Ереван, чувствуя окрепшее плечо мидовских покровителей, все дальше заплывает в полосу мрака, благо ему потворствуют заступники

Представления российского МИД, согласно которых разблокировке Карабахского конфликта мешает Запад, безнадежно устарели. Логично ли бесконечно сетовать, как в условиях, когда Америка далеко, а Россия рядом, Кремлю не удается обуздать очаг напряженности у собственных границ? Можно, если не брать в расчет очевидную данность, согласно которой в  министерстве иностранных дел северного соседа не только осела, но и окрепла лоббистская проармянская группировка.

Однако ей все труднее скрывать пристрастия, откровенные реверансы в пользу агрессора, который демонстративно плюет на авторитет Москвы, как мирового центра силы.

Министр Сергей Лавров и его карающая рука в лице споуксмена Марии Захаровой определенно заговорились, и им не удается ретушировать собственные грехи отмазками вроде «если бы не Запад, мы давно решили бы конфликт в Карабахе».

Что верно, то верно, Россия и в самом деле способна отстоять суверенитет, свою безопасность перед попытками североатлантического альянса утвердиться в мире, о чем говорил шеф внешнеполитического ведомства РФ С.Лавров перед коллективом МГИМО. Но он не нашел важным признаться, что для усиления позиций Москва наращивает мощности противодействия деструктивными ресурсами региональных проблем, когда за это, к примеру, расплачивается Азербайджан. То есть, поток российских контрмер обогащается за счет диверсификации издержек соседей.

Есть ли резон у Лаврова выступать в роли жалобщика, которого не устраивают попытки НАТО изменить военно-политическую ситуацию путем  наращивания физического присутствия в приграничных с Россией регионах? Бесспорно, есть. Значит, для нейтрализации усилий конкурента, в первую очередь, нужно нейтрализовать опасные тенденции путем подавления очагов напряженности.

За океаном часть военно-политической элиты не только подумывает, но и реально осуществляет план окружения России кольцом всевозможных горячих точек. Если их нет, скажем, в каком-то благополучном сопредельном с Россией регионе, то обязательно придумают. Поводов и исторических мотиваций этно-территориального свойства пруд пруди. Если таковые имеются, Запад пользуется ими, чтобы утвердиться в периметре существующих кризисов для разрыхления российских редут.

В карабахской дилемме Москва ведет себя не в меру самонадеянно, полагаясь на незыблемую фору. Однако действия по разблокировке кризиса в духе традиции «по чайной  ложке» не только не вписываются в круг ожиданий исстрадавшихся сторон конфликта, но и не вяжутся с логикой конструктивизма, о чем всегда и непременно твердит господин Лавров.

Заплутав в дебрях стратегии противодействия Евроатлантизму, Смоленская площадь утрачивает инициативу в провозглашенной самой же Москвой концепции Евразийства. Карабахская проблема, невзирая на ее относительно локальный геополитический калибр, несет в себе большой взрывоопасный запал. В орбиту государств, проявляющих к ней интерес, вовлечены как мировые лидеры, так и региональные державы. Проблема подверглась  интернационализации. Сойди она с умеренной почвы в стихию военного решения, Южный Кавказ не только превратится в кипящий котел, но  разлетится так, что мало не покажется.

Тройка сопредседателей Минской группы ОБСЕ ранее коллективно обласкивала возмутителя спокойствия, чем стимулировала территориальные амбиции агрессора. Позднее Запад, согласившись с российским модераторством, несколько дистанцировался. И чем же обернулось сольное  исполнение Москвы? Увы, ничем хорошим. Ереван, чувствуя окрепшее плечо мидовских покровителей, все дальше заплывает в полосу мрака, благо ему потворствуют заступники.

На встрече в МГИМО С.Лавров с высокой трибуны мэтра изрек, что «никто не должен укреплять свою безопасность за счет ущемления безопасности других». Кто бы спорил?! Однако не мешает уточнить – избирателен ли этот принцип. Может, в интерпретации тезиса имеются не оглашенные примечания?

Когда он говорит о юридической обязательности исполнения международных деклараций, принципе неделимой безопасности, как о факторе, препятствующем разблокированию конфликтов, не видится лишним урезонить: «Господин Лавров, начните с себя, задайте тренд убедительности к провозглашаемым императивам с кризиса в Карабахе, к которому вы так близки, и не только физически…».

Характер подводных северных течений с истоками на Смоленской давно расшифрован в Баку. Настрой застрельщиков до недавнего времени был невозмутим, словно, и дальше все будет проистекать по заданным  маршрутам.  Однако в дополнение к доводам Баку задачу незадачливым задал американский дипломат Ричард Хогланд, которого в последние дни  подвергают остракизму не столько в Ереване, сколько в Москве. Неугомонная Мария Захарова продолжает настаивать, мол, предложения американца не новы. Ей вторят армянские верхи. Не обязательно быть с семью пядями во лбу в цифровых исчислениях, чтобы найти разницу в подходах Хогланда и Лаврова.

На фоне плана россиянина по освобождению пяти районов с одновременным определением статуса Нагорного Карабаха, американец предлагает передать  Азербайджану его законные семь районов (без Лачинского коридора) с дальнейшим обсуждением статуса региона.

Различия налицо, и не понятно с какого боку Лавров, его говорящая тень в упор не замечают принципиальную разницу двух подходов. Стоит вспомнить первоначальную идею того же Лаврова об освобождении на начальном этапе только двух районов. Баку с порога отклонил дурную инициативу, что опять же была подчинена желаниям агрессора, который не торопится с выводом войск с азербайджанских земель. Шефу российской дипломатии Баку дал знать, что традиции ереванского базара неприемлемы.

Позиции России и США по Карабаху не совпадают, ибо усилиями лавровщины  активирована проармянская линия, и она искусственно   выдается за позицию, противостоящую усилению западного влияния в  ключевом регионе постсоветского пространства. Примечательно, что сие имеет место на фоне массового трансфера ведущих сил армянской элиты в стан прозападников.

Если хозяин ведомства на Смоленской выдерживает пируэты так называемого противодействия США на платформе уничтожения интересов Баку, то он только подрывает устои азербайджано-российских отношений. Можно  не сомневаться, что экстатический ход «Лавров-Захарова» не сработает. Разжигание антиазербайджанских фобий и искусственное нагнетание напряженности обернется грехами для проектировщиков топорного гешефта. Пора после череды провалов избавиться от больного искушения.

Тофик Аббасов, специально для Minval.az