Армению накрыло волной удовлетворения, и, как обычно это случается, беспричинно. Заявление президента Турции Реджепа Эрдогана, который поведал журналистам о результатах переговоров с главой России Владимиром Путиным, вдохнуло жизнь в мертвое поле надежд. Признание турецкого лидера по части обсуждений по Карабаху в транскрипции «настрой российского руководителя безнадежен из-за позиций сторон» армянская улица празднует в качестве спасительного прорыва.

Источники не только смакуют детали заявления, но и сумбурно сочиняют дополняющие небылицы. Согласно одной из них, хозяин Кремля отшил турецкого коллегу, отказав ему в понимании и предрасположенности к общению по Карабаху.  То, что вызывает ликование в армянской среде, есть не что иное, как контекст, вырванный из общей конструкции. Без привязки к законченной формулировке это ничего не значащая фигура речи.

Это выглядит особенно явственно, когда вспоминается анонс Реджепа Эрдогана, сделанный накануне Сочи. В первый раз турецкий лидер заговорил о намерении обсудить Карабах с Путиным, возвращаясь самолетом из Баку, а далее то же самое повторил перед отправкой в Россию. Это доказывает  серьезность намерений Эрдогана перед лицом очевидных стараний Еревана эскалировать положение.

Никто ни перед, ни после 13 ноября, после того, как лидеры в течение пяти часов обсуждали сложную повестку, не имел ясного представления о том, в каком ключе прошло обсуждение карабахского конфликта, и вообще, состоялось ли оно вообще. Сомнения и догадки развеял сам Эрдоган, который внес ясность. Ее оказалось достаточно, чтобы разыгралась новая словоохотливая эйфория. Так, в Армении утверждают и верят, что Путин разочаровал не только Анкару, но и Баку, подорвав их радужные ожидания. Поговаривают, будто потерпела фиаско схема де-оккупации пяти азербайджанских районов с последующим определением статуса спорного региона.

Если оставаться в плоскости реалистичности, важно констатировать, что никакого фола или же неожиданного поворота в Сочи не было, равно как, и не было так называемого «плана по возвращению пяти районов». Рассуждения в стиле «Путин не верит в урегулирование ввиду непримиримой позиции сторон» то же чистый плод фантазии армянских сказочников, везде и во всем мечтающих о распаде тандема Баку-Анкара.

Что же было в самом деле? Как видится, после напряженных прений вокруг сирийской дилеммы, которая заняла центральное место в диалоге двух лидеров, обсуждения Карабаха между Путиным и Эрдоганом вовсе и не было. Точнее, о нем, кончено же, вспомнили, как о предмете, который ввиду сложившихся непредвиденных обстоятельств протокольного характера не вписался в переговорный график. Попросту говоря, на него не хватило времени, и лидеры не стали обсуждать важную проблему по остаточному принципу.

То, что ни Эрдоган, ни Путин ни словом не обмолвились о карабахских обсуждениях в своих заявлениях, без труда доказывает, что львиную часть разговора заняла Сирия, потому по определению никакого «отказа Эрдогану и Алиеву», о чем трубят армянские источники, не было и не могло быть. Однако в каждой армянской пропагандистской свистопляске есть ядро, с помощью которого Ереван пытается укрепить свои ветхие политические редуты.

И на этот раз в квинтэссенцию пустозвонной кампании подведена мысль о нежелании сторонних сил изменить статус-кво. Это, собственно, золотая мечта Еревана, и всегда и всюду, где надо и не надо, все устремления подгоняются под этот вожделенный угол.

Под ним же армянская верхушка, используя силу агитпропа, тиражирует коронный тезис, согласно которого никто, и даже Москва не способна заставить Армению пойти на компромиссы, дескать, она являет собой состоявшийся субъект международного права, и ключи от судьбоносных решений находятся не в чьих-то, а именно ее руках.

О том, насколько успешно Ереван отстаивает свой сомнительный суверенитет, насколько он волен принимать краеугольные решения, совсем скоро продемонстрирует саммит Восточного партнерства в Брюсселе, который вот уже долгое время наводит на армянский истеблишмент сущий ужас. По большому счету Азербайджану все равно, как и при каких обстоятельствах Ереван войдет в ступор. Ему не впервой, и не стоит забывать, что заигрывания с Западом всегда заканчивались для него плачевно. Сдается, старая история повторится, как фарс.

Вступи Армения в ЕС на правах ассоциированного члена, ничто для нее не изменится, и всякие упования на усиление механизмов безопасности, диверсификацию возможностей интеграции в условиях зажатости и прямого подчинения Москве так и останутся несбыточной мечтой.

Регион, невзирая на нерешенность карабахского конфликта, меняется, и надежды на то, что территориальный спор сыграет роль тормоза в реализации интеграционных проектов с участием государств региона, рухнули. Характерно, что к ширящемуся экономическому действию имеет прямое отношение и Москва, у которой турецкое направление наращивает стратегический запал. Лишние дивиденды не только ей не мешают, но и дают новый простор для маневра. С Азербайджаном также наблюдается расширение взаимодействия.

Для Баку вопрос восстановления территориальной целостности был и остается главным пунктом национальной повестки. Его решение никогда не будет обусловлено действием внешних факторов, и на то есть более чем убедительное свидетельство в виде решимости самостоятельно начать операцию по принуждению агрессивного соседа к миру. Боевой настрой есть  производное не мнимой, а реальной суверенности. Армении этой истины в силу очевидных причин не понять.

Тофик Аббасов

Minval.az