Когда «меню на столе», участие ресторатора в процессе не обязательно. Хватает элементарного присутствия обслуживающего персонала, чтобы разобраться в деталях и сделать выбор, если, конечно, речь не о дипломатии. В делах политических все гораздо сложнее, и представление российского подхода к карабахской дилемме устами министра иностранных дел Сергея Лаврова, сделанное им в Баку, только подтверждают сказанное.

Судя по выкладкам шефа российского внешнеполитического ведомства, в четырех резолюциях СБ ООН о судьбе азербайджанских территорий, все еще находящихся под армянской оккупацией, имеются диспозиции, которые носят неясный характер. Так, некоторые мотивы  «требуют определенных усилий», и, как видится, они нуждаются в доработках.

Двадцати с лишним лет оказалось недостаточно, чтобы разобраться в спорных деталях и определиться по их сути, потому российский дипломат сетует, что невозможно изъять некоторые элементы, дабы не нарушить баланс. Стало быть, по ним и нужно форсировать усилия, чтобы найти консенсус. И снова звучит обещание Лаврова, который уверяет в заинтересованности тройки найти «приемлемый для обеих сторон мирный  путь урегулирования». А он подразумевает учет интересов Баку, который без возвращения своих земель ни на какой из вариантов априори не согласится.

В Ереване свято уверовали, будто посредники, а заодно и Анкара с ними,  никак не рассматривают вариант урегулирования с освобождением оккупированных территорий. Это голубая мечта Саргсяна вынести за скобки  миротворческого процесса изменение статус-кво. Но все дело в том, что с августа 2014 года статус-кво взял убедительный крен в сторону перемены, а апрель 2016 года внес кардинальный вклад в усиление тенденции, сократив площадь оккупированных земель более чем на 2 тыс. гектаров. Отбив у агрессора стратегические высоты, Азербайджан доходчиво пояснил всем,  что ставка на убаюкивание пострадавшей стороны не имеет шансов на успех и постановка на безоговорочное выполнение условия о восстановлении территориальной целостности страны, непоколебима.

В Ереване по-прежнему вольно интерпретируют итоги встречи Путина и Эрдогана в Сочи и, конечно же, результаты визита Сергея Лаврова в регион, выдавая излюбленные мотивы ложной уверенности за действующее положение вещей. Все, кому не лень, не устают повторять, дескать, виновником буксовки миротворчества является никто иной, как Азербайджан, который требует невыполнимое, и посему от поддержки его запросов отказывается даже Турция.

Если вспомнить главные доводы армянской пропаганды последних месяцев,  не трудно заметить насколько авторы невообразимых умозаключений далеко заплыли в море абсурда. То они подозревали Баку в тайном сговоре с Москвой, то пытались разгадать мотивы совместного ударного плана Азербайджана с Турцией, который-де подразумевал военный спурт с целью  уничтожения Армении. Были и другие оторванные от адекватного мышления   предположения, с помощью которых армяне подогревали жар в топке тревожных ожиданий. Снедая себя опасностью несуществующих в природе конспирологических схем, они, видать, решили сменить тактику и перейти в контрнаступление, но при этом оставаясь в стихии безграничного вздора.  Сегодня в меню присутствует тема разрыва доверительных отношений между Баку и Анкарой, согласно которой президент Эрдоган отказывается от союзнических обязательств, потому, мол, по проблеме Карабаха Азербайджан остается на поле один и без серьезной поддержки.

Полет мысли армянских фантазеров больше не удивляет. Носители несуществующих в природе теорий настойчиво трудятся над тем, что даже гипотетические не стыкуется с реалиями. Другое вывод процесса урегулирования в плоскость ясности.

По-прежнему актуально наличие повестки карабахского конфликта, которая  требует четкой верстки действий. Это позволит сосредоточиться на системной работе и поможет избежать повторения принципа «вокруг да около», которым долго увлекались посредники.

Если подвести итог бакинскому раунду визита Лаврова, то в скромный актив можно занести тезис о четырех резолюциях СБ ООН, которые так и остаются невыполненными. От них и нужно отталкиваться ради приближения к черте определенности. Этот элемент, озвученный российским министром в Баку, являет собой мессидж Еревану о том, что де-оккупации азербайджанских оккупированных районов не избежать. Послание рассчитано на подготовку общественного мнения Армении, которое заостренно следит за телодвижениями Сержа Саргсяна, озабоченного не только трансфером власти, но и позиционированием внутренних сил перед лицом неизбежных трансформаций. Если для армянской власти отход от тезиса «ни пяди земли больше не отдадим» смерти подобно, то это не проблема Азербайджана.  Еревану довел положение до того состояния, когда приходится выбирать между плохим и еще более худшим.

Ереван об этом осведомлен, и потому замешивает провокацию с использованием сегмента российско-американских отношений, говорит о какой-то неучтенной роли Турции. Вот так наводится тень на плетень, чтобы  выиграть время, а заодно еще и дождаться случайных благоприятных поворотов. Но невозможно не заметить, что лимит на сюрпризы исчерпан, и наступил момент конкретики.

Не случайно Лавров в Баку заметил, что «многие отношения в международной сфере находятся в тупике, однако сотрудничество по карабахскому урегулированию не пострадало». Это свидетельство тому, что наличествует повод для осторожного оптимизма и просматриваются возможности для движения вперед. Остается только верить, что российский эмиссар на этот раз озвучил то, что думал.

И напоследок. Глава МИД РФ сказал, что переговоры по урегулированию в Нагорном Карабахе вряд ли завершатся быстро. В этом трудно с ним не соглашаться, рассматривая прогноз в спектре политического календаря. Грядущий трансфер в Армении к парламентской форме правления, президентские выборы в России и Азербайджане, как это не раз случалось в прошлом, внесут свои коррективы в ход процесса. Потому не мешает запастись терпением всем, кто жаждет результат в надвигающейся перспективе. Тут уж ничего не поделать.

Тофик Аббасов

Minval.az