Вчера в 9 утра в Азербайджане после 22-летнего непрерывного заключения освободился 45-летний вор «в законе» Надир Салифов, он же Гули, которого по достоинству прочат в новые «первые лица» воровского мира, пишет ИА «Прайм Крайм».

Упорные слухи о скором выходе Гули пошли еще в августе. С начала октября этого момента ждали со дня на день, отмечает издание.

Не считая внушительной свиты, встретить Гули приехали мать и жена с двумя детьми. Первое, что посетил Гули на свободе, стали могилы его отца и ближайшего сподвижника Эльшана Мамедова.

Будучи по праву рождения гражданином Грузии, Гули уже беспрепятственно покинул пределы Азербайджана. Наиболее вероятным конечным пунктом его назначения будет Стамбул, который имеет все шансы стать будущим центром воровской активности, полагает портал криминального мира России.

С выходом Гули в воровском мире ожидают перемен, которые по разным причинам так и не успели произойти при Шакро. Находясь в заключении, Гули, как ни парадоксально, всегда сохранял влияние на то, что происходило на воле. Гораздо большее, чем Шакро имел в испанской тюрьме. При этом, как и Шакро, Гули удалось не запятнать себя участием в войне Ониани и Усояна, более известной как «конфликт воровских кланов». В воровском это, по умолчанию, ставит авторитет Гули выше тех, кто запятнан, и делает его одним из немногих, кто вправе разбирать этот конфликт, как независимая сторона.

Шакро, на которого возлагались большие надежды, смог «заморозить» конфликт, но примирить конфликтующих не получилось. Пока Джангвеладзе сидел, для этого не было физических предпосылок. Сейчас у Гули есть все предпосылки сдвинуть конфликт с мертвой точки, и это может стать задачей, если, конечно, будет желание. Проблема в том, что стороны сами этого не хотят, во всяком случае, показывают вид. В конце концов каждый набивает себе цену и рассчитывает получить то, ради чего так долго воевал. С другой стороны, постороннему к конфликту Гули гораздо выгоднее оставить все как есть.

Как бы то ни было, сегодня «главы всех семей» ищут дружбы с Гули. Во всяком случае никто не хочет видеть его в числе своих недругов, помня, чем это чревато. Гули враждовал с такими ворами, как Дед Хасан и Ровшан Ленкоранский, состоятельнейшими фигурами в истории воровского мира, и одержал над ними верх, не выходя из тюрьмы.

Единственный, кто все еще находится в состоянии «партизанской войны» с Гули, это Рафик Эйвазов, он же Масаллинский. Впрочем, этот конфликт не имеет отношения к воровскому и, скорее, является реакцией азербайджанских светских элит на феномен самого Гули.