«В результате намеченного на 25 сентября с.г. курдского референдума Иран и Турция начнут широкомасштабную военную операцию на территории Сирии и Ирака. При этом Израиль, Ирак, Россия и США, скорее всего, сохранят относительный нейтралитет, предпочитая не портить отношения с Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Сложно припомнить, чтобы позиции Вашингтона, Москвы, Тегерана, Багдада и Дамаска так совпадали относительно перспектив ведения внешней политики на Ближнем Востоке. Однако курдский референдум внес свои коррективы, в результате чего основные международные игроки стали практически стали единодушными во мнении о том, что курдам не стоит предоставлять независимость.»

Об этом пишет Денис Коркодинов специально для PolitRUS.com

Далее автор продолжает:

«В этой связи, курдское волеизъявление 25 сентября 2017 года может оказаться тем «Рубиконом», перейдя который кризис на Ближнем Востоке разразится с новой силой.

По мнению представителей регионального правительства Курдистана, если за независимость проголосует абсолютное количество избирателей, то есть более 2,5 млн человек, то процесс отделения курдских земель от территорий Сирии, Ирака, Турции и Ирана окажется необратимым.В свете этого правительство Ирака выступило с публичным заявлением о том, что ни при каких обстоятельствах не признает курдский референдум.

На сегодняшний день не совсем понятно, каким образом официальный Багдад сможет противодействовать волеизъявлению рядовых курдов, кроме как временно забыв о распрях с турками и позволив последним вторгнуться в Ирак для «обуздания» курдских избирателей.

В подтверждение такого сценария развития событий указывает хотя бы тот факт, что иракская армия, погрязшая в противостоянии т.н. «Исламскому государст* (ИГИЛ, ДАИШ, ISIS) недостаточно сильна для отражения угроз со стороны курдов. Кроме того, у нее нет военных баз на территории Курдистана.»

Коркодинов разъясняет:

«Поэтому ради сохранения своей территориальной целостности Багдад будет вынужден консолидироваться с Анкарой, Москвой и Тегераном. Такой шаг будет весьма болезненным для Ирака, который рискует потерять свою независимость, если не от рук курдов, так от рук международной коалиции, где Турция занимает решающее место.

Иран также заинтересован в том, чтобы не допустить отделение курдов по итогам референдума 25 сентября. Лишь поэтому начальник штаба вооруженных сил Ирана генерал Мохаммад Хосейн БАКЕРИ совершил официальный визит в Анкару, а впоследствии турецкий лидер отправится в Тегеран.

Цель этого — согласование действий по организации широкомасштабного военного наступления на позиции курдов. При этом Иран, Россия, Сирия, Израиль и США предпочтут на время «закрыть глаза» на происходящие события, поскольку последствия курдского референдума угрожают переустройством всей системы геополитики, что вредит интересам практически всех игроков на международной арене.

Тегеран имеет, помимо того, исключительные основания для блокировки курдского референдума, т.к. иракские курды обеспечивают контроль важнейших приграничных территорий, расположенных между Ираном и Сирией. Эти территории входит в зону интересов Тегерана, который рассчитывает использовать их для организации сухопутного коридора к Средиземному морю. Разумеется, курды не позволят Ирану заполучить обусловленные территории. Поэтому иранцы будут искать союзников в лице турков.

Еще совсем недавно Тегеран не мог открыто заявлять о своем возможном союзе с Анкарой из опасения, что подобные заявления могут помешать вести военную операцию против ISIS. Курдские вооружtнные формирования, используемые в качестве основного «пушечного мяса» при освобождении территорий от террористов, могли попросту не понять иранцев и отказаться от участия в военной кампании.

Это бы создало дополнительные преимущества для ISIS, которое не смогло бы встретить существенного сопротивления со стороны иранской армии. Однако в настоящих условиях, когда до курдского референдума остались считанные дни и курды все активнее призывают своих соплеменников к волеизъявлению, скрывать «карты» ирано-турецкого сотрудничества совершенно бессмысленно.

Вашингтон, понимая, что по итогам 25 сентября на Ближнем Востоке может стать еще жарче, проявляет определенное беспокойство. Иначе как объяснить необходимость пребывания Министра обороны США Джеймса Матисса в Эрбиле и его встречи с лидером Курдской автономии Ирака Масудом Барзани.

Из открытых источников известно, что глава американского оборонного ведомства настоятельно просил курдского лидера отложить проведение референдума на неопределенный срок, на что тот ответил отказом.»

«Загвоздка состоит в том, что курды действительно рассматривают референдум в качестве повода для избавления от «всех проблем»: прежде всего, от энергетической блокады, организованной по инициативе Багдада. В связи с этим, убедить их отказаться от обретения независимости посредством всенародного голосования совершенно невозможно.

Вместе с тем, в случае проведения референдума курдскому вооруженному формированию «Пешмерга» будет очень трудно защитить новообразованное государство от притеснений со стороны Ирана и Турции.

И проблема не столько в том, что региональное правительство Курдистана разделено между враждующими между собой кланами. Основное уязвимое место «Пешмерга» — это недостаток тяжелого вооружения, что позволяет Тегерану и Анкаре занять курдские территории практически без ощутимых потерь», — подводит итоги Коркодинов.