По мнению политического аналитика Манвела Саргсяна, на вчерашних переговорах Армения потерпела поражение, отказавшись от договоренностей, достигнутых в Вене и Санкт-Петербурге.

После четырехдневной войны в апреле прошлого года на встречах, состоявшихся в Вене и Санкт-Петербурге, стороны договорились разработать механизмы для расследования пограничных инцидентов и расширить полномочия личного представителя действующего председателя ОБСЕ. Более того, на протяжении нескольких месяцев армянская сторона на самом высоком уровне заявляла, что переговоры не возобновятся до тех пор, пока эти договоренности не будут реализованы.

Вчера после встречи с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым президент Армении Серж Саргсян на встрече с представителями армянской общины Швейцарии сообщил, что какой-либо конкретной договоренности о вариантах решения проблемы не было, но стороны договорились принять меры для еще большего ослабления напряженности, чтобы не было жертв на передовой линии.

«Должен сказать, и президент Азербайджана, и я в этом глубоко заинтересованы» — подчеркнул президент Армении.

«Но это был серьезнейший элемент международной политики, который, фактически, международное сообщество в каком-то смысле подарило Армении за 140 жертв в апреле, — в беседе с Радио Азатутюн сказал политолог Манвел Саргсян. — Отказ от подобных вещей… это недопустимый шаг, хотя всячески пытаются сказать, что нет, не знаю, что затрагивалось… Что это означает? Это означает, что обязательство, которое было мощным политическим рычагом в руках Армении и сдерживало различные военные действия, провокации Азербайджана, было заменено всего лишь тем, что два человека сказали, что они согласны не стрелять… Полностью с карт-бланшем возвратили Азербайджану».

Манвел Саркисян считает, что Армения вынужденно пошла на женевскую встречу: «Нужно было понять, зачем ты на нее идешь. Президент Азербайджана знал, зачем он идет. Он шел доказать всему миру, что у Армении нет подобного требования, и у Минской группы нет подобного требования. Но почему пошла Армения? Вот это вопрос вопросов. Многие пишут, что Армению принудили к этому. Мы привыкли к этому, это не впервые. Спонсоры, конкретно тех людей, которые занимаются этой политикой. Более года после апрельской войны мы неоднократно видели, какие они принимают решения – очень удивительные. Решения, которые явно исходят не из наших государственных интересов, а из интересов Азербайджана, из интересов России. На этот раз также, наверное, было что-то подобное, потому что действительно, может быть, в Армении до конца не понимают стратегического значения этого условия. Но в Азербайджане знали ему цену. И если, предположим, посредством России они смогли заставить Армению отказаться от него, это была бы очень большая услуга Азербайджану со стороны России».