Осень нынешнего года была богата событиями, связанными с проблематикой урегулирования армяно-азербайджанского конфликта. Некоторые события, такие как выступления и встречи на Генеральной Ассамблее ООН и переговоры президентов Азербайджана и Армении в Швейцарии имели прямое отношение к попыткам сдвинуть процесс с мертвой точки. А референдумы в Каталонии и Иракском Курдистане, хоть и не были на прямую связаны с конфликтом в нашем регионе, однако многие обозреватели пытались и пытаются проводить политические и исторические параллели. Затянувшаяся имитация переговорного процесса, конечно не могла привести к каким-либо серьезным сдвигам в урегулировании затянувшегося конфликта. Это понимали все, однако, как говорится «надежда умирает последней», и поэтому гибель военнослужащего азербайджанской армии от огня противника была воспринята общественностью Азербайджана как еще одно доказательство того, что переговоры с нынешней политической верхушкой Армении безрезультатны и бессмысленны. Очень условные ожидания от деятельности Сопредседателей также оказались безосновательными. Подтвердилась старая истина — на страну агрессора «сильные мира сего» не хотят оказывать никакого давления. А без этого прогресс в мирном политическом процессе невозможен. Наряду с основными геополитическими причинами такой позиции стран-сопредседателей, даже сама методика, которую применяют посредники противоречит любой здравой политической логике.

В основе этой преднамеренно ошибочной стратегии посредничества лежит тот тезис, что урегулирование сепаратистского конфликта в оккупированном нагорно-карабахском регионе и окружающих районах Азербайджана, должно осуществляется, в рамках комбинации двух противоречащих друг другу принципов- территориальная целостности и суверенитета государств и права наций на самоопределение. Причем кодификация значимости этих принципов в отношении нашего конфликта, в противоречии с требованиями императивных норм международного права закрепленных в Уставе ООН, преподносится как равноценное и равнозначимое . В этой связи, будет уместно вспомнить, как наука и современная политическая практика определяют такое понятие как сепаратизм?

Сепаратизм (фр. separatisme от лат. separatus — отдельный), политика и практика отделения части территории государства с целью создания нового независимого государства или получения статуса автономии. Как это определение соотносится с реалиями армяно-азербайджанского конфликта?

Возникновение конфликта началось с выдвижения армянской стороной лозунга «миацум», что означает «воссоединение». В то время руководство Советского Союза рассматривая вопрос передачи НКАО Армянской ССР, расценивало односторонние решения Верховного Совета Армении о присоединении ( миацуме) как противоречащие Конституции СССР. После этого произошли всем хорошо известные события с оккупацией более 16 тыс. квадратных километров территории Азербайджанской Республики и тотальной этнической чистки около 800 тыс азербайджанцев, ставших внутренне перемещенными лицами на своей Родине. Сегодняшняя ситуация на оккупированных территориях может быть охарактеризована следующими основными тезисами:

— прямое участие вооруженных сил Республики Армении в оккупации территории Азербайджана;
— осуществляется функционирование единой экономической и финансовой систем Республики Армении и оккупированных территорий Азербайджана;

— политическая практика показывает, что последние два президента Республики Армения являются выходцами из оккупированных территорий, что по сути означает единую избирательную систему для выборов главы армянского государства.

— глава Республики Армения ведет переговоры об урегулировании конфликта от имени своей страны и оккупированных территорий.

Перечисление этих очевидных фактов, включая использование единых зарубежных паспортов и графику флагов говорит о том, что по сути дела мы имеем дело не с проблемой сепаратизма, а с политикой Армении, которая должна быть охарактеризована другим политическим термином, таким как политика ирредентизма.

Ирредентизм- политика государства, партии или политического движения по объединению народа, нации, этноса в рамках единого государства. Выражается в этнической мобилизации, при которой поднимется вопрос о воссоединения территории, на которой проживает ирредента, с титульным государством, в котором их этнос составляет большинство.
Историческими примерами ирредентизма являются осуществленный Гитлером «аншлюс» и присоединение Судецкой области и политика энозиса, которую пыталась осуществить хунта»черных полковников» в Греции. К этому политическому know how, армянская политическая элита добавила тотальную этническую чистку азербайджанцев, осуществленную как на территории Республики Армения, так и на оккупированных территориях.

Вышеперечисленные факты однозначно подтверждают вывод о том,что «Карабахская проблема» начиналась как ирредентизм и сегодня является реализацией политики ирредентизма с учетом состоявшейся вооруженной агрессии, тотальной этнической чистки азербайджанцев и попытки реализации аннексии исконных азербайджанских территорий, признанных международным сообществом в качестве неотъемлемой части Азербайджана.
Почему же опять сопредседатели и армянская сторона продолжают рассматривать конфликт как сепаратистский, настаивая на его урегулировании, в том числе и на основании принципа права нации на самоопределение? Ответ очевиден. В противном случае надо было бы признать вооруженную агрессию, совершенную Республикой Армения в отношении Азербайджана. И как следствие этого, строить все урегулирование на основании этого нарушения норм международного права со стороны Республики Армения.

К сожалению некоторая часть азербайджанской политической риторики тоже стала жертвой этого вышеуказанного и навязываемого нам «заблуждения». Попадая под эту «пропагандистскую волну» некоторые авторы пытаются проводить параллели между нашим конфликтом и кризисом в Каталонии и Иракском Курдистане. Это, конечно же, ошибочный подход.

Готовясь к этой публикации, я, посредством поисковика Google, в ответ на запрос слова «ирредентизм», нашел только один результат поиска из азербайджанского источника, где ситуация с армяно-азербайджанским конфликтом характеризовалась, как «ирредентизм». Это был официальный сайт Президента Азербайджана в части описания армяно-азербайджанского конфликта.

Для того, чтобы нам изменить ошибочный подход сопредседателей, я думаю, что нам следует начать с себя и привести, используемую азербайджанской стороной политическую лексику в соответствие с сегодняшними реалиями конфликта.

Тофик Зульфугаров, Facebook