На встрече с участниками панармянского молодежного слета президент Серж Саргсян защеголял невиданной раскованностью. То был толстый намек на корявые обстоятельства со снятием барьеров, дескать, мучительные красные линии пали, и страна заполучила-таки долгожданную индульгенцию сюзерена. Нарочитая словоохотливость, контактный настрой и неоправданно восторженные акценты героя сходки имитировали наличие колоссального запаса внутренней энергии, способной свернуть армянские горы.

Отсутствие в беседе запретных тем, желание выговориться сполна, конечно же, похвально. Но обстоятельства эти воспроизвели эффект на тех, кто не в теме. Сведущим, кому известны тонкости действующего положения, снова увидели в Саргсяне все того же охотника-брехуна, который поупражнялся в словоблудии после холостого похода в лес.

Отталкиваясь от фантазий, он намалевал картину идиллии, фабула которой шепчет о наступления новой эры. Посему гвоздем программы стала тема подписания ассоциированного соглашения с Европейским Союзом. Президент подтвердил, что подпишет расширенный документ с ЕС. Он убежден, что «нет никаких причин его не подписывать», что означает, что Москва дала добро на перезагрузку зависшей с 2013 года рекреационной программы Еревана.

Помнится, четыре года назад с уверенной походкой от бедра он зашагал в сторону Брюсселя и был резко остановлен союзником. Мечта о сближении с ЕС вылетела в трубу, оставив героя с носом. Потому, вернувшись из Сочи окрыленным, Саргсян нашел, что наступило благоприятное время, чтобы смыть с себя один из позоров карьеры. Свалил грехи на вездесущих журналистов, которые будто в 2013-ом поставили все с ног на голову, выдав присоединение к ЕАЭС за первопричину фиаско на европейском траверсе.

Он подтвердил, что Ереван проводил параллельные переговоры и с ЕАЭС и с ЕС, положившись на визави, которые-де заверили соискателя в приемлемости одновременного пребывания в обоих экономических сообществах. Коль так, что послужило причиной провала? Герой отвечает, что Брюссель поломал обедню, ему приспичило урезонить Ереван о невозможности одновременного нахождения в двух взаимоисключающих экономических союзах.

Отшумевшее время ничего не изменило. Ереван ряды ЕАЭС не покинул, пребывает все в том же режиме ожидания чуда. Да и ЕС не изменил своим требованиям. Но послушав Саргсяна, можно заключить, что опять изменяют своим принципам европейцы, которым не терпится видеть Армению в рядах партнеров, невзирая ни на что.

Понятно, вынашивая честолюбивые замыслы, Саргсян добивается эксклюзивных для себя условий, чтобы прослыть мастером тонкой дипломатии, этаким игроком политической филиграни. Но реально ли это в резко эскалированной геополитической обстановке, да еще и когда солирует солдафон?

Воровато наблюдая за повышением градуса русофобских настроений в стране, он не только ничего не сделал для реабилитации образа Москвы, но потакал прозападным силам, чтобы застолбить за собой поле маневра.

Утверждая, что ему удается за год несколько раз встречаться с Путиным «в свободном режиме», армянский глава хочет донести мысль, будто речи о разрыве с Москвой нет и быть не может. Но сосать двух маток – не возбраняется для иждивенца.

Щедрое тиражирование понятия «свобода» на слете с молодежью резануло присутствующих. Если она, эта свобода есть, зачем о ней настойчиво долдонить? Не потому ли, что рука от больного места не отходит?

Отчет перед молодежной аудиторией оживил панораму, согласно которой в Сочи Путин и Саргсян бегло обсудили Карабах, найдя не актуальным размещение в зоне конфликта миротворцев, договорились о приемлемости ассоциированного членства Армении в ЕС, наконец, основательно проработали армяно-российскую повестку. Можно не сомневаться, что этот сегмент переговоров и стал магистральным на переговорах.

Однако странно, что армянский лидер обошел тему Америки, точнее, ее реакции на телодвижения Еревана в непростых условиях. Ведь несколькими днями ранее американский посол в Армении Ричард Миллз недвусмысленно напомнил насколько важно Вашингтону быть уверенными в серьезности намерений Еревана по отплытию в западную гавань.

США всерьез заботит способность Саргсяна «принимать суверенные решения вокруг главного вопроса — какого пути и модели будет придерживаться Армения в ближайшем будущем». Он обусловил игру готовностью предоставить изнывающей стране инструментарий для преодоления серьезных неурядиц. Иными словами, и Вашингтон настаивает, чтобы Армения избавилась от российской удавки и «не подвергалась давлению со стороны других с целью следования тому пути, по которому Армения идти не желает».

По иронии судьбы посол Миллз тоже оказался на волне «Свободы», радиостанции. Складывается впечатление, что пресловутая ценность, которой увлеченно оперирует Саргсян на излете карьеры, и сыграет с ним злую шутку.

Запад полон решимости выдернуть дохлую Армению из сферы российского влияния, обещая 8-миллиардные инвестиции в стратегические сферы. Миллз обезоруживающе вопрошает – «как страна может выбрать путь, который ведет к социально-экономической нищете и регрессу, упразднению суверенитета и рискам в сфере безопасности и обороны?!» Трудно уличить американского посланника в неразборчивости по части адресации запросов по существу. Скорее, неспособностью ориентироваться грешит Серж Саргсян, которому в оставшееся время, похоже, никто не намерен мешать в принятии ошибочных решений.

Тофик Аббасов, специально для Minval.az