Плавающий режим напряженности в американо-северокорейских отношениях продолжает будоражить мир. Мозговые центры, казалось, просчитали все варианты развития острого сюжета, и многие склоняются к мысли, что прямого столкновения удастся избежать. Означает ли это, что на смену взаимным колким угрозам придут обнадеживающие компромиссные настроения? Скорее нет.

Дело не в том, что к настоящему моменту противоборствующие стороны перешли Рубикон политкорректности, и им ничего не остается, кроме как усилить прессинг. Отношения оказались в плоскости неприятия друг друга, из которой обратной дороги нет.

Не стоит переоценивать тактические смягчения в настроениях главных действующих лиц – американского президента Дональда Трампа и корейского лидера Ким Чен Ына. Они оба постараются сыграть свои роли до конца, чтобы не потерять лица, а еще и нарастить багаж политической прочности. Но при всех поворотах положение корейского лидера намного сложнее, потому что США наращивают фронтальные усилия нейтрализации страны, исключительно рассматриваемой в оси зла.

Президент США Дональд Трамп, отписавшись в твиттер, заявил, что глава КНДР Ким Чен Ын поступил мудро, отказавшись от плана молниеносного удара по американскому острову Гуам. Однако трудно поверить, что за столь нехарактерным смягчением лексики последуют сообразные действия. Неожиданный пассаж больше смахивает на отвлекающий маневр, чтобы усыпить бдительность Пхеньяна. По всему видно, что Вашингтон взялся за заклятого врага серьезно, и мертвая хватка преследует цель заменить ужас без конца на ужасный конец.

Добивание режима идет несколькими курсами. Санкционная политика США вышла на новый уровень именно тогда, когда из разных источников выяснилось оживление в экономике Северной Кореи. Увеличение валового национального продукта КНДР на уровне 4%, похоже, всерьез обеспокоило Западную коалицию во главе с США, а также партнеров из тихоокеанского региона в лице Южной Кореи и Японии. Думающие головы в  недружественных для Пхеньяна столицах прикинули, что основной поток заработанных валютных ресурсов правительство КНДР направляет на усиление оборонной программы страны, конечной целью которой является доведение до ума ракетно-ядерного цикла. Будучи в кольце недружественных стран и эмбарго, правительство страны нацелено отстоять свой суверенитет, а в случае надобности и наказать обидчиков, которые на духу не приемлют скромную самодостаточность непокорного режима.

Ракетные испытания КНДР последнего времени Запад воспринял в качестве серьезного вызова, который нельзя оставить без внимания. Пхеньян всерьез задумался о том, чтобы раз и навсегда решить проблему своей легитимности с помощью сильного кулака. Иными словами, при помощи валютных вливаний в оборонный комплекс Ким Чен Ын намерен выкупить легитимность собственной власти, а заодно покончить с затянувшейся изоляцией страны.

Информированные источники Южной Кореи совсем недавно поведали, что на севере был дан старт осторожным либеральным реформам, и они дали ожидаемые результаты. Локальная приватизация сферы малого бизнеса, смягчение в системе внутренней торговли, зеленый свет частным предпринимателям, дав ожидаемый результат, вдохнули жизнь в ситуацию.  После катастрофических природных катаклизмов — наводнений и селевых потоков, которые уничтожили массовый урожай, мало кто верил, что экономика КНДР встанет с колен. Но северокорейцы смогли добиться невозможного, преодолев голод и острую нехватку.

Выровнялось положение и в индустрии, где профилирующую роль играют металлургия, угольная промышленность, производство текстиля и другие отрасли. Экономика зашевелилась, и это не замедлило сказаться на реализации военной программы КНДР. Интенсификация ракетных испытаний стала оборотной стороной социально-экономической стабилизации, потому американцы, не мешкая, вынесли «корейское дело» в Совет Безопасности ООН для публичной порки. Москва и Пекин, поддержав Вашингтон, повернулись к Пхеньяну спиной, усугубив и без того трудное положение дальневосточного отшельника.

Враждующие стороны заявляют о готовности отстоять позицию, но шансов для быстрого решения проблемы в свою пользу у США неизмеримо больше. В Гуам, куда обращены корейские ракеты «Хвансон», давно отрабатывались полеты американских бомбардировщиков. Вашингтон имеет цельный план военных объектов, где указано месторасположение пусковых установок для обычных и баллистических ракет. На случай, если Пхеньян решит накрыть огнем крупные города Южной Кореи, также предусмотрены варианты страхующих действий. На чеку находятся и ударные силы Японии, которые также всерьез обеспокоены военной активностью КНДР в ракетной области. Суммарно США и Япония обладают арсеналом ракет «Томагавк» в 600 единиц, которые смогут вывести из строя передовую артиллерию Северной Кореи. А запал баллистических ракет смогут нейтрализовать авиаудары.

На что же надеется Пхеньян? По свидетельству информированных источников он с помощью угроз о ракетном нападении на США все же больше надеется на то, что с помощью психологических ударов удастся раскурить трубку мира с традиционным недоброжелателем. А после возможно и ослабление удушающего санкционного режима, а также обсуждение мирных инициатив, что приведет к экономическому разблокированию страны. Так, Ким Чен Ын рассчитывает, что ему удастся застолбить за своей страной статус ядерной державы, что станет для КНДР гарантом безопасности на оставшиеся времена.

Однако корейцы-северяне не совсем ясно представляют себе, какими категориями мыслят главные персоны в американском истеблишменте. Там не забыли, что начавшаяся летом 1950-го года корейская война еще не завершена. После трехлетней горячей фазы, что унесла десятки тысяч жизней, битва имела продолжение в виде опосредованной войны, которую вели сверхдержавы. По сей день влиятельные центры не расстались с мыслью сказать последнее слово в одном из затянувшихся конфликтов современности. Вряд ли имеет смысл сомневаться, что Вашингтон готов уступить это право кому-то другому.

Администрации Трампа на фоне серьезных внутренних проблем и необходимости выполнения предвыборных обещаний нужна победоносная война. В этом плане КНДР являет собой прекрасную цель, чтобы доказать свою решимость и волевой настрой, а также сплотить нацию перед лицом более серьезных неприятелей, которые мешают США сполна реализовать план глобальной гегемонии.

Тофик Аббасов, специально для Minval.az