Жизнь взаймы: почему азербайджанские граждане лезут в долговую петлю?

Этот вопрос граждане нашей страны неоднократно пытались задавать в СМИ, в соцсетях и на форумах, но четкого ответа никто так и не получил. В основном, берущих в кредит стараются оправдать: дескать, на лечение, на квартиру, на учебу берут. Да, конечно, отрицать это сложно, но у медали, как правило, всегда есть две стороны.  А потому Minval.az решил обратиться с аналогичным вопросом к экспертам в области экономики – Акраму Гасанову и Натигу Джафарли.

— По мнению большинства, все началось в период определенной экономической стабильности, когда люди, имеющие постоянный доход, могли не задумываться о лишении этого дохода (скажем, зарплаты размером в 800 манатов на постоянном рабочем месте), и брать кредиты на машины, квартиры, технику, ремонты, лечение и так далее. Но вдруг неожиданно пришло то самое страшное время, когда девальвация обрушила курс маната, малый бизнес терпел сокрушительный крах, началось повальное сокращение рабочих мест, и все эти фактор привели к печальному итогу: стабильность приказала долго жить.

Акрам Гасанов:

— Проблемы потребительского кредитования актуальны не только в Азербайджане, а во всем мире. И не только сегодня, так было всегда. — Есть такая замечательная книга американского исследователя Дэвида Гребера «Долг. Первые 5000 лет истории». В ней автор исследует всю историю человечества исключительно с точки зрения долговых обязательств и, прежде всего, населения. При этом он утверждает — и я с ним полностью согласен — что никогда еще проблема не стояла так остро, как сегодня. Ведь именно за последние полвека создан просто культ кредита.

Современная экономическая модель — ростовщичество

Раньше быть должным кому-то считалось как минимум нежелательным, и даже зазорным. А сегодня брать кредиты — это своеобразная дань моде! И, конечно же, ни сами заемщики создали эту моду: ее последовательно навязывали сами кредиторы, в основном, конечно же, банки. Почему? Да потому что вся современная экономическая (не просто финансовая) модель построена на ростовщичестве и, по сути, представляет собой финансовую пирамиду — наподобие печально известной российской «МММ».

Легкие нефтедоллары вскружили азербайджанцам головы

Как известно, большинство всегда теряет в пирамидах, и, как правило, это бедные слои населения (а выигрывают финансисты, в глобальном масштабе – крупнейшие транснациональные корпорации). Вот потому-то их усиленно зазывают участвовать во всем этом. Локомотивом потребительского общества является реклама. Она очень тонко играет на чувствах людей, мотивируя их жить сегодняшним днем, покупая все что хочется, пусть даже и за счет кредита. Наше общество довольно быстро адаптировалось под эту глобальную игру. И тому две причины: во-первых, легкие нефтяные деньги вскружили всем нам голову. Никогда азербайджанцы не жили так хорошо, как последние 10-12 лет. И мы подумали, что заслужили все это. Хотя, как минимум, наш уровень образования ничуть не лучше, чем у народов, которые не могли себе позволить шиковать так же, как мы.

Нашему народу свойственная показуха

Но мы, скажем, смотрели западные фильмы, где люди живут по очень высоким стандартам, и были рады, что живем почти так же, как они, герои этих фильмов. И в том числе — за счет кредита. Кстати, это одна из причин текущего неприятия арабских туристов. Мы рады европейцам, американцам, русским, потому что считаем себя с ними ровнями. А на арабов сверху вниз смотрим и никак не можем понять, что по уровне образования, правосознания и т.п. уступаем даже народам некоторых арабских стран, не говоря уже о тех, на кого пытаемся равняться. Нефтяные деньги сыграли с нами злую шутку. Нам казалось, что так будет всегда. Потому и жили за счет кредитов, покупая всякое барахло, ежегодно меняя дорогие мобильные телефоны и т.п.

Во-вторых, нашему народу свойственна показуха. Мы любим покрасоваться перед соседями, родственниками, знакомыми, демонстрировать свое благополучие. И тут очень важно не отстать от других. Купил сосед машину, значит и я должен купить.

Я просто уверен, что в подавляющем большинстве случаев наши люди до текущего кризиса не нуждались в кредитах. Большинство имело неплохие заработки, от нефтяной халявы перепадало всем. Надо было просто делать сбережения, развиваться, но мы бездумно все тратили, да еще часто за счет кредита. Что же касается сегодняшнего дня, то сейчас многие лишились прежних доходов, все больше людей теряют вообще всякий доход. Плюс многие даже не вернули прежние кредиты. А потому сегодня кредит в нашем обществе имеет совсем другую сущность. Многие уже проклинают кредиты и банки, клянутся, что больше никогда не будут лезть в долги. Только вот, мол, выйти бы из текущего бедственного положения.

На одной торговле далеко не уедешь!

Из-за массовой безграмотности люди даже не понимают, либо порой просто не хотят понимать (но чувствуют), что прежней жизни и доходов уже не будет, что потеря прежнего дохода не что-то временное, а это уже надолго. А потому готовы опять взять кредит, чтобы жить по-прежнему или хотя бы кое-как жить, да еще прежние долги вернуть. И надеются на лучшее. При этом большинство по-прежнему не хотят экономить. Опять смотрят на соседей. Вот сосед летом в Грузию отдыхать поехал, и мне надо семью хотя бы в Габалу отвезти на неделю. А сам в долгах тонет! Вместо того, чтобы остановиться и сказать: стоп, надо жить по-другому! И главное: поскольку за последние десятилетия мы сильно сдали в плане образования, никаких особых навыков у многих и нет. На одной торговлей далеко не уедешь. Но учиться, переучиваться хотят немногие. При этом жалуются, что работы нет. Даже мигрировавшие из деревень в столицу молодые люди, чтобы работать в торговле либо в строительной сфере, не хотят вернуться обратно и заняться сельским хозяйством. Почему? А это, мол, не престижно! И на фоне всего этого у людей теряется чувство ответственности: они готовы брать новые долги, жить по-старому, и будь, что будет.

Все, перечисленное мною, очень серьезная проблема. И, в основном психологическая. В стране, где образование и труд не в почете, итог может быть очень плохим. И при этом всегда есть на кого свалить. Вот, мол, арабы плохие, не дают нам отдыхать у себя в стране. Или вот чиновники-взяточники! А сами при этом только и мечтают стать такими же чиновниками.

— Самоубийство из-за затянувшейся на шее кредитной петли – уже не редкость в нашей стране: люди и вешаются, и совершают самоподжоги около банков. Хочу привести в пример самую, пожалуй, громкую попытку суицида 2017-го года: 24 мая перед филиалом Bank Respublika вблизи круга Азнефти устроил акт самосожжения 64-летний Рамиз Манафов. Таким образом он выразил протест банку, где взял в кредит крупную сумму. Мужчина утверждал, что банк хотел отобрать у него за долги квартиру. Известно, что Манафова увезли лечить в Турцию за счет средств Bank Respublika, которому мужчина задолжал определенную сумму денег. То есть, руководство банка понимало, что частично несет ответственность за случившееся. А в правоохранительных органах отметили, что в последние годы азербайджанские банки стали пользоваться услугами коллекторов, чтобы вынудить должников выплатить кредиты. Возможно, Манафов стал жертвой давления коллекторов. С каких пор у нас в Азербайджане работают коллекторские агентства?

– Деятельность коллекторов в Азербайджане НЕЗАКОННА, но банки сами лоббируют коллекторов – опять же, в своих интересах. Кто работает в таких агентствах? В основном, выходцы из правоохранительных органов, которые хорошо знакомы с любыми методами давления на человека. Как видите, ситуация из разряда «Рука руку моет». В прошлом году очень высокопоставленный чиновник — в ответ на мой комментарий о том, что людям нечем возвращать долги, ответил весьма образной фразой: Пусть СДОХНУТ, но ЗАПЛАТЯТ.  Этот же чиновник требовал, чтобы я закрыл свое движение «Антиколлектор», но я ответил ему: если не будет коллекторов, то и в моем «Антиколлекторе» нужды уже тоже не будет. Хотя коллекторы у нас не такие жесткие, как в России. Они редко применяют физическое насилие, потому что в нем, по сути, нет нужды. В России заемщик толстокожий, как правило, и его не проймешь посулами рассказать обо всех его долгах родне, друзьям и соседям. А потому коллекторские агентства применяют силу, довольно страшные и даже криминальные методы давления – вплоть до похищения ребенка, убийства собаки и так далее. Наши же коллекторы больше психологи: угрожают заемщику перед знакомыми опозорить, пару раз мягко перед семьей «опускают» по телефону, угрожая сделать это и при личной встрече, и должник уже «готов»: он бежит новые долги делать, лишь бы хотя бы сейчас отделаться от психологического давления.

Экономист Натиг Джафарли в беседе с «Минвалом» также отметил, что «жизнь взаймы» для наших граждан чревата непомерной расплатой:

— Во всем мире – в США и Европе, и даже в соседних странах, таких как Турция и в последнее время Грузия, очень много людей живет за счет кредитования. Это нормальная процедура, которая не вызывает ни у кого вопросов, потому что в Европе и США потребительские кредитования и кредитные линии очень дешевые. В США не превышается планка 3% годовых, в Европе есть разные подходы от 1, 1,5% до 3%, в Турции немного выше, но и уровень инфляции в Турции значительно выше. Хотя в Турции около 20 миллионов человек имеют кредитные линии, и это вполне нормальная процедура. А у нас проблема в том, что проценты очень высокие, и когда гражданин Азербайджана получает определенную кредитную сумму, то ему приходится выплачивать очень большие проценты, и потому человек сразу же попадает в долговую яму.

В связи с тем, что экономическая активность в стране за последние два года сильно уменьшилась, что привело к значительному снижению доходов населения, жить в кредит становится весьма дорогим и очень сомнительным «удовольствием»: люди очень дорого платят за те кредитные линии, которые они получают от банков. Ситуация поменяется, если в Азербайджане будет приемлемая банковская ставка. Но пока что все остается по-прежнему, и за «жизнь взаймы» азербайджанскому народу приходится платить слишком высокую цену.

Яна Мадатова  

Minval.az