Он десятилетиями был едва ли не самым популярным человеком в Азербайджане. Его знали взрослые и дети, мужчины и женщины, городские жители и сельчане, интеллектуалы и малообразованные работяги, власть и оппозиция. B стране менялись политические режимы, приходили и уходили властители, рушились старые и новые традиции, появлялись и тускнели эстрадные звезды разных величин, а аудитория его зрителей неизменно пополнялась новыми поколениями почитателей. Чистокровный азербайджанец с классической внешностью кавказского героя он долгое время был для многих из нас лицом нашего народа.

B годы нашей молодости — телевидение было единственным окном в большой МИР. Люди, ежедневно открывавшие это окно воспринимались народом, как жрецы, творящие чудо. И главным среди них, несомненно, был Рафик Гусейнов.

Придя на телевидение осветителем, он за короткий срок проявил редкий дар доверительного общения со зрителем, и служа государству, создавал у людей ощущение, что служит им.

B середине девяностых его отлучил от экрана случайный руководитель Азтелерадио при поддержке дамы из президентского аппарата, столь же случайно оказавшейся «начальницей» культуры, искусства и науки нашего народа. История еще разберется с этими людьми, но кто вернет двадцать лет телевизионной жизни Рафика Гусейнова, особенно необходимой в последние годы, когда на экранах наших телевизоров победоносно воцарились пошлость, провинциализм и безвкусица.

Рафик был очень глубоким, интересно мыслящим человеком; не
кончая знаменитых университетов он обладал абсолютной грамотностью на двух языках, и азербайджанском, и русском. Абсолютным был и его музыкальный слух. Несколько дисков песен, авторских по своей сути, исполненных им с редкой у нас баритонально-драматической интонацией, получили широкое признание.

Нас сблизило горе; почти одновременно в 1984 году мы потеряли любимых сыновей. Страшное состояние потерянности, в которой оказывается человек, понятно только тем, кто пережил подобное; кажется, что никто в мире не способен понять тебя, как бы искренне не соболезновал твоему горю. Мы с Рафиком почти не расставались в те трагические дни, и с тех пор он стал очень близким мне человеком. Последний раз мы выпили по рюмочке в этом году в стамбульской больнице, куда я прилетел, чтобы повидаться с ним. Он был уже очень слаб, но как заклинание повторял свою любимую фразу: «Чтобы не случилось, я не меняю образа жизни, и ни в чем себя не ограничиваю». Многие осуждали его за это. Я-нет. И сам стараюсь жить также.

Рафик любил жизнь, она отвечала взаимностью и подарила ему талантливую, умную и красивую дочь Лейли. Такие подарки получаешь только при правильном выборе матери ребенка. Не молодой уже Рафик женился на своей очень молодой ученице, прожил с ней семнадцать лет, и я видел, как он с благодарностью целует ей руки в больнице, предощущая скорое расставание.

А друзья! Умение ценить несколько человек, будучи любимцем масс это- редкий дар. Большинство народных кумиров одиноки из-за неумения дружить. Рафик всегда был окружен друзьями, которые души в нем не чаяли.

И последнее. Отношение к тебе страны, в которой рождаешься и умираешь, проявляется по разному. Столько выдающихся азербайджанцев ушли из жизни не признанными властью, а скольких она незаслуженно вознесла на высокие постаменты. Рафик был признан при жизни, но в полной мере ощутил заботу государства, когда заболел. Будучи мудрым человеком он, обожая дочь, любя жену, ценя друзей, не цеплялся за жизнь и испытывал неловкость, видя какая борьба развернулась за сохранение его жизни. Но, при этом тайно гордился тем, что власть в лице Мехрибан Алиевой так заботится о нем, воспринимая внимание к себе, как проявление народного признания.

Рафик Гусейнов был секретарем Союза кинематографистов Азербайджана- организации, в последние годы не любимой сегодняшней властью. Но, к счастью, это не помешало Фонду Гейдара Алиева сделать все, чтобы продлить жизнь Рафика. Спасибо.

Рафик Гусейнов ушел, и с ним ушла важная часть жизни моего поколения. Мы потеряли замечательного бакинца (не в географическом смысле, Рафик родом из Шуши), он любил Баку и понимал в каком уникальном городе живет. «Цену драгоценному камню знает ювелир»- говорят в народе. Рафик был из тех бакинских «ювелиров», который не только знал цену нашему городу, но сам являлся одной из его заметных граней.

Прощай, Рафик, лицо моего народа.

Рустам Ибрагимбеков