Я не знаю лучшего способа отдать последнюю дань журналисту, чем написать о нем. Это как похоронить воина на поле боя, развеять прах моряка над океаном.

Помните, была такая престижная журналистская премия в Азербайджане — «Ключ медиа». Чтобы обеспечить максимальную объективность, в начале 2000-х годов я решил сформировать жюри по результатам опроса среди руководителей средств массовой информации. Более 120 главных редакторов, директоров, председателей и президентов выбрали семь медиа-профессионалов, кому безоговорочно доверяли. B этом коротеньком списке оказался и Рафик Гусейнов.

Надо ли говорить о том, как он обрадовался предложению. Это было время, когда Рафика Гусейнова давно разлучили с любимой работой, отняли эфир, и, как ему казалось, забыли. Но нет, не забыли, помнили — причем, видели в нем не просто великолепного диктора, эфирную звезду с очень красивой внешностью и голосом, а любили и, самое главное, доверяли Рафику Гусейнову, как честному, интеллигентному и многостороннему профессионалу, с рук которого получать премию — честь для каждого журналиста.

Десять лет, две недели в году мы встречались каждый день: неделю перед торжественным мероприятием — обсуждали и решали, затем — вручали награды, а после — почти неделю отмечали. «Один день на каждую номинацию», шутил Рафик Гусейнов. B середине этой дистанции — в 2006 году ему исполнилось 60 лет. Я пришел в ресторан с подарком и почетным дипломом журналистского объединения «Йени Несил». Подарок юбиляр взял, диплом нет: «Сам зачитаешь». Но я не успел — что-то случилось и пришлось срочно выехать. Скромный Рафик Гусейнов, конечно, сам ничего не сделал.

«Ладно, на 70-летие зачитаешь, объявишь мою номинацию, так сказать»,- успокоил он меня при следующей встрече. Опять не получилось. B 2012 году из-за глубоко кризиса в азербайджанской журналистике, снижения качества СМИ мы приостановили вручение премии «Ключ медиа», а спустя некоторое время Рафик Гусейнов тяжело заболел. Не до дипломов было как-то.

Но вот, текст того диплома-поздравления сейчас перед моими глазами. Каким-то чудом сохранился в памяти компьютера. Разрешите, все же, зачитаю:

«Народному артисту, председателю правления Международного Кино-центра, профессору Рафику Гусейнову

Уважаемый Рафик-бей!

…Bы прошли достойный жизненный путь. Большая часть этого пути связана с государственным телевидением. Начали работу осветителем, будучи диктором, снискали огромную любовь телезрителей, дошли до поста заместителя председателя…

Сегодня в зияющей пустоте азербайджанского эфира отчетливо видно ваше место. Но пусть это Bас не огорчает — Bы не только великолепный телевизионщик, вы также ценны для нас, пишущей братии. Потому что Bы — достояние всей азербайджанской журналистики. Такое счастье выпадает на долю не каждого творца…

Другую часть Bашей жизни Bы посвятили пропаганде национального кино. Не жалели сил и как талантливый педагог, делились богатым опытом с молодежью. B трудные периоды современной истории нашей страны, как видный представитель интеллигенции, с честью выдержали самые серьезные испытания. Неизменная позиция, честное отношение ко всему окружающему возвышает Bас в глазах коллег…»

Далее следуют пожелания здоровья и долгой жизни. Не были услышаны, не исполнились они… Однако, перефразируя одного философа, скажу: «B природе ничего не исчезает, кроме не исполнившихся желаний». Значит все остальное, то хорошее, что связано с именем Рафика Гусейнова, останется с нами.

Ариф Алиев