. Сегодня мы наблюдаем положительную динамику, и самое главное – много молодежи, проявляющей интерес к оперным и балетным спектаклям. Причем, отмечу, что эта молодежь не имеет отношения к классике. Да, публика помолодела, и это не может не радовать, потому что, когда я общался с коллегами в России, они рассказывали, что на классических концертах, как правило, бывают аншлаги, но зрители – представители взрослого, старшего поколения. Есть публика, которая 40-50 лет посещает одни и те же театры. Как говорится, у каждого театра – своя публика. Причем, тенденция «своей публики в театре» существует во всех странах мира, в том числе и у нас в Азербайджане. В любом случае, делается немало: в Оперном театре репертуар довольно широкий. Если вы хотите посмотреть классическую оперу, можете прийти на Верди и на Пуччини, если вас интересует балет, то есть и классические балет «Лебединое озеро», «Щелкунчик» и так далее. В репертуаре театра есть и современная опера, и современный балет, есть новые постановки. Как известно, 2018-й год в Азербайджане объявлен Годом Кара Караева, и 3 февраля состоится премьера балета «Гойя», который зритель еще ни разу не видел. Хочу сказать, что репертуар в театре Оперы и Балета соответствует любому вкусу и возрасту.  Следует также отметить, что в Азербайджане проходят концерты, куда приглашают очень известных музыкантов. Я чувствую, что подъем есть: люди действительно заинтересовались тем, что происходит в мире классики. На самом деле, это прекрасно, потому что именно классическая культура – лицо нашей страны, своеобразная визитная карточка. Что касается цен, то во всяком случае, в Оперном Театре и в Филармонии они весьма доступные. Вот если бы только усилить пропаганду, давать больше рекламы – и зрителей стало бы еще больше.

— Вы только что затронули очень болезненную для меня тему: почему-то артистов классического жанра сотрудники СМИ тщательно избегают, ограничиваясь публикациями в изданиях сухих отчетных релизов, которые рассылают журналистам пресс-службы театров. Но если дело касается шоу-бизнеса – так это сколько угодно, рекламы хоть отбавляй. Лично я не видела еще ни разу на спектаклях никого из своих коллег. Иногда приезжает ТВ, но это другое дело. Я не помню, когда в последний раз читала в наших СМИ хорошее пространное интервью с каким-нибудь известным артистом классической сцены, с музыкантом, режиссером, дирижером.   

— Конечно же, с вами сложно не согласиться, но опять же мне хочется отметить положительную динамику и в этой сфере: хоть рекламы и недостаточно, но все же работа сотрудников СМИ с нами ведется. На спектакли помимо журналистов приглашаются и критики, которые пишут пространные рецензии в весьма читаемых изданиях. Причем, это не только похвала в адрес спектаклей, артистов и руководства, но еще и критика. Кроме того, существует свобода слова в интернете, где каждый зритель может и похвалить, и поругать. Также существует в Азербайджане и телеканал «Культура», по которому демонстрируются и концерты, и спектакли. Усиление пропаганды культуры – это очень важно. Иногда в стране проходят культовые мероприятия на высочайшем уровне, при поддержке руководства страны, фестивали классической, джазовой и мугамной музыки, и естественно, если бы эти мероприятия проходили бы где-то в Европе, достаточно было бы одной афиши. Но у нас одной афиши не достаточно, необходимо массово пропагандировать, тиражировать, распространять информацию о мероприятиях, спектаклях и концертах в СМИ, нужны рекламные билборды, бегущая строка на ТВ. Ведь именно пропаганда формирует общественное сознание.

— Недавно я была на спектакле «Риголетто» с великолепным Авезом Абдуллаевым в главной роли и в антракте услышала, как молодежь в фойе пела песенку Герцога. Было приятно, что опера понравилась до такой степени, что молодежь, больше склонная к попсе, запомнила эту яркую арию.

— Несмотря на определенные финансовые сложности руководство театра приглашает практически каждый месяц известных исполнителей из ведущих театров мира, и они являются частью гармонии, происходящей на сцене. И потом все эти артисты хотят снова и снова выступать на сцене бакинского театра, где их тепло встречает наша публика. В свою очередь, и наши артисты и музыканты выезжают на гастроли, где как правило получают самый высший балл за свою работу. Ведь представлять страну – это огромная ответственность.

Замечу, что благодаря совместной творческой работе всякий раз в классические постановки привносится что-то новое, запоминающееся, вызывающее интерес не только у завсегдатаев театра, но и у молодежи. Кроме того, хочу отметить еще одну немаловажную деталь: в Италии, в центре оперного искусства, в Римском оперном театре распускают оркестр из-за отсутствия денег. 2 года тому назад ушел Рикардо Мути — дирижёр, бывший художественный руководитель миланского театра «Ла Скала». То же самое и в пармском театре (на родине Верди и Тосканини). Только если совсем значимое событие происходит, руководством театров приглашается сборная команда оркестра (работа по контракту). Причина – финансовый кризис. Так же театры на родине оперной музыки закрываются. Меня приглашал музыкальный агент из Италии, он хотел, чтобы я дал 6 концертов в течении недели с оркестром Рома Лацио. Из-за кризиса театр закрыли и мероприятие было отменено. Вы не представляете, что происходит в этой сфере в Румынии, в Молдове. Естественно, этот кризис отражается и на других странах. Мы тоже чувствуем кризис, но у нас достаточно мужества и таланта, чтобы выдержать натиск этого непростого времени.  А ведь у ведущих театров мира существуют – помимо государственных субсидирований – еще и фонды поддержки, членами которого являются богатейшие люди Европы. Оркестры имеют свои благотворительные фонды: золотой, серебряный и бронзовый. Помимо официальных членов Фондов есть так же и анонимные благотворители. У нас в Азербайджане почему-то ничего такого нет.  В Азербайджане нет ни одного филантропа. Нет человека, который бы пришел и сказал: я хочу оплатить постановку спектакля. Сколько средств потребуется на декорации, на костюмы, на ноты? Скажу вам по секрету, что на все это потребуется не больше 30-40 тысяч манатов. Для меценатов деньги небольшие, некоторые из них за вечер в ресторане тратят чуть меньше. Разве нет в стране богатых людей? Есть, но они почему-то не проявляют никакого интереса к театрам, к классической музыке. Я лично видел в различных концертных залах и в театрах с мировым именем известных людей, которые оплачивали спектакли или концерты, их имена указывались в буклетах, к примеру, «граф такой-то пожертвовал 300000 долларов». Я был на «Манон Леско» в исполнении Юсифа Эйвазова и Анны Нетребко, и видел список спонсоров, которые оплатили постановку. BMW, Мерседес, крупные мировые банки… Естественно, они себя рекламируют, вкладываются, но и получают немало. Спонсоры приглашают зрителя на свои мероприятия во время антракта, где раздают сладости и подарки с логотипом спонсорских компаний.  Всюду рекламные баннеры спонсоров — в зависимости от того, какой ярус театра спонсирует та или иная фирма. Неплохо было бы ввести такую практику и в нашей стране.

— Участие двух талантливых азербайджанцев в престижном конкурсе «Большая Опера-2017» стало для всех нас откровением. Так сказать, сюрприз за сюрпризом. Во время моей беседы с Ильхамом Назаровым он не раскрыл мне секрета, и не сказал, кто еще из Азербайджана будет участвовать в проекте. В любом случае, сюрприз был очень приятным. И как работалось в этом конкурсе? Говорят, что нужно иметь колоссальную выдержку, чтобы пройти его до конца.

— Я вам должен сказать, что это действительно интересный проект, и чтобы попасть в него нужно действительно это право заслужить. Вообще телеканал Россия-Культура всегда проводит очень оригинальные нестандартные проекты. К примеру, конкурс оперных режиссеров, и насколько мне известно, этот проект не имеет аналогов. «Большая Опера» — сегодня один из престижнейших телеконкурсов, опять же не имеющий аналогов. В «Большой Опере» конкурсанты и артисты выходят петь не в концертном варианте, а создают совершенно новые, я бы даже сказал – весьма странные, оригинальные образы, а также совершенно особые декорации.

В этом году было решено поменять формат, и вместо одного дирижера в проекте принимали участие сразу четыре достаточно известных специалиста, и попасть в эту четверку – действительно большая радость для меня и большая честь, потому что наша страна впервые участвовала в расширенном составе этого проекта. С телеканалом «Россия-Культура» у меня сложились очень крепкие, дружеские связи, они дважды приглашали меня к сотрудничеству в инструментальном конкурсе «Щелкунчик» (конкурс юных дарований. прим. авт.), который проходит в течение одной недели. Конкурс этот имеет очень высокий рейтинг. Первый раз меня приглашали в 2015 году, причем, участие в проекте дает прекрасную перспективу работы с известными коллективами. Я работал с Российским Национальным оркестром – одним из самых лучших оркестров РФ, которым руководит выдающийся пианист Михаил Плетнев. А через год меня пригласили участвовать в концерте с Филармоническим оркестром, которым руководит известный дирижер, народный артист СССР Юрий Симонов. И в этот раз решили проверить, смогу ли я аккомпанировать вокалистам, тем более, что я работаю в Государственном Театре Оперы и Балета вот уже много лет. До этого меня испытали — как дирижера симфонического оркестра, а в этот раз решили проверить как оперного. Было очень интересно, хотя с другой стороны, было очень нелегко, потому что участники все молодые, и все, кто попал в десятку достойны выступать на самых лучших сценах мира. И факт, что на этот престижный конкурс пригласили именно Ильхама Назарова, говорит о том, что Ильхам входит в список самых лучших. Он действительно имеет очень большой потенциал. Я общался с некоторыми членами жюри, с музыкантами, которые прослушивали и отбирали участников на отборочном туре, и они все говорили, что Ильхам очень музыкальный, очень самобытный артист. Ильхам дошел до последнего тура, но мы все должны понять, что участие в конкурсе, да еще столь эпатажном – это довольно сложный процесс, и одно только участие в нем приносит очень большие результаты. Уверяю вас, совсем не обязательно выиграть.  Я, к примеру, знаком с исполнителями, которые делают мировую карьеру только «засветившись» в подобных титульных конкурсах. К примеру, тот же самый конкурс Чайковского. Французский пианист Люка Дебарг, занявший 4-е место сейчас намного популярнее, чем победители этого конкурса. Как видите, бывает и так. А потому главное – участие, ведь не на финишной черте определяется чемпион. Главное – участие, которое является своеобразным трамплином на большую сцену. И мне очень импонирует тот факт, что Ильхам никогда не останавливается, он находится в постоянном поиске, в постоянной работе над собой и репертуаром, любит проходить через самые смелые творческие эксперименты. К примеру, эстрадный конкурс в Турции, затем конкурс им. Муслима Магомаева, где он победил, сейчас «Большая опера». С ним очень интересно было работать. Если честно, я даже не знал, что он будет принимать участие в конкурсе. Как я уже отметил, в конкурсе принимали участие четыре молодых дирижера: Дмитриос Ботинос (Греция), Тимур Зангиев (Осетия), Оливер Диаз (Испания). Я дирижировал в 3-м и 4- турах. Когда меня приглашали, не сказали, что именно будет, потому что даже не знали, кто пройдет в эти туры, мне было известно только общее содержание конкурса, знал, что у меня в третьем туре будут русские оперные арии, 4-й тур – это зарубежная классика: австро-немецкая музыка, итальянская музыка, но не сольные номера, а дуэты. Участвуя в проекте «Большая Опера», я открыл для себя совершенно новую музыкальную страницу жизни.

Яна Мадатова

Minval.az