Памяти Великого Певца…

Сегодня после долгой и мужественной борьбы с болезнью умер великий оперный певец — Дмитрий Хворостовский. Ему было всего 55 лет. Несмотря на страшный диагноз и боль в голове, он до последнего оставался на сцене. Потому что сцена — вся его жизнь. В своих многочисленных интервью он много говорил об этом, и за его словами всегда стояла Музыка. Изданиеlife.ru постаралось собрать здесь его самые характерные мысли.

О музыке

Фото © Агентство городских новостей "Москва"/ Дмитрий Ермаков

Слушатель отстаёт от создателя как минимум на век. То, что написано выдающимися композиторами современности, ещё ждёт своего часа. XXI век будет веком русской музыки.

О возрасте

Фото © L!FE/Сергей Дубровин

Время течет очень быстро, я совершенно не замечаю, как проходят годы. Они пролетают, как месяцы, как недели, график достаточно напряжённый, возраст уже… Не успеваешь остановиться, поднять руки, закрыть глаза и сказать: «Господи, как хорошо!» А это важно.

О России

Фото © L!FE/Игорь Шиляев

Я постоянно говорю своему менеджеру: Марк, Россию не забывай! Для меня это главная страна. Потому что везде я один из, может быть, многих или немногих. А здесь у меня совершенно уникальное положение, и я это очень ценю.

О болезни

Фото © РИА Новости/Александр Вильф

В такой момент менее всего хочется общаться с кем-либо. Это радостью и счастьем мы готовы делиться с миром, а в беде лучше побыть одному. С новой реальностью проще свыкаться наедине с собой. Надо всё пережить самому, тут никто не поможет. Не сумеет, даже если сильно захочет.

Об удаче

Фото © РИА Новости/Владимир Вяткин

Удача — капризная дама. Но её благосклонность зависит от тебя самого. И я всегда готов рискнуть. В литературе или кино риск — понятие сиюминутное. В моей же профессии — это постоянное состояние.

О любви

Фото © L!FE/Марат Абулхатин

Когда моя бабушка незадолго до смерти впервые увидела Флошу, сказала мне: «С небес спустился ангел. Господь послал тебе, Дима, эту женщину, держись за неё, не упусти». Вот я и стараюсь!

О жизни и смерти

Фото © РИА Новости/Алексей Даничев

Я уверен: загробной жизни нет и не может быть. Нам даётся только одна жизнь, которую мы должны прожить без черновиков, с первой попытки, пытаясь оставить след и быть счастливыми. Потому что потом у тебя не будет никакого шанса.