24 ноября — годовщина смерти великого музыканта Фредди Меркьюри

Чем стали Queen без Меркьюри, все прекрасно знают. А Брайан Мэй и Роджер Тейлор не устают нам об этом напоминать, записываясь и выступая то с Полом Роджерсом, то вообще с Адамом Ламбертом. Коммерческий вектор, который приняли оставшиеся двое музыкантов (басист Джон Дикон с негодованием их покинул) после последнего «настоящего» альбома группы Made in Heaven, вышедшего после смерти Фредди, заставил опечалиться многих поклонников группы (имя которым — легион и по сей день), понимающих, что, исполняя The Show Must Go on, он имел в виду совсем не это. Поэтому сайт «РГ» решил поступить наоборот — и вспомнить, какой была музыка Меркьюри без Queen.

При его жизни вышел всего один сольный альбом — Mr. Bad Guy, записанный в 1985 году. Его появление на прилавках предваряли три сингла. Сначала — ставшие вскоре знаменитыми замечательные I Was Born to Love You и Living on My Own. А затем — Made in Heaven, та самая, что дала название последнему «классическому» альбому великой группы. Впервые эта песня была услышана тысячами людей именно тогда. Версия, вышедшая на одноименном альбоме Queen — совсем другая, более лиричная и меланхоличная. Но выбирать между двумя вариантами этой песни нет никакого смысла: у них разные контексты — и каждая по-своему прекрасна.

Но и среди не ставших синглами песен из Mr. Bad Guy нет ни одной слабой. По большому счету, Меркьюри своей сольной пластинкой дал уроки поп-мастерства своим современникам, уже вовсю приступившим к «стрижке» денег посредством незамысловатых попсовых синглов о любви и бодром ритме жизни. И в этом отношении Let’s Turn it on,Your Kind of LoverFoolin’ AroundMy Love is Dangerous остаются непревзойденными, как и совершенно «куиновская» Man Made Paradise. Особняком стоят прекрасная и печальная There Must Be More to Life Than This и щемящая Love Me Like There’s no Tomorrow.

А в 1987-м вышел, пожалуй, самый знаменитый сингл певца. Как ни парадоксально, обратить на себя всеобщее внимание Меркьюри — в то время уже состоявшейся звезде, автору массы «хитов», прекрасному и общепризнанному (попробуй такого не признать!) композитору и автору стихов — удалось при помощи кавер-версии старинной песни, написанной в ритм-н-блюзовой Америке в далеких шестидесятых. Песню The Great Pretenderза полвека успели перепеть многие, но вариант, предложенный лидером Queen, был настолько хорош, что многие до сих пор уверены, что это — его песня, а другие и знать ничего не хотят (впрочем, конечно, зря). Показательным подтверждением вышесказанному служит тот факт, что за самим Меркьюри после выхода этого сингла (занявшего 4 место в хит-параде Великобритании) закрепилось прозвище «Великий Притворщик».

Ну а через год вышла знаменитая Barcelona — результат совместного творчества Меркьюри и великой Монсеррат Кабалье. Заглавная песня навсегда вошла в золотой фонд вокальных дуэтов двадцатого века, а замечательная музыка, написанная самим Фредди вместе с известным музыкантом и продюсером Майклом Мораном, звучит монументально до сих пор. Заглавная песня, ставшая гимном летних Олимпийских игр 1992 года, хорошо знакома каждому, но весь альбом, хотя остальные песни так и не стали «хитами», достоин восхищения. Чего стоит только замечательная La Japonaise.

Queen предстояло выпустить еще два блестящих альбома при жизни певца — The Miracle (1989) и Innuendo (1991). Спустя год после его смерти вышел сборник The Freddie Mercury Album (в США он назывался The Great Pretender), собравший неизданные ранее версии других серий, а также несколько менее известных песен, таких как мощный хард-роковый боевик Love Kills и суровая Time (Waits for Nobody), выходивших синглами после Mr. Bad Guy, в том числе и после смерти Меркьюри. Следом издавались бокс-сеты, сборники синглов и ремиксов, но с этими изданиями ознакомиться можно бегло и самостоятельно.

А еще в середине девяностых вышла пластинка с ранними записями забытого музыканта Эдди Хоуэлла, который в семидесятых записал с Брайаном Мэем и Фредди Меркьюри свой единственный хит The Man From Manhattan — в целых двух версиях. Эти уникальные блюзовые записи с вокалом Меркьюри долгое время были настоящим раритетом, пока не вышли бонусом к переизданному в Нидерландах альбому Ghost of a Smile группы Smile, ставшей фундаментом для еще не существовавшей Queen. Теперь ими мы можем насладиться без особых проблем.

ПРАВИЛА ЖИЗНИ ФРЕДДИ МЕРКЬЮРИ:

ВООБЩЕ-ТО я собирался быть иллюстратором, но рад, что передумал.

ДЕВЯТЬ ЛЕТ Я ПРОВЕЛ в школе-пансионе и родителей видел редко. В итоге я научился сам решать свои проблемы и умею постоять за себя.

В МОЛОДОСТИ, когда у меня вообще не было денег, я откладывал по чуть-чуть, скажем, недели две, а потом за один день все спускал — с большим удовольствием.

Я ПРОСТО МУЗЫКАЛЬНАЯ ПРОСТИТУТКА, мои дорогие.

ЛЮДИ ПРОДОЛЖАЮТ влюбляются и расставаться — этот процесс бесконечен, а я продолжаю писать про это песни.

ПЕСНИ — как новые платья или рубашки: ты их носишь какое-то время, а потом избавляешься от них.

РОД СТЮАРТ, ЭЛТОН ДЖОН И Я собирались создать группу и назвать ее «Волосы, Нос и Зубы» в честь каждого из нас. Но этого так и не произошло, потому что мы не смогли договориться о порядке слов в названии. Я, конечно, считаю, что «Зубы» должны быть первыми.

ЕСЛИ МНЕ СУЖДЕНО умереть завтра, я не буду сожалеть. Я действительно сделал все, что мог.

Я ЖИВУ РАДИ ЗАВТРАШНЕГО ДНЯ. К черту сегодняшний.

 

МНЕ НРАВИТСЯ мой хриплый голос — это все из-за курения, я поэтому и курю — чтобы у меня был охрипший голос.

САМОЕ СЛОЖНОЕ ДЛЯ МЕНЯ — придумать костюм для следующего концерта: я уже все надевал.

НА СЦЕНЕ я экстраверт, ну а каков я в жизни — это совсем другая история.

МНЕ НЕ НРАВЯТСЯ мои зубы — они торчат. Я собираюсь это исправить, просто у меня все руки не доходят. А в остальном я идеален.

Я ДАЮ НЕ КОНЦЕРТЫ, а устраиваю модные показы.

ЧЕМ БОЛЬШЕ у меня проблем, тем лучше мои песни.

МОЯ ЛЮБОВЬ ОПАСНА. А кто хочет безопасной любви? Представьте, если бы я написал песню: «Моя любовь безопасна». Она бы никогда не продалась.

Я СЛИШКОМ БЫСТРО ВЛЮБЛЯЮСЬ, и мне в итоге всегда больно.

У ТЕБЯ МОЖЕТ БЫТЬ ВСЕ, но ты при этом можешь по-прежнему быть одиноким. И это самая грустная разновидность одиночества.

УСПЕХ принес мне миллионы поклонников и фунтов стерлингов, но лишил меня единственного, что нам всем нужно, — продолжительных отношений.

Я НЕ МОГУ ОСТАНОВИТЬ маховик и посвятить себя отношениям, колесо должно крутиться — поэтому со мной сложно жить и быть счастливым.

ЛЮБОВЬ — ЭТО РУССКАЯ РУЛЕТКА. Никто не любит настоящего меня, все любят мою известность и славу.

Я НЕ МОГУ любить мужчину так же, как девушку.

У МЕНЯ НЕТ настоящих друзей. Мне кажется, когда я подпускаю людей к себе близко, они меня разрушают.

Я ЗАРАБОТАЛ много денег и мог бы жить припеваючи до самой смерти, но мне нужно что-то делать. У меня много энергии, и ей нужен выход. Я не могу бесцельно провести день в постели.

КОГДА ТЫ ПОДНЯЛСЯ НА ВЕРШИНУ, единственный путь — это вниз, и это самое сложное.

МНЕ ДОСТАТОЧНО трех-четырех часов сна. Я перезаряжаю батареи — и снова в бой.

СЧАСТЬЕ НЕ КУПИШЬ. Но деньги могут помочь его обрести.

Я ХОТЕЛ БЫ ЖИТЬ в викторианскую эпоху и быть окруженным изысканным хаосом.

КОГДА Я СМОТРЕЛ ГОЛЛИВУДСКИЕ ФИЛЬМЫ, где действие происходило в роскошных домах, я думал о том, что хочу такой же. Теперь он у меня есть, но для меня было важнее заработать на этот чертов дом, чем в него переехать. Я, видимо, из тех людей, которые когда добиваются чего-то, теряют к этому интерес.

КОНЕЧНО, в моем завещании есть мои родители и мои собаки, но существенная часть моего состояния достанется Мэри Остин.

СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО подобно женщинам, вы не сможете получить от него удовольствие, если будете пробовать его понять.

Я НЕ СОБИРАЮСЬ ИЗМЕНИТЬ МИР. Самое важное для меня — это счастье: быть счастливым и получать удовольствие от жизни. Я хочу радоваться жизни на полную катушку в течение оставшихся мне лет.

ЧТО Я БУДУ ДЕЛАТЬ ЧЕРЕЗ 20 ЛЕТ? Конечно, я буду мертв!

ЧЕМ БОЛЬШЕ, тем лучше, и так во всем.

МАЙКЛ ДЖЕКСОН и я отдалились друг от друга после невероятного успеха его «Триллера». Он просто закрылся в своем мире. Еще недавно мы ходили вместе по клубам, а теперь он не высовывается из своей крепости. Это грустно.

Я ПОЧТИ НЕ ЧИТАЮ КНИГ — мне кажется, это потеря времени. Знаю, что люди убьют меня за эти слова.

ЖУРНАЛИСТЫ всегда выдумывают, что я необузданный и дикий, а остальные участники Queen — тише воды ниже травы, но это неправда. Я могу вам такие истории про Брайана Мэя рассказать!

ПОСЛЕ КОНЦЕРТА у входа нас ждет четыре лимузина, каждый садится в свой и едет своей дорогой.

ПРЕССА МЕНЯ НЕНАВИДИТ, я отвечаю им взаимностью.

Я ХОЧУ, чтобы газеты никогда не написали про меня: «О, он действительно замечательный человек», — ведь моя душа имеет две стороны: светлую и темную.

Я МЕНЯЮСЬ КАЖДЫЙ ДЕНЬ, как хамелеон. Я не хочу быть все время одинаковым.

ИНОГДА МНЕ ПРИХОДИТСЯ самому готовить себе чай, и это тяжелый труд.

НЕ ХОЧУ ПОПАСТЬ В РАЙ после смерти: ад гораздо лучше. Только подумайте о тех интереснейших людях, которых вы сможете там встретить, и вы тоже захотите там оказаться.

Я НЕ ДУМАЮ О ТОМ, будут ли меня помнить после смерти. Это уже не мое дело. Я же буду мертв, какая мне к черту разница.

У МЕНЯ НЕТ ни малейшего желания дотянуть до семидесяти. Это так скучно.

НАС ТАК И НЕ ПУСТИЛИ В РОССИЮ: боялись, что мы развратим их молодежь.