О роли Турции в урегулировании карабахского конфликта, визите Лаврова в Баку, рассказал интернет-порталу Yenicag.Ru экс-министр иностранных дел Азербайджана Тофиг Зульфугаров.

Во-первых, важным событием является то, что Турция, устами президента Эрдогана, продекларировала то, что в повестку дня в переговорном процессе с Россией и дальнейшего развития сотрудничества между двумя государствами, входит и вопрос карабахского урегулирования. Исходя из этого, мы можем сделать вывод о том, что происходит процесс изменение конфигурации и расстановки сил в этом конфликте.

Все это приведет к переосмыслению подходов к решению этого конфликта и в дальнейшем это покажет, насколько это благоприятно скажется на урегулировании конфликта. Мы должны понимать, что Россия не может быть рада тому, что Турция столь активно хочет подключиться к процессу урегулирования. Но с другой стороны, в основах взаимодействия Турции и России, а также Ирана и России, служит созданию механизма стабилизации в регионе. Это касается и сирийского направления взаимодействия России, Турции и Ирана, это касается и иракского Курдистана, и ряда других направлений включая и экономических, касающихся энергетических вопросов.

Теперь вот в этот широкий спектр вопросов включается и карабахское урегулирование. Мы должны рассматривать этот момент как позитивный для Азербайджана, в том смысле, что если в армяно-азербайджанском конфликте, Россия позиционировалась как союзница Армении, то теперь тут и появляется союзник Азербайджана – Турция. Поэтому мы говорим об изменении конфигурации. Что же касается, повышение активности, то это некая инерция, того, что было раньше и очевидно, что проармянские силы в России пытаются активизировать работу в этом направлении, и на базе лавровских предложений перезапустить процесс.

Из многочисленных источников нам известно, что на столе переговоров лежит так называемый «план Лаврова». Несмотря на то, что сообщается о полном согласии сопредседателей с этим планом, хотя я считаю, что полного согласия нет, по нескольким причинам. Первое – это то, что сейчас в отношениях России и США наблюдается глубокий кризис, следовательно, эти отношения тем или иным образом будут накладываться и на урегулирование армяно-азербайджанского конфликта. То, что эти отношения будут подвержены ревизии не подлежит сомнению. Когда экс сопредседатель Хогланд сделал заявления о том, что позиция США приближена к Мадридским принципам.

Россия в своем предложении значительно отдалилась от мадридских принципов. Из заявлений Лаврова нам также ясно, что Азербайджан потерял часть суверенитета над оккупированными территориями, которые вызвало бурную реакцию в азербайджанском обществе. Лавров приедет с тем же предложением: обмена пяти районов, а может и меньше, на статус Карабаха или же выведение Карабаха из юридического суверенитета Азербайджана. Я думаю, что данный визит обречен на неудачу, но и сам визитер понимает, что большого прорыва ожидать не приходиться. Сейчас стоит задача создать имитацию активизации переговорного процесса и создать имитацию того, что переговоры восстанавливаются на уровне глав МИД. Перспективы на мой взгляд тут нет, поэтому мы будем иметь дело с имитационным процессом. Это будет происходит до весны следующего года, потому что в России президентские выборы и в Армении должны утвердиться конституционные реформы.

О кризисе между Западом и Россией

— Кризис в отношения Запада и России имеет тенденцию углубления. И то, что второго февраля будет опубликовано расследование США, об имуществе российских должностных лиц на западе, и если это произойдет, то отношения еще больше ухудшаться. Ожидать, что будет установлено какое-то сотрудничество – это не возможно.

Элементы не согласия были видны еще тогда, когда об урегулировании конфликта заявил посол Хогланд. Исходя из этого, мы можем предполагать, что российская посредническое лидерство подходит к концу. Мы должны также воспринимать активность Турции как некую альтернативу тому, что может предложить Запад. То, что не было никаких заявлений по итогам встречи Эрдогана и Путина говорит о том, что была декларация позиций президентами по данному вопросу и сейчас идет изучение того, что было сказано обеими сторонами. Результаты получить естественно мы не могли.

Опять же вернемся к визиту Лаврова. Вспомним визит президента Азербайджана в Сочи, когда президент Азербайджана встретился с Путиным было отмечено о том, что некие третьи силы мешают развитию двухсторонних отношений. Эти силы в СМИ были идентифицированы как представители МИД России, который руководит этнический армянин Лавров. И сейчас его визит, это дипломатический нонсенс, потому что азербайджанская сторона абсолютно не доверяет Лаврову, а потому его визит теряет всякий смысл. Поэтому я оцениваю этот визит как имитацией возобновления переговорного процесса и то, что он хочет закрепить свое место в переговорном процессе в условиях, когда азербайджанская сторона не принимает его как посредника. Это конечно абсурдная ситуация, и я думаю, что она в какой-то степени проявится в ходе визита, и ожидать какого-то результата не имеет смысла.