В последнее время некоторые весьма уважаемые эксперты высказывают мнение о возникновении нового «геополитического союза», а именно образования оси Москва-Тегеран-Анкара. Некоторые приписывают к этой оси еще и Баку.

Высказывается также мнение, что этот союз способен превратиться в геополитический тяжеловес в пику Вашингтону и Брюсселю.

Вопреки такого рода смелым заявлениям, я скептически отношусь к идее существования подобного союза. На мой взгляд, речь может идти о ситуативном тактическом сближении, но не более того.

Почему я не верю в жизнеспособность оси Москва-Тегеран-Анкара?

Во-первых, для образования такого рода «оси» требуется совпадение долгосрочных интересов государств, в нее входящих. Неужели есть наивные люди, которые могут полагать, что долгосрочные геополитические интересы Анкары, Москвы и Тегерана совпадают? Каждая из этих стран стремятся к региональному лидерству, и каждая страна имеет свою стратегию и инструменты достижения этого лидерства.

Во-вторых, элиты Турции и России, как и экономики этих стран, сильно зависят от Запада и переплетаются с ним (особенно экономика Турции).

В-третьих, все перечисленные страны, так или иначе, являются историческими и идеологическими антагонистами, с таким раскладом трудно говорить о долгосрочном геостратегическом сотрудничестве.

Далее хотел бы детализировать.

Турция-Россия – в целом между странами сохраняется достаточное количество открытых вопросов.

Например, в этом году, Турция и Россия договорились о поставках турецкой стороне новейших ЗРК С-400, причем два дивизиона будут собраны непосредственно в Турции, то есть турецкая сторона также получит российские технологии и сможет их использовать в будущем или поделится ими с партнерами по НАТО.

Сумма сделки составила 2,5 миллиарда долларов. Целесообразно ли Москве передавать эти технологии стране, которую еще недавно в России на высшем уровне называли «пособником террористов» и обвиняли в нанесении удара в спину.  А Турцию, безусловно, можно поздравить с удачной сделкой. Анкара получила современные технологии, насолила Вашингтону и параллельно получила козырь для будущих торгов с НАТО.

Недавно президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в ходе своего визита в Киев заявил, что Турция не признает и никогда не признает присоединение Крыма к России. Нужно сказать, что данное заявление Эрдогана не вписывается даже в рамки ситуативного союза с Россией.

Есть, безусловно, еще и большое количество других спорных моментов и разногласий, в том числе и по Сирии, которые, в любой момент могут всплыть на поверхность.

Иран-Турция — хотя и в последние дни Анкара и Тегеран выступают единым фронтом по вопросу независимости Курдистана, не стоит забывать, что в Сирии Иран и Турция оказались по разные стороны баррикад, и это не может не влиять на общий трек.

К тому же, между странами присутствует немаловажный религиозно-геополитический элемент, шиитский Иран борется за первенство в регионе, который входил в состав суннитской Османской империи и на который у Анкары свои взгляды. Сирия — только один фронт этой борьбы.

Россия-Иран: вопреки расхожему мнению в российских экспертных кругах, Иран можно назвать союзником России с большой натяжкой.

На данный момент, между Тегераном и Москвой есть несколько спорных вопросов. Первое — это иранское присутствие в Сирии, иранцы по сути путаются под ногами у Москвы в Сирии, ограничивая возможности маневра для российской дипломатии и осложняя отношения с Израилем. В Москве были бы рады полностью устранить Иран от участия в сирийском конфликте и таким образом взять всю инициативу в свои руки, получив тем самым все бонусы. Но увы, на данный момент это не представляется возможным. В Тегеране конечно тоже не в восторге от российского военного присутствия в Сирии, хотя и понимают, что именно российские военные помогли переломить ход войны.

Еще одна болезненная тема в ирано-российских отношениях — это потенциальное военно-техническое сотрудничество России с Саудовской Аравией. Тегеран очень ревностно относится к саудовско-российским контактам. Хотя это не помешало иранцам сразу после отмены санкций разместить крупные заказы на западе (Boeing&Airbus) для нужд своей гражданской авиации в обход российского авиапрома. Несмотря на то, что много лет именно российская дипломатия ратовала за отмену антииранских санкций.

Что касается Азербайджана, эту страну также некоторые эксперты называют частью данной оси. Знакомые с регионом специалисты, осведомленные о внешней политике Азербайджана, которой страна следует уже много лет, сразу скажут, что это нереально. Эта политика состоит в соблюдении баланса в отношениях с мировыми и региональными игроками. К тому же Азербайджан является членом движения неприсоединения.

Вместе с этим, Баку, как экспортер энергоресурсов, сильно связан с западными партнерами.

Конечно, в одной статье невозможно более детально вникнуть в каждый аспект, однако я постарался вкратце представить читателям общую картину.

Али Гаджизаде, политолог, руководитель проекта «TheGreatMiddleEast».

Minval.az