В последнее время те, кто изучают динамику карабахского конфликта, превратились в заложников апрельских событий прошлого года. Об этом на 3-ей международной конференции по теме «Проблемы национальной безопасности в условиях глобализации и интеграционных процессов», проведенной в Российско-Армянском (Славянском) университете, заявил профессор Российского института гуманитарных наук, политолог Сергей Маркедонов, передает tert.am.

По его словам, интересующиеся вопросом рассматривают апрель 2016 года в качестве важной вехи и такое впечатление, что до этого ситуация на линии соприкосновения была стабильной, а четырехдневная война прервала этот мир, между тем, как это не так.

«Я могу поспорить с этой точкой зрения, поскольку любой случай нарушения режима прекращения огня, который закреплен соглашением от 94 года, является нарушением, каждый из них – инцидент. Вспомните лето 2010 года, август 2014 года, 2015 год, когда сбили вертолет, когда впервые были задействованы танки», — отметил Сергей Маркедонов.

Политолог отметил также, что в Армении и Азербайджане существует различные мнения, подходы относительно урегулирования Карабахского конфликта.

«Произошедшее в 2016 году является результатом смены силовых центров, которые были закреплены в 94г., но в дальнейшем поменялись. Есть также игроки, допустим, Турция, которые не включены в формат, имеющий международный мандат по урегулированию вопроса. У Турции своя собственная позиция вокруг того, как необходимо решить карабахский конфликт. Запад, США и Россия четко не поддерживают ни одну из сторон. Только Турция, которая в 2016 г выразила свою четкую поддержку Азербайджану. Турция же устала играть роль младшего брата для США и НАТО, она хочет вести самостоятельную политику не только по карабахскому вопросу, но и по другим вопросам», — детализировал политолог.

Политолог подчеркнул, что Турция в качестве самостоятельного игрока проявила себя также в открытии железной дороги Баку-Тбилиси-Карс, которое официально состоялось на днях. «Несмотря на то, что США высказались крайне грубо насчет этого, Турция пошла на этот шаг», — добавил он.

По словам Сергея Маркедонова, Иран – единственная страна, которая высказывается против обновленных Мадридских принципов, отмечая, что им есть альтернатива, но, не уточняя, какую программу предлагает Иран. «Карабахский конфликт многоцветен», — сказал он.

Говоря о процессе урегулирования карабахского конфликта, Сергей Маркедонов отметил: «Во время какой-либо дипломатической встречи много говорится о том, что мы близки к урегулированию, что вот настал, назрел этот момент. Уважаемые, 25 лет уже проводятся встречи, делаются предложения, был выдвинут поэтапный и пакетный вариант урегулирования вопроса, принцип «территории взамен на статус», были сделаны экзотические предложения и сейчас говорить, что, дескать, вот пришло время развязки, неправильно. Все, что было возможно предложить, было предложено и обсуждено. Ждать, что увидим что-либо новое в переговорном процессе…Это невозможно».

Политолог также отметил, что Карабахский конфликт – единственная платформа на постсоветском пространстве, где Россия и Запад согласны друг с другом.

«России война невыгодна, так как это может привести к дестабилизации процессов внутри Евразийского союза. Западу также — так как её отголоски могут ударить по нефтепроводу Баку-Тбилиси-Джейхан и по иным энергетическим и инфраструктурным проектам, в которых Запад имеет прямую заинтересованность и выгоду», — заявил Маркедонов.