Продолжающаяся эскалация противостояния России и Запада в военно-политической сфере заставляет аналитиков НАТО искать всё новые и новые точки противодействия Москве.

Как отмечается в докладе Оборонного колледжа Североатлантического альянса, касающегося российского военного присутствия в Закавказье, модель военного позиционирования Москвы в регионе состоит из двух компонентов. Во-первых, это задействование так называемых механизмов «ограниченного доступа», которые включают создание сильной и самодостаточной локальной системы ПВО, способной перехватывать натовские самолёты, а также тактические и оперативные ракеты. Такого рода средства перехвата у России в Армении имеются на базе в Гюмри, а также на военно-воздушной базе в Эребуни. Вторым компонентом стратегии «ограниченного доступа», реализуемой Россией в регионе, по мнению аналитиков НАТО, является размещение комплексов нападения, основу которых составляют ракеты типа «Искандер-М», а также ударные авиационные системы.

В докладе Оборонного колледжа НАТО продвигается мысль о стремлении России «реинтегрировать» Закавказье, для чего Москва задействует принцип трёх «С» (C3 — Confrontation, Cooperation, Confusion), то есть (в переводе с английского) «Конфронтация, сотрудничество, запутывание». Эти принципы применяются по отношению к Грузии, Армении и Азербайджану. В отношении Баку и Еревана, по мнению аналитиков НАТО, Россия специально применяет систему балансировки, намеренно посылая «противоречивые политические месседжи», продавая вооружение и обеспечивая политическое «прикрытие» по целому ряду сложных вопросов региональной безопасности. И именно в таком комплексном лавировании и состоит сила и большой потенциал Москвы по поддержанию в регионе статуса-кво — именно этими инструментами как раз и не обладает Североатлантический альянс, упуская инициативу.

Натовские аналитики обращают внимание на тот факт, что оружейные сделки России с Ираном и Азербайджаном по тематике поставки высокотехнологичных образцов вооружения, таких, в частности, как противовоздушные комплексы С-300 и С-400, не только ставят в зависимость от воли Москвы закавказские государства, но косвенно оказывают давление на Турцию, с которой как раз в данный момент идут переговоры о покупке современных российских комплексов ПВО, что вызывает в НАТО немалое беспокойство и тревогу.

Стратегическая важность «русского бастиона» в Армении зависит, по мнению аналитиков НАТО, от размещения там ракетных комплексов «Искандер-М», которые, будучи оборудованными ракетами типа «Искандер-К» (неверное натовское обозначение российской крылатой ракеты Р-500), могут нарушать требования Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности. Разговоры о «наказании» России и даже о введении новых санкций в результате нарушений Москвой положения Договора о РСМД крайне активизировались в последнее время.

Как сообщают американские СМИ, по данным источников в военно-политических кругах в Вашингтоне, по тематике Договора о РСМД будут введены ограничения против российских компаний, которые якобы оказывали технологическое содействие в разработке запрещённых договором крылатых ракет. При этом решение о принятии новых санкций в отношении российского ВПК было уже якобы принято Советом нацбезопасности при президенте США. Неудивительно, что НАТО проявляет повышенный интерес к регионам, в которых размещены ракетные системы, потенциально подпадающие под ограничения ДРСМД.

Армения в этом контексте представляется Западу одним из самых слабых звеньев выстраиваемых Россией политических и экономических союзов на постсоветском пространстве. Крайне сложное геополитическое положение Еревана заставляет руководство республики, помимо традиционно дружественных отношений с Россией, пытаться диверсифицировать свою внешнюю политику.

Minval.az