Для достижения цели все средства хороши, — старая, как мир истина, которая не перестает быть актуальной для игроков, на теле которых некуда пробу оригинальности поставить. Армения, все время жалующаяся на плохих соседей и выдающая себя за жертву неудобных обстоятельств, не перестает причитать. Расчет очевиден – выдолбить для себя жалость, будучи источником всех, в том числе и собственных, бед, и сторонником силового решения карабахской проблемы.

Армения постоянно оправдывается, потому что хочет больше, чем ей положено. Отсюда наступательная позиция ее дипломатии, которая мельтешит перед сообществом, изображая благородство и право на неограниченную помощь. В самом деле, она ковыляет, еле скрывая уязвимость.

Устами потертых деятелей тщетно доказывает, будто она жертва в противостоянии с Азербайджаном, и что на сей день в урегулировании нагорно-карабахского конфликта именно ее усилия предотвращается силовое решение. Как следствие, армянские дипломаты внушают внешним силам мнение, будто они выступают в роли партнеров сопредседателей Минской группы ОБСЕ, тогда как «Азербайджан шантажирует посредников». Так, Ереван, выдавая себя за послушника международного права и сторонника миролюбия, жалуется на конкурента, как на сторону, готовую играть роль возмутителя спокойствия.

Выступая в роли жертвы, армянские дипломаты еще и накидываются на Турцию, которая, дескать, помогает Нахчыванской автономии. По этой части у назойливых жалобщиков закрутилась шарманка, которая воспроизводит затасканную песню о накоплении силы, реально угрожающей безопасности Армении. Ереванские стратеги сетуют, мол, основываясь на Карском договоре, Анкара, будучи, одним из гарантов безопасности Нахчывана, вынашивает грозные планы.

Что же происходит на самом деле в южно-кавказском регионе, где маленькая и убогая Армения, объявившая войну соседям, назойливо зудит? А происходит то, что Ереван, намеренно запутывая положение, перекладывает ответственность на Азербайджан и его главного союзника в том, в чем сам погряз. Предавшись эйфории беспамятства, армянская элита продолжает вынашивать экспансионистские планы, словно ей в силу исторического синдрома и не пришлось пережить горечи тяжелых поражений и разочарований. На деле Ереван накапливает силы, чтобы нейтрализовать противников. Не зря герой комнаты кривых зеркал армянской дипломатии Шаварш Кочарян считает, что его стране «надо быть наготове, дать не только адекватный, но и асимметричный ответ врагам».

Касаясь близости Турции и Азербайджана, замминистра иностранных дел обращает внимание на то, что «Анкара видит азербайджанский народ в качестве братского, и что надеяться на то, что какое-либо государство могло бы быть таким же близким к Армении, не представляется возможным». Пожалуй, редкий случай, когда армянский дипломат поневоле озвучивает чистую правду. И вот почему.

Армения, как поздняя нация региона, а она не упускает случая, чтобы выпячивать свое мнимое историческое величие, доказывать сообществу, что мировая цивилизация берет начало с армянской традиции, продолжает видеть в соседях недругов. Наверное, по этой причине Ш.Кочарян считает, что «Армения не должна связывать надежды с другими государствами, и обязана диверсифицировать отношения с разными силовыми центрами, разными государствами, международными организациями на правах субъекта с эксклюзивными данными».

Выдавая свою культуру и ее политическую составную за несущее звено вселенской цивилизации, армяне выбивают для себя эксклюзивное преимущественное место. Они особые и только себе подобные, потому им нельзя что-либо внушать. Ш.Кочарян и ему подобные неустанно долбят всех озабоченностью, дескать, «все устали от политики Азербайджана, устали сопредседатели Минской группы, устали страны-посредники, и причиной тому то, что призывы посредников —  в одну сторону, а действия Азербайджана — совсем в другую». В предлагаемой постановке и кроется корень зла, который оборачивается в ужас без конца для армянской политической нации.

Первейшая задача дипломатии в том и заключается, чтобы находить противоядия для рисков, превращать неблагоприятные факторы во благо, находить общий язык с соседями, чтобы оказаться в поясе безопасности. Отсюда и берут начало обнадеживающие тренды политики, когда взаимодействие, сотрудничество начинают пополнять запасы прочности в государственном строительстве и международном позиционировании.

Можно ли сказать, что во всем этом преуспела армянская дипломатия? Никак нет. Она преуспела в тотальной дискредитации соседей, в неприязненном отношении к ним только лишь за то, что они древнее, благороднее и сильнее, да к тому же приютили пришлых хаев. Национальная идеология армянства, выдержанная в духе неприязненного восприятия соседей, на противопоставлении себя другим. Она не могла не произвести того разрушительного эффекта, которым страдает армянская политическая традиция. Отсюда и та участь, которая вывела Армению на периферию геополитической жизни.

Слабина Армении в ее власти, увлекшейся манипулятивной практикой. Используя ее во всех ипостасях, она серьезно просчиталась. Чтобы найти спасение, обязательно избавление от мифологии и самообольщения. В противном случае смехотворные претензии на величие сделают свое черное дело. Тогда кочарянам и саргсянам уж точно будет не до глубинно заумных сантиментов.

Тофик Аббасов, специально для Minval.az