Не исключено, что в Армении выполняют заказ агрессивных кругов России

Несколько лет назад, в те годы, когда «Исламского государства» еще не существовало вообще, а комментаторы и тележурналисты многих западных стран только учились выговаривать трудное арабское слово «Аль-Каида», эксперты, в числе прочего, прикидывали и вероятность мятежей в странах Персидского Залива. И один из осведомленных аналитиков тогда предположил: террористы могут нанести удар по нефтяной инфраструктуре. Ее особенность в том, что нефтяные объекты крайне уязвимы для саботажа: если подорвать магистральный нефтепровод или важную нефтяную платформу, последствия во всех смыслах могут быть катастрофическими. Причем если даже крупную военную базу можно поднять по тревоге и передислоцировать в безопасное место. А с нефтяными месторождениями проделать этот маневр не получится.

Не беремся утверждать, насколько внимательно эти выкладки читали в сегодняшней Армении. Но нелишне вспомнить: Варужан Карапетян, еще сидя во французской тюрьме за попытку взрыва в воздухе гражданского самолета, в своих письмах уже грозился развернуть террористическую войну, «чтобы ради нефти не попирались права героического армянского народа». Нечто подобное в унисон официальному Еревану заявляли в середине девяностых и лидеры небезызвестной РКК.

Теперь эти угрозы вышли на новый уровень. Нанести удар по нефтяным объектам Азербайджана в Ереване собираются при помощи подаренных Россией «Искандеров». Причем в качестве мишени упоминается не только нефтяной кластер в окрестностях Баку, но и плотина Мингечаурской ГЭС. Во всяком случае, эти угрозы вновь озвучил ереванский «Первый информационный». Этот портал решил прокомментировать предоставление Россией Армении нового оружейного кредита.

Конечно, от вдумчивых аналитиков, да еще позиционирующих себя как «прозападные» и «оппозиционные», логично было бы ожидать предупреждения: в современном мире бесплатным бывает только сыр в мышеловке. И если Россия, чей бюджет явно не лопается от денег, сделала столь щедрый подарок своему форпосту…то за какие такие заслуги? Если совсем уж грубо, то что Москва потребует взамен? По понятным причинам, в официальных заявлениях это не конкретизируется, но версия, что Армении «настоятельно порекомендуют» воздержаться от подписания на ноябрьском саммите ЕС соглашения о партнерстве с Евросоюзом, как минимум имеет право на существование.

Но вместо этого «Первый информационный» привлекает в качестве военного эксперта штатного автора «Регнума» Леонида Нерсисяна. Для любого человека, знакомого с политическим раскладом Армении, это само по себе нонсенс: «Регнум» (не без оснований) считают здесь едва ли не главным проводником российской имперской политики. Не говоря о том, что просить комментарий у военного эксперта имеет смысл, если уже понятно, что именно на новый кредит в Армении собираются закупать, и уже тогда специалисты будут прикидывать тактико-технические характеристики и возможности на поле боя. А пока лучше побеседовать с политологами. Но в «ПИ» рассудили по-другому, и большую часть интервью господин Нерсисян предсказуемо гадает на кофейной, точнее, «пороховой» гуще, рассуждая в стиле «а если» и «можно было бы».

И только в самом конце интервью журналист наконец-то озвучивает главное. Как с дрожью в голосе констатируют в «ПИ», «по итогам прошедших в Минске 9 октября переговоров между президентом Беларуси Лукашенко и министром обороны Азербайджана Гасановым некоторые эксперты выразили мнение, что возможно Беларусь предложила азербайджанской стороне приобрести реактивные системы залпового огня «Полонез» 200 км дальности поражения, которые хоть и поражают не так далеко, как «Искандеры», но могут быть сопоставимы с системами, находящимися на вооружении ВС Армении». Нерсисян нехотя признает: «Это довольно серьезная система, если конечно официально заявленные тактико-технические характеристики соответствуют действительности, потому что китайская техника очень мало участвовала в реальных боевых действиях, и трудно сказать, как она себя проявит в реальных условиях. Тем не менее, Азербайджан может ударить ими по многим городам Армении, если конечно он сможет приобрести эту систему. Но не думаю, что Азербайджан рискнет применить это оружие против крупных населенных пунктов Нагорного Карабаха или Армении, потому что и у Армении есть оружие, которым может ответить, и может ответить намного больнее, например, может уничтожить нефтеналивного терминала в Баку, вследствие чего Азербайджан не сможет несколько лет добывать нефть, или уничтожить построенную на Мингечаурской плотине гидроэлектростанцию, которая вырабатывает более половины электроэнергии страны. Это будет абсолютно неоправданный риск с их стороны. А если они хотят использовать эти системы просто для поддержки войск, то это мало что меняет».

Старые песни за новый кредит

Идея, строго говоря, не нова. Впервые ударить по нефтяной инфраструктуре Азербайджана Серж Саргсян грозился еще года за два до того, как ОТРК «Искандер» провезли по главной площади Еревана. Еще в августе 2014 года президент Армении заявил в одном из своих интервью: «Они прекрасно знают, что у нас есть баллистические ракеты, радиус действий которых превышает 300 км, и которые могут в короткий срок превратить любой процветающий населенный пункт в руины, какими сегодня являются руины Агдама».

Затем уже на очередных провокационных военных учениях на оккупированных азербайджанских землях сценарий удара по нефтяным объектам отработали на практике – правда, без «Искандеров», которые тогда еще формально не были подарены Еревану. Ударить по «нефтяному кластеру» близ Баку регулярно грозится и Аркадий Тер-Тадевосян.

Не так уж нова и тема удара по Мингечаурской ГЭС. Во всяком случае, в феврале эти угрозы озвучили сайт Aysor.am и газета «Голос  Армении», с упоением предаваясь рассуждениям, какие катастрофические последствия для Азербайджана будет иметь удар по Мингечаурской ГЭС и затопление равнинных территорий.

Но самое главное, как оказалось, речь идет не только о «планах». Еще 7 августа 2014г. тогдашний министр обороны Армении Сейран Оганян на заседании правительства заявил, что Азербайджан опасается действий армянской стороны на Мингечаурском водохранилище. А в ноябре 2014 года, продолжает Aysor.am, «по сообщениям прессы, министерство чрезвычайных ситуаций приступило к учениям на территории Мингечаурского водохранилища «на случай вероятной диверсии». Однако в сообщениях прессы уровень важности учений был явно занижен. На самом деле, в данном мероприятии были оперативно задействованы помимо МЧС также силы МО, МНБ, МВД и ряда других служб. Учения проводились по двум сценариям: выявление и уничтожение системами ПВО атакующих ракет противника; и обнаружение и нейтрализация диверсионной группы, имеющей целью посредством заложенной взрывчатки подорвать плотину водохранилища». Проще говоря, в Азербайджане к возможным «сюрпризам» со стороны Армении готовы.

Понятно и другое. Как бы в Армении эксперты рассуждают об «ответном ударе»: если, дескать, Азербайджан пустит в ход те же установки «Полонез» или турецкие «Касырга», вот тогда Армения задействует «Искандеры». Но еще в конце января начальник главного штаба Вооруженных сил Армении, генерал-лейтенант Мовсес Акопян, тот самый, который едва унес ноги из села Талыш в апреле 2016 года, весьма прозрачно дал понять: в Ереване собираются «бить первыми». «Могу заверить,  что цели противника будут поражены при подготовке к войне, цели будут поражены, как только они попытаются продвинуться к передовой линии», — грозился побитый генерал.

Только вот что интересно. Озвучивать планы ударов по Мингеаурской ГЭС и нефтяной инфраструктуре Азербайджана в Армении начали еще до апрельских боев. Причем даже простой анализ военного потенциала сторон не оставлял сомнений: собственных ракет, способных выполнить такую боевую задачу, у Армении нет. И, выступая с угрозами в адрес Баку, в Ереване имели в виду российские ракеты — не просто произведенные в России, а те, что стояли на вооружении российской 102-й военной базы в Гюмри. Судя по всему, у Сержа Азатовича, соучастника Ходжалинского геноцида, были слишком свежи в памяти подробности, как легко удавалось договориться с командованием 366-го мотострелкового полка о «сдаче в аренду» бронетехники вместе с личным составом. И теперь, судя по всему, в Ереване не сомневались, что и с командованием 102-й базы тоже договорятся, если понадобится. В конце концов, не зря в Армении существует поговорка «Неважно, кто платил за кольцо — важно, в чьей шкатулке оно лежит». Теперь «Искандеры» у Армении есть «официально». Но…

Опыт Перл-Харбора в переводе на армянский

Здесь, пожалуй, не обойтись без еще одного уточнения. Еще в те дни, когда Армения ликовала по поводу появления «Искандеров» на параде в Ереване, в Баку предупредили: попытка пустить их в дела обойдется Армении ой как дорого. «Искандеры» — оружие точечное, запас ракет у них ограниченный, «уничтожить все» с их помощью не получится. У нашей страны предостаточно средств для ответного удара. Аналитики уточняли: это прежде всего турецкие установки залпового огня «Касырга», размещенные в Нахчыване, которые на территории Армении могут «достать» и уничтожить практически любую цель, от Мецаморской АЭС до резиденции Саргсяна. Теперь если ситуация изменилась, то изменилась она не в пользу агрессора. Словом, грозить Азербайджану российскими «Искандерами» – это для Армении слишком рискованная игра. В конце концов, Макиавелли знал, о чем говорил, когда предупреждал: сильный, но не смертельный удар означает смерть для того, кто его нанес. Классическим подтверждением, насколько эта теория справедлива, многие эксперты считают японский удар по американской базе ВМФ в Перл-Харборе в декабре 1941 г.

Понятно, что у Японии даже теоретически не было ни сил, ни планов завоевания США. Задачи были поскромнее: уничтожить одним ударом весь американский тихоокеанский флот, получить на Тихом океане желанную «свободу рук», и самое главное, так напугать американцев, чтобы там даже не помышляли о противодействии японской экспансии. А на деле в Вашингтоне вместо того, чтобы испугаться, объявили Японии войну, которая закончилась капитуляцией Токио. Конечно, использовать чужую войну как матрицу – идея не самая умная, только вот опыт, чем заканчиваются порой «удары устрашения», лучше держать в голове.

Наконец, есть и политические риски. Нефтегазовые проекты Азербайджана не просто реализуются с активным участием иностранных нефтяных компаний — они еще и имеют серьезную политическую поддержку на Западе. Так что попытки «играть в войнушку» с прицелом на нефтяную инфраструктуру тоже могут вызвать ответную реакцию не только со стороны Азербайджана. Во всяком случае, западные дипломаты не скрывают: попытавшись реализовать свои угрозы, Армения окажется в статусе изгоя.

Только вот вряд ли можно поверить, что в Армении на этот счет ну совсем не в курсе. Здесь прекрасно знают, что у азербайджанской армии есть и силы, и средства, и воля для ответного удара. Но тогда… к чему все это «бряцание языком» ?

«Инфраструктурная война» против «инфраструктурой революции»

Понятно, что нынешний «фестиваль угроз» адресован прежде всего Азербайджану. И как минимум не случайно, что любимый форпост России грозит нашей стране «неприятностями» как раз в то время, когда уже в Баку готовятся подписать соглашение о партнерстве с Евросоюзом, что явно не нравится Москве. Неслучайно, что именно теперь «определенные круги» прилагают все силы, чтобы вбить клин в отношения Азербайджана со странами Запада.

Но точно так же не исключено, что адресованы эти угрозы западным партнерам Азербайджана. И «напугать» их пытается уже не Ереван, а Москва.

Здесь, пожалуй, нелишне вспомнить: Азербайджан — это узловой пункт разворачивающейся в регионе «инфраструктурной революции», которая идет по весьма невыгодному для России сценарию. Сегодня об этом мало кто вспоминает, но в начале девяностых Россия весьма активно использовала в качестве средства давления поставки нефти – примерно так же, как сегодня в качестве средства давления используется газ. Тем более что в странах Запада были слишком свежи воспоминания об энергетическом кризисе семидесятых годов, когда арабские страны взяли и срезали поставки, чтобы заставить конечных потребителей отказаться от поддержки Израиля. Страны Европы свою политику тогда пересматривать не стали, но о важности энергетической безопасности задумались.

В 1994 году, подписывая свой Контракт Века, в Азербайджане тоже напоминали своим западным партнерам: каспийская нефть, транспортируемая по независимому экспортному трубопроводу, сыграет важную роль в энергетической безопасности Европы. Другое дело, что Москва тогда просто не верила, что Азербайджану окажется по силам реализовать такой масштабный проект. Очнулись в Кремле только тогда, когда в Джейхане стали заполняться нефтью танкеры, приглядываться к новому пути транспортировки «черного золота» начали уже в Казахстане, а использовать поставки в Европу нефти в качестве средства давления стало просто невозможно. Теперь на очереди «Южный газовый коридор», подрывающий монополию «Газпрома», железная дорога Баку-Тбилиси-Карс», основа Нового шелкового пути, посягающаяся  на монополию Транссиба…Есть от чего прийти в отчаяние.

И вот теперь Россия решила, судя по всему, противопоставить «инфраструктурной революции» этакую «инфраструктурную войну».

Вспомним: в 2015-м году, вскоре после начало российской военной операции в Сирии, Москва всячески «привлекала внимание» аудитории к тому, будто бы именно через турецкий Джейхан вывозится «контрабандная игиловская нефть». В качестве доказательства публике предъявляли снимки скопившихся у границы большегрузных фур. Когда же знающие люди говорили, что на фотографиях не наливники, а обычные трейлеры, в Москве без тени смущения заявляли: это такая маскировка.

Понятно, что никакая контрабандная нефть ИГИЛ через Джейхан не транспортировалась. Для того, чтобы это понять, достаточно даже в самых общих чертах знать структуру современного нефтяного бизнеса и тонкости функционирования терминалов с их резервуарами, «банками качества» и т.д. Трудно представить себе, что в России, чья экономика прочно сидит на «нефтяной игле», об этом совсем уж были не осведомлены. Другое дело, что Джейханский терминал уже давно вызывает у Москвы прямо -таки скрежет зубовный.

Строго говоря, все вышесказанное – еще не доказательство для суда. Но это, без сомнения, важные косвенные признаки, что планы удара по терминалу в Джейхане Москва рассматривала всерьез. И уж тем более понятно, почему эти планы так и остались планами. Турция, напомним, входит в НАТО. А это значит, что палить по Джейхану из «Искандеров» с той же легкостью, что и по жилым кварталом Гори, не получится. За такие игры с огнем может и «прилететь», в том числе и от союзников Турции по НАТО. Другое дело, что, инициируя начиная военной операции в Сирии, Россия вбухала изрядное количество денег в антиисламскую и антитурецкую кампанию на Западе, рассчитывая, что как только на границах Турции станет «горячо», союзники по Североатлантическому альянсу от поддержки Анкары откажутся. Но просчиталась. В какой степени в эти планы была посвящена Армения, можно только гадать. Но достоверно известно, что в силу географии стрелять по целям в Турции со 102-й российской базы в Гюмри достаточно удобно. А еще удобнее бить не по натовской Турции, а по Азербайджану, и еще делать это «от имени» Армении. Тем более что ответный удар придется уже не по России. Понятно, что риск участия, вернее, соучастия в такого рода играх для Еревана выше допустимого…только вот такой роскоши, как выбор, у этой страны уже давно нет.

Нурани

Minval.az