В конце октября в Тбилиси была учреждена Платформа гражданского мира между Арменией и Азербайджаном. Впервые был сформирован состав Правления, состоящий из 19 членов, куда вошли пять членов из Армении, пятеро из Азербайджана и по одному представителю каждой из остальных девяти стран, представляющих Минскую Группу ОБСЕ. Затем начал действовать Совет экспертов, состоящий из 29 человек и представляющий 14 стран. Это означает формирование новой ситуации в процессе создания мира между Азербайджаном и Арменией.

На эту тему Minval.az поговорил с известным азербайджанским политологом Ильгаром Велизаде, который ранее неоднократно принимал участие в миротворческих проектах.

— Как вы оцениваете вышеуказанный формат, направленный на урегулирование конфликта мирным путем?

— В целом, самым ценным в данном формате является прямой диалог представителей армянской и азербайджанской общественности, который в силу целого ряда причин был приостановлен более двух десятилетий назад. Известно, что самые большие издержки от конфликта несут простые люди, и отсутствие диалога между ними блокирует возможность развития процесса народной дипломатии, сводит на нет участие в процессе урегулирования более широкого набора инструментов, которые могли бы оказать немалое влияние на поиск путей мира.

— Как вы считаете, может ли применение такого подхода со стороны Гражданского общества придать новый импульс решению конфликта? На учредительном съезде были приняты серьезные решения. Одно из них – решение об открытии в Тбилиси, Ереване и Баку офисов Платформы. Как, по-вашему, сможет ли Платформа построить свою деятельность во всех трех странах, имеются ли условия для этого?

— Я очень затрудняюсь оценивать перспективы открытия офиса Платформы в Ереване, однако функционирование офисов в Баку и Тбилиси станет важным условием для институционализации всего процесса, позволит выработать организационную основу для превращения Платформы в широкое общественное движение. Мне кажется, что именно такая форма действий может быть наиболее эффективной и востребованной и будет катализировать вокруг себя серьезные процессы, окажет позитивное влияние на мирный процесс в целом. А возможно, станет его основой. Я очень надеюсь, что Платформа станет открытой площадкой, где люди разных национальностей и профессий смогут выступать с различными инициативами, направленными на активизацию диалога между армянской и азербайджанской общественностью, между людьми, проживающими или проживавшими в самой зоне конфликта и их детьми.

— Впервые в истории конфликта армяне и азербайджанцы собрались вместе и обратились к президентам обеих стран с призывом достичь конкретных результатов в мирных переговорах. Как вы считаете, что происходит, и окажет ли это влияние на переговорный процесс?

— Происходит старение конфликта, а наряду с этим и уставание общественности двух стран от наличия этого конфликта. Любой конфликт дискомфортен по своей сути, а нагорно-карабахский армяно-азербайджанский конфликт, к тому же, это конфликт, проецирующийся на будущие поколения, т.е. делающим наших потомков заложниками этого дискомфорта. Конечно, Азербайджан в силу очевидных преимуществ смог минимизировать потери от конфликта, а вот Армения, чье положение отягощается также конфликтом интересов с соседней Турцией, оказалась запертой в своем регионе с нескольких сторон. И другого пути, кроме как открыть закрытые двери, у нее нет. Население этой страны, образно выражаясь, «голосуя ногами», уезжает далеко за ее пределы, а те, кто остается, все больше задумываются над истиной ценой за «приобретение» Нагорного Карабаха и оккупированных азербайджанских районов вокруг него. Все это в конечном итоге стимулирует диалог и альтернативные сценарии поиска мира.

— Как показывают наблюдения, за 25 лет своей деятельности Минская группы ОБСЕ не контактировала серьезным образом с институтами гражданского общества. Платформа обратилась к сопредседателям для получения консультативного мандата в рамках Минской группы ОБСЕ. Это новый и интересный подход. Как вы оцениваете это предложение?

— Любая новизна, тем более продиктованная желанием оказать содействие мирному процессу, должна приветствоваться. Минская группа в рамках своего мандата призвана взаимодействовать и с представителями гражданского общества, поэтому, думаю, сопредседателям пора выходить за рамки паркетной дипломатии и идти в народ. Похоже, все продуктивные идеи у МГ ОБСЕ давно исчезли и ее деятельность свелась лишь к миссии посыльных, пора, выражаясь современным языком, сделать «апгрейд» работе этой группы и перенимать новые методы работы.

— Если это предложение будет принято, то как сможет Гражданское общество (Платформа) поддержать посредническую миссию?

— Для того, чтобы Платформа серьезно влияла на работу посреднической миссии, надо серьезно поработать над ростом ее собственного влияния в зоне конфликта. Лишь после этого можно будет предметно говорить о роли и месте Платформы в мирном процессе.

— Переговоры ведутся с участием лидеров обеих стран. Многократно сообщалось, что без наличия общественного мнения и поддержки трудно принять какое-либо решение. А в Платформе уверяют, что она была создана для того, чтобы оказать поддержку в мирном процессе президентам двух стран и для помощи в установлении взаимного доверия. Как вы считаете, как президенты оценят эту поддержку?

— Президенты смогут достойно оценить поддержку Платформы в поиске мира прежде всего, если они примут во внимание ее усилия, согласятся с ее существованием в целом. Пока, с большей долей вероятности, мы можем говорить лишь о поддержке президента Азербайджана этого начинания. Президент Армении либо делает вид, что никакой платформы нет, либо остается безучастным к ее инициативам. К сожалению, такой дисбаланс не способствует выстраиванию конструктивных отношений по линии государство – институты гражданского общества в рамках миротворческого процесса. Кстати говоря, азербайджанское руководство неоднократно высказывалось в пользу межобщинного диалога представителей армянской и азербайджанской общин Нагорного Карабаха. Увы. Армянская сторона эту инициативу отвергла.

— В целом, нуждаются ли президенты в этой поддержке?

— Президенты являются высшими должностными лицами в системе исполнительной власти, они избраны народами своих стран и любая общественная инициатива, имеющая цель способствовать решению проблем, стоящих перед исполнительной властью, априори должна приветствоваться. Нагорно-Карабахская проблема является проблемой номер один и в Армении, и в Азербайджане, но, к сожалению, в Армении предпочитают делать вид, что эта проблема к ним имеет опосредованное отношение, и не считают нужным прислушиваться к общественному мнению, а азербайджанская сторона пытается изобретать все новые способы, чтобы стимулировать общественное участие в урегулировании этой проблемы.

— На съезде было принято решение провести в Армении и Азербайджане встречи с общественностью. Возможно ли проведение этих встреч? Какие имеются препятствия для этого? Что необходимо предпринять, чтобы встречи состоялись?

— Проведение таких встреч является настоятельной необходимостью как для организационного оформления Платформы, так и для популяризации ее идей и целей. Только вряд ли в Армении это будет сделать легко и просто. В Азербайджане же уже есть практический опыт проведения подобных встреч, что обусловлено, прежде всего, интересом со стороны определенных целевых групп населения.

— Имеющие большой авторитет в обществе религиозные деятели Католикос всех армян Гарегин и председатель Управление Мусульман Кавказа Аллахшукюр Пашазаде проводят встречи для предприятия шагов в направлении урегулирования конфликта. Ни для кого не секрет, что религиозные деятели имеют исключительную роль в примирении. Платформа обратилась к обоим религиозным деятелям с просьбой координировать эту деятельность с гражданским обществом и уделять больше внимания этой сфере. Что могут сделать религиозные деятели в процессе установления мира?

— Целью любой религии, любого религиозного деятеля должна стать установление мира и благополучия для паствы, уммы и пр. Конечно, религиозные деятели двух стран могли бы сыграть исключительную роль в примирении двух народов. Но для этого необходимо развитие диалога и по темам перспектив миротворчества и сосуществования представителей различных религий и национальностей. В Азербайджане мультикультурализм возведен в ранг государственной идеологии. Я что-то ничего не слышал о мультикультурализме и диалоге религий в Армении. Возможно, инициатива Платформы станет поводом для армянского духовенства познакомиться с опытом межконфессионального и межнационального диалога в Азербайджане и применить его на практике в процессе конкретных действий, направленных на поиск мира с азербайджанским обществом. Как говорится, была бы добрая воля.

— Известно, что в обществе не осталось веры в Минскую группу ОБСЕ. Давно уже встал вопрос о том, а заинтересованы ли вообще сопредседатели Минской группы в решении конфликта? Как показывают наблюдения, решение этого конфликта не стоит на повестке для президентов Франции и США.  Как вы считаете, сможет ли присоединение Гражданского общества к процессу, новый подход Гражданской Платформы Мира подтолкнуть к действиям лидеров указанных стран?

— Мне очень бы хотелось в это верить. Но с позиций сегодняшнего дня, увы, на это приходится только надеяться.

— В целом, что для вас значит народная дипломатия? Какими вы видите перспективы урегулирования армяно-азербайджанского конфликта в этом формате?

— Для меня народная дипломатия – это, прежде всего, использование творческого потенциала широких масс, идей лучших представителей народа для поиска мира и взаимопонимания. История взаимоотношений азербайджанского и армянского народов знает немало примеров тому, когда мудрость авторитетных людей спасала их от взаимной вражды и ненависти. Когда Саяд Нова писал свои стихи на азербайджанском (тюркском) языке он вряд ли думал, что использует язык своего врага. Сегодня мало кто вспоминает, что маршал Баграмян до конца своих дней любил слушать мугам в исполнении лучших азербайджанских деятелей искусств, тот самый мугам, который он, будучи еще ребенком, слушал в азербайджанском селе Чардахлы, где он родился и провел юношеские годы. И таких примеров масса. Я думаю, рано или поздно пелена отчуждения и непонимания спадет с глаз тех, кто оказался обманутыми своими своекорыстными лидерами, которые подобно Роберту Кочаряну так часто любят повторять абракадабру о генетическом несоответствии азербайджанского и армянского народов и тогда на авансцену истории выйдет именно народная дипломатия, способная расставить все точки над “İ”.

— Какую пользу могут дать установление доверия, налаживание связей между народами и подобные инициативы? В чем ваш личный вклад? Какие у вас есть предложения?

—  Я хорошо помню, когда в 1994 году, будучи выпускником Бакинского Государственного Университета, впервые оказался на авторитетной международной конференции, посвященной перспективам урегулирования межнациональных конфликтов в Европе. По иронии судьбы, конференция проходила в Испании, которую в эти дни сотрясают деструктивные процессы, связанные с каталонским сепаратизмом. Никогда не забуду тот день, когда в присутствии глав авторитетных правительственных делегаций мне, единственному участнику мероприятия из Азербайджана, пришлось раньше других участников конференции покинуть зал, председательствующая на мероприятии представитель Сербии прервала заседание и, видя как я стараюсь незаметно уйти, обратилась ко мне с новостью, что несколько часов тому назад в Бишкеке Азербайджаном и Арменией было достигнуто соглашение о перемирии. Будучи еще очень молодым, я был весьма смущен, когда облаченные полномочиями государственные мужи и авторитетные эксперты прямо там же стали подходить ко мне, обнимать и пожимать руку, желая моему народу мира и процветания. С тех пор прошло уже много лет, к сожалению, мир на нашей земле так и не наступил, но всякий раз, участвуя во всевозможных встречах и мероприятиях со своими коллегами, я убеждаюсь, что только прямой диалог может способствовать истинному взаимопониманию между людьми. И надежда, что Платформа гражданского мира между Арменией и Азербайджаном станет важным вкладом в этот диалог, позволяет рассматривать перспективы мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта с гораздо большей уверенностью.

Minval.az