В Милли Меджлисе Азербайджана прошло пленарное заседание, о ходе которого читателей оповещают СМИ. В ходе этого заседания поднимался ряд вопросов, на которые людям хотелось бы получить более емкие ответы, а не сухую новостную казуистику.

Сайт Minval.az предлагает интервью с экономистом, исполнительным секретарем движения «РеАл» Натигом Джафарлы, который емко и доходчиво ответил на вопросы издания.

– Председатель парламентского комитета по общественным объединениям и религиозным структурам, заместитель исполнительного секретаря правящей партии «Ени Азербайджан» Сиявуш Новрузов заявил, что в Азербайджане 1 млн 300 тыс. пенсионеров, и следует сделать акцент на одном моменте: когда упоминается термин «трудные работы», в основном подразумеваются работающие на химзаводах и др. местах, что составляет 2-3% работающих. Некоторые области не предусмотрены вообще. В данной сфере есть весомые недостатки. Так, если кому-то 50 лет и этот человек хочет выйти на пенсию, а пенсионное обеспечение, согласно законодательству, начинается с 65 лет, сколько же человек должен таскать камней, пока дождется 65 лет? Такие люди вынуждены иными путями получить инвалидность и выйти на пенсию. С. Новрузов так же отметил, что следует составить список людей данной категории, составить список задействованных в строительном секторе. По его мнению, одинаковый возрастной пенсионный предел для учителей, ученых и задействованных в строительстве неверен. С. Новрузовым было внесено интересное предложение: вместо адресной соцпомощи можно открыть определенные бизнес-места в качестве новых рабочих мест: «Для этого нужно выделить средства. Нужно помочь этим людям отдалиться от системы зависимости. Они должны сами зарабатывать».  Как Вы считаете, стоит ли всерьез воспринимать слова депутата и принесет ли внедрение этих новшеств положительный результат?

Проблема в том, что у граждан Азербайджана нет выбора

– Вообще-то Сиявуш Новрузов высказал достаточно интересное предложение, над которым стоит подумать. Во всем мире люди мечтают о том моменте, когда же наконец они уйдут на пенсию. А у нас этого дня боятся. И для того, чтобы люди с уверенностью и радостью смотрели в будущее, необходимо пересмотреть пенсионную систему. Обязательно должна быть конкурентная среда, пенсия должна зависеть не только от государства, в стране обязательно должно функционировать несколько пенсионных фондов, которые должны работать в конкурентной среде, и у граждан должен быть выбор. У нас в стране, к сожалению, никакого выбора нет. Даже в России (привожу в пример именно эту страну, потому что все мы, как говорится, вышли из под одной шинели, а потому система у нас очень похожа – и экономическая, и политическая) действует около 90 пенсионных фондов. То есть у граждан есть выбор, правительство единственно что регулирует – чтобы не было мошенничества в этой сфере, и определяет минимальный уровень пенсии, который должны эти фонды платить – исходя из контракта, который эти фонды заключают с гражданами. Вот это правильный подход, во всем мире так. В Турции, допустим, если человек заключает договор с коммерческим пенсионным фондом, правительство берет на себя обязательство платить 25% от той суммы, которую выплачивает гражданин. То есть, если человек платит сто лир, то правительство автоматически выплачивает 25 лир на его счет в пенсионном фонде. То есть у граждан появляется стимул, чтобы они заключали договор с неправительственными пенсионными фондами и платить туда больше, чтобы и правительство добавляло к его счету свои проценты и в момент выхода на пенсию получать большую сумму пенсионного обеспечения.

Если правительство управляет интересами компаний и людей, то оно добивается успеха.

– У нас, к сожалению, до сих пор пытаются управлять именно людьми, а не их интересами. Именно поэтому выход на пенсию в нашей стране – чуть ли не трагедия. Пенсионное обеспечение на низком уровне. Давайте будем откровенны: когда человек работает в азербайджанских реалиях, он имеет возможность зарабатывать больше – даже помимо своей зарплаты (те же учителя, врачи). И потому люди этой профессии не хотят выходить на пенсию. А во всем мире происходит как раз- таки наоборот: все ждут, когда придет этот долгожданный день выхода на пенсию, чтобы начать путешествовать по миру. Наверняка вы в курсе, что во всех аэропортах мира люди пенсионного возраста – европейцы, американцы, азиаты – держась за руки, путешествуют с рюкзаками по самым разным странам в тот момент, когда азербайджанские пенсионеры с трудом могут купить себе лекарства. То есть, Азербайджану необходимо прийти к той модели, через которую за последние 50 лет прошел весь цивилизованный мир. После Второй Мировой войны во всем мире социальная политика усилилась и пенсионные вопросы стали приоритетом для любого правительства. За последние 50-60 лет человечество прошло верный и хороший путь для защиты прав и повышения уровня жизни пенсионеров. Я согласен с Сиявушем Новрузовым, что учителя, ученые – они могут работать даже до 80-ти лет, потому что у них есть, что продавать – это их багаж знаний. И потому в отношении этих людей нельзя применять возрастной критерий при выходе на пенсию. Это должен регулировать и рынок.

Нам надо просто изучить этот опыт и пойти по тому же пути, потому что свой собственный путь создать практически невозможно, а потому нужно следовать удачно опробованной модели. Это реально дает плоды. И потому если будут создаваться какие-то бизнес-структуры, о которых говорит С. Новрузов, то они не должны создаваться посредством государства. Государство может помочь другими методами, а именно этим бизнес-структурам (или бизнес-инкубаторам, как принято их называть) дать налоговые льготы, дать беспроцентные (или малопроцентные) кредиты из госисточников. А если государство опять возьмет на себя эту обязанность и создаст какие-то бизнес-структуры, то это никакого эффекта в будущем не даст.

— На пленарном заседании Милли Меджлиса был обсужден законопроект «О критерии нуждаемости в Азербайджане на 2018 год». В ходе заседания председатель комитета Милли Меджлиса по социальной политике и труду Хады Раджабли сообщил, что согласно законопроекту, критерий нуждаемости в Азербайджане для определения размера адресной социальной помощи установлен на уровне 116 манатов. Он добавил, что аналогичный размер критерия нуждаемости был определен на 2017 год. Как Вы считаете, насколько правильно определять такой низкий прожиточный уровень при столь высокой инфляции?

— Прежде чем устанавливать размер прожиточного минимума, в Азербайджане следует разработать новые индикаторы подсчета —  и прожиточного минимум, и объема социальной помощи, и минимальных зарплат, и пенсий. Индикаторы подсчета, которые сегодня имеют место быть – они неправильные, потому что в эти индикаторы не входят требования современного общества: нет расходов на Интернет, нет расходов на образование и на культурные мероприятия. А ведь во всем мире индикаторы подсчета работают уже по совсем другой системе, правительства всех цивилизованных стран мира давно внесли эти категории в разряд прожиточного минимума. В нашей стране такие индикаторы должны быть разработаны – согласно мировому уровню подсчета показателей. И потом – уже отталкиваясь от этих новых подсчетов – можно определять состояние бюджета и состояние доходов страны, чтобы увеличить разным категориям и прожиточный минимум, и объем социальной помощи, а также минимальные пенсию и зарплату.

— О каких путешествиях пенсионеров по миру может идти речь, если нашим старикам едва хватает денег на лекарства?

— В качестве примера я могу привести самую бедную страну Европы – Болгарию, правительство которой определило прожиточный минимум на уровне 195 евро. По нашему курсу приблизительно 400 манатов. А у нас средняя зарплата приблизительно равняется сумме в 400 манатов. За последнее время значительно выросла сумма коммунальных расходов, выросли цены на продукты питания, и все мы понимаем, что малоимущая часть населения основной свой доход тратит именно на продукты. По официальным данным, у нас в стране продуктовая инфляция держится на уровне 18%. По неофициальным — планка подорожания продуктов гораздо выше, чем 18%. И именно поэтому правительство должно пересмотреть свое отношение к расчетным индикаторам. Естественно, все понимают, что в Азербайджане при нынешних ценах на коммунальные услуги, на продукты питания и лекарства прожить на минимальные пенсию, зарплату и социальную помощь в размере 116 манатов невозможно. Физически невозможно. К сожалению, у нас нет альтернатив, но можно исходить из опыта соседних стран. Допустим, в Турции минимальный уровень зарплат на уровне 1600 лир (800 манатов по нынешнему курсу).  Если семья состоит из 4-х человек и получает прибыль меньше 4 000, то эта семья уже считается бедной, и правительство оказывает помощь в виде включения других социальных программ. А у нас? Если в семье, состоящей из 4-х человек, зарабатывают хотя бы 2 тысячи манатов в месяц, то такие семьи уже считаются средним классом. Правительство Азербайджана должно искать новые источники финансирования социальных проектов.

— Вот уже в который раз мы узнаем из СМИ о том, что депутаты Милли Меджлиса выступают с просьбой увеличить им зарплату. То есть, устанавливать минимальный прожиточный уровень в размере 116 манатов в момент инфляции – это правильно, а прожить на зарплату, равняющуюся сумме 2500 манатов – невозможно? Как Вы считаете, насколько этично требовать повышения зарплаты депутатской зарплаты в тот момент, когда во всем мире существует опыт добровольного отказа от части своей зарплаты депутатов и членов правительства – начиная от самого президента страны в тот сложный момент, когда страна переживает экономический кризис. Так же депутаты выступили с предложением увеличить сумму расходов, положенную для их рабочей деятельности. Эти ли не верх цинизма? Ведь страна находится в сложном экономическом положении. Чего же не хватает нашим депутатам – людям далеко не бедным, если не сказать – очень богатым?

По закону депутат не имеет права заниматься бизнесом, но только не в Азербайджане

—  Я согласен с обществом, которое крайне раздражается всякий раз, когда депутаты начинают жаловаться на нехватку финансов. Ведь у многих депутатов — помимо мандата — есть еще и свой бизнес, свои доходы. Примеров очень много. Что касается международной практики, то существует одно неписанное правило: минимальная зарплата по всей стране и зарплата депутатов не должна превышаться в несколько раз. У нас практически в 12-13 раз официальная зарплата депутата завышена. Во всем мире эта разница может быть в 5 раз. Я, конечно же, понимаю, что депутаты должны получать хорошую зарплату, чтобы заниматься законотворчеством и ни о чем другом больше не думать. Но должна быть оптимальная разница между минимальной зарплатой и зарплатой депутата. Минимальная зарплата в Азербайджане не уровне 200 манатов. Согласно экономической логике, депутаты должны получать где-то 1000-1200 манатов. Наши депутаты получают 2500 манат, помимо этого у них есть еще и свои расходы, оплачиваемые государством: это суммы, предназначенные на встречи с избирателями, это и двойная зарплата для выхода «на каникулы», расходы на поездки и командировки.

— Да, и депутаты так же требуют увеличить им сумму на рабочие расходы!

— Вполне понятно их желание. Естественно, они хотят получить больше, но их довод заключается в следующем: раньше, еще до девальвации, когда депутаты ездили в загранкомандировки, они покупали доллар за 78 гяпиков. А сейчас покупают на 1.70. Но они не понимают, что эта девальвация коснулась всех – и пенсионеров, и простых граждан, и работников разных сфер. И, естественно, согласно этой девальвации депутаты планируют провести индексации в свою пользу. Но это желание вызывает вполне естественное раздражение общественности. Минимальные зарплата и пенсия на уровне 150-200 манатов стране, критерий нуждаемости определен на уровне 116 манатов, а депутатам, похоже, на жизнь не хватает таких высоких зарплат, и они требуют повышения. Тогда непонятно, почему они так мало говорят (или вообще не говорят) при обсуждении социальной стороны бюджета о неимущих и малоимущих, о пенсионерах – о всех тех людях, которые столь трудно сводят концы с концами. По всем параметрам любой депутат в несколько раз лучше живет, чем любой среднестатистический гражданин страны. И потому когда ты говоришь о своих расходах и проблемах – как депутат, ты должен хотя бы думать и громко говорить о тех людях, которые на самом деле нуждаются.

Мне становится очень смешно, когда депутаты требуют что-то у правительства

Согласно законодательству депутаты сами принимают бюджет, они могут проголосовать за увеличение социальных расходов. Получается, что даже если подойти к этому вопросу с политической точки зрения, они просто занимаются утверждением всех законов и всего того, что исходит от правительства, хотя на самом деле правительство зависит в этих вопросах от депутатов! У нас все перевернулось с ног на голову. Ведь все эти 125 депутатов имеют право внести изменения в бюджет и даже увеличить себе зарплату, не требуя этого от правительства.

— Вы упомянули, что у многих депутатов есть собственный бизнес. Скажите, имеет ли право депутат заниматься бизнесом?

— По закону – не имеют права. Если, к примеру, человек уже имел собственный бизнес, а потом стал депутатом, то он переводит этот бизнес на кого-то из своих родственников.  Это нормально.

— То есть, получается, что бизнес всех наших депутатов переведен на имя их родственников?

— Нет, конечно, далеко не всех. Есть те, кто по-прежнему продолжает этим бизнесом заниматься, причем, даже не скрывает – что этот бизнес его собственный. Некоторые депутаты официально являются учредителями тех или иных бизнес-структур и коммерческих компаний.

— Но если это нарушение закона, то каким же образом так получается?

— Парламент сам должен решить этот вопрос. Комиссия по этике должна вынести на обсуждение поведение этих депутатов и потребовать от них ответа. Сначала их просто должны предупредить, чтобы депутаты эти ушли из бизнеса, далее – если депутаты не прислушаются к предупреждению – должно быть наказание вплоть до лишения депутатского мандата. Просто в Азербайджане такой практики пока еще не было. А потому если депутат в открытую позиционирует себя как бизнесмен – удивляться этому не стоит.

Беседовала Яна Мадатова

Minval.az