Готовы ли Ереван и Москва к реальному урегулированию?

Лето – это не только традиционный сезон отпусков, пикников и пляжных развлечений, но еще и время лесных пожаров, нередко катастрофических по своим масштабам. Жара, сушь, ветер, окурок, выброшенные в окно, случайная искра, непогашенный костер после пикника с шашлыком – и до катастрофы остается всего ничего. Конечно, в XXI веке люди не беззащитны перед огненной стихией, и у огнеборцев наличествует целый арсенал средств. Сегодня для тушения пожаров применяется авиация, при помощи взрывчатки в лесах «пробивают» просеки и траншеи, которые огонь преодолеть  не в силах. Но особое место здесь занимает, если угодно, «способ последнего момента» – встречный пал. Казалось бы, гасить огонь огнем — верх абсурда. Но способ этот, при всей своей травматичности и опасности, работает. Просто надо его правильно применять.

Автоматический перенос технологии тушения лесных  пожаров в политику – дело не самое логичное. Но…журналисты многих стран неплохо отточили перья на метафорах в стиле «поставлять воюющим странам оружие — это все равно, что плескать в огонь бензин». А политики точно так же рассуждают, что поставки оружия одной стороне могут сыграть роль «сдерживающего фактора» для другой. Аналогия со «встречным палом», который может остановить лесной пожар, напрашивается сама собой. Только вот параллель эта работает далеко не всегда. Как предупреждают эксперты, лесной пожар, при всей своей мощи и опасности, подчиняется понятным и известным правилам физики горения. А что взбредет в голову политикам, да еще в стране, для которой война превратилась даже не в излюбленный, а почти что в единственный инструмент своей политики, не получится предугадать даже теоретически. И все эти соображения донельзя актуальны сегодня для Южного Кавказа, где наличествует и взлет напряженности на линии фронта, и попытки реанимации дипломатического урегулирования конфликта, и прогнозы экспертов, что Армения и Азербайджан стоят на пороге новой войны, и поставки оружия.

Пушки еще не заговорили. Но…

Очередная партия российского оружия поступила в Азербайджан уже после того, как армянский минометный обстрел села Алханлы унес жизни двухлетней малышки по имени Захра и ее бабушки. И до того, как в Брюсселе стартовали переговоры министров иностранных дел Азербайджана и Армении.

По понятным причинам, результаты брюссельской встречи остались за закрытыми дверями. Сопредседатели Минской группы ОБСЕ ограничились констатацией факта, что министры согласились передать своим президентам предложение посредников организовать встречу глав государств, а сами министры и сопредседатели продолжат диалог в рамках 72-й сессии Генассамблеи ООН. Прорыва, как того и следовало ожидать, не произошло, но, возможно, само по себе возобновление диалога в нынешней ситуации — это уже немало. Более того, выступая в среду, 12 июня, на заседании Кабмина по итогам социально-экономического развития Азербайджана в первом полугодии 2017 года, Президент Ильхам Алиев подчеркнул: «Выдвинутые Арменией условия в связи с возобновлением переговоров после прошлогодних апрельских событий ни к чему не привели. Вчера состоялась встреча министров иностранных дел, с азербайджанской стороны переговоры были возобновлены без каких-либо предусловий, таким образом агрессор вынужден был вернуться и сесть за стол переговоров».

Что, в общем-то, весьма красноречиво свидетельствует, в чью пользу сдвигается баланс сил на переговорах. И, простите за цинизм, подтверждая предположения, что намеренный  обстрел села Алханлы был для Армении еще и попыткой сорвать переговоры, где события развивались не в ее пользу. Взять и отказаться от диалога самим в Ереване не решились — политическая цена могла бы оказаться слишком высокой. А вот спровоцировать отказ со стороны Азербайджана, намеренно ударив по мирному населению — такой шаг в Армении посчитали более «безопасным». Правда, здесь, похоже, не учли ни международную реакцию на гибель маленькой Захры, ни то, что Азербайджан от диалога не откажется. Но это будет уже потом. А по «горячим следам» обстрела Алханлы события развивались по сценарию, где многое указывало на то, что в планах Еревана срыв очередного раунда переговоров был этакой «программой-минимум». А вот под «программой-максимум» подразумевалась этакая «маленькая победоносная война» в переводе на армянский — то есть в интересах Армении, но руками России.

«День сурка» в стиле милитари

Понятное дело, официальных заявлений в стиле «Иду на вы» в Ереване не звучало. Но вот даже беглый анализ «открытых источников» не оставляет сомнений: в армянском обществе старательно нагнетали милитаристскую истерию, что уже само по себе пусть и косвенный, но верный признак подготовки к войне. События парадоксальным образом напоминают то, что происходило по ту сторону линии фронта накануне апрельских боев. Армянское общество вновь стали старательно убеждать, будто бы армянская армия «сильна своим уникальным боевым духом» и т.д. и т.п., но уже в новой редакции. Так, эксперт Французского центра стратегических исследований Кайц Минсаян, вообще договорился до того, что «сегодняшнюю ситуацию можно сравнивать с дипломатической диспозицией 1993 года, когда Азербайджан терпел поражение, Совбез ООН принял резолюцию, призывающую остановить войну, но Азербайджан не прислушался. Это привело к новым поражениям, новой резолюции и новой операции армянских сил, и так родилась 4-я резолюция Совбеза ООН», и продолжал: «Надеюсь, эти процессы завершатся не так, как в 1994 году, когда было подписано соглашение о перемирии. Надеюсь, мы пойдем дальше и проявим жесткость, потому что Азербайджан не может бесконечно отвергать предложения, и нужно вернуться к атмосфере мира». То есть, «в переводе». при помощи новых территориальных захватов сделать Азербайджан более «уступчивым» на переговорах. И главное, не упоминать, чем подобные игры закончились для Армении в апреле минувшего года. Такой вот «день сурка» в стиле милитари, повторение одних и тех же «установок», за чем, по логике вещей, должна была последовать новая война.

А кинорежиссер Аршак Закарян, вернувшись из оккупированного Карабаха, изрек: азербайджанская армия после апрельских боев потеряла свой «элитный полк и теперь «небоеспособна». «Сейчас им необходимы новые войска, которые способны будут привести в действие приобретаемую Алиевым технику. Их армия небоеспособна, их 18-19-летние солдаты не умеют сражаться, они «мясо», которых отправили туда просто так, у них нет какой-либо готовности. Они проводят учения, чтобы эта техника, танки были применены», — уверял кинорежиссер, примеряя на себя роль военного эксперта. Он, конечно, хотел как лучше. Только вот…

Не будем напоминать господину Закаряну, что азербайджанская армия в апрельских боях, конечно, понесла потери, но чтобы стать, по уверениям режиссера, «небоеспособной» — это даже не гипертрофированные фантазии, а нечто из области медицины. Тем более что не надо быть военным специалистом, чтобы понять: авиацию, боевые дроны, артиллерию и огнеметы не мог задействовать «один полк», даже элитный. Важно другое: об учениях он заговорил совершенно зря. И не только потому, что военные учения — это как раз самый логичный способ освоить новую технику. Важно другое: на днях масштабные совместные азербайджано-турецкие военные учения прошли в Нахчыване, в той самой Нахчыванской АР, претензии на которую вновь раскручивают в Армении. Армянские «аналитики» на страницах «Голоса Армении» уже называют эти учения «незаконными», «антиармянскими» и даже… «антироссийскими». По версии армянских экспертов, Россия, точно так же как и Турция, является гарантом статуса НАР. Из чего во всем блеске оригинальной местной логики член Координационного совета российско-армянских организаций (КС РАО), главный редактор информационно-аналитического портала russia-armenia.info Арам Хачатрян, отвечая на вопрос «Голоса Армении»: «Согласно Карсскому договору, до сих пор остающемуся в силе, Турция и Россия на равных выступают гарантами безопасности Нахиджевана. Но сегодня вызрел политический и юридический казус. А именно: один гарант безопасности Нахиджевана – Турция без ведома и согласия второго гаранта – России проводит там военные учения. Не делегировал же один гарант другому свои правомочия или выдал доверенность?» — без тени сомнения заявляет: «Все вышеперечисленные основания являются правовой основой для денонсации Карсского договора 1921 года». Правда, тут же признает: «Россия в этом плане пока держится пассивно, нет инициатив и  армянской стороны. Однако если Россия по внешнеполитическим соображениям избегает публичного вмешательства в ситуацию, то Армения по факту проведения азербайджано-турецких военных учений на территории Нахиджеванской автономной республики обязана, думается, выразить свое мнение, поставить данный вопрос перед международными организациями. А также потребовать от Российской Федерации как от одного из гарантов разъяснений по поводу грубого нарушения Карсского договора». Проще говоря, «реализовать» и очередную серию территориальных захватов в Карабахе, и свои претензии на Нахчыван в Армении рассчитывали и рассчитывают руками Москвы. А скандальные заявления МИД РФ были для Еревана этакой «сладкой музыкой». Что, в общем-то, вполне укладывалось в столь любимую Арменией стилистику ранних девяностых, когда Россия от имени Армении захватывала азербайджанские земли, рассчитывая сделать Азербайджан «сговорчивым» и надолго отбить у Баку мечту о самостоятельной игре на нефтяном рынке.

Армянская «приманка» и азербайджанские реалии

Теперь, по ереванским расчетам, ситуация повторяется. Во-первых, Азербайджан — какой кошмар! — реализует проект «Южного газового коридора», что входит в клинч с интересами России. Во-вторых, делает это при поддержке США и как раз в то время, когда свою «газовую войну» с Москвой ведет и Вашингтон. В-третьих, открыто налаживает отношения с новой американской администрацией. Казалось, еще немного — и…

Но даже не это главное. Просто для Армении война — это по сути дела единственный выход, этакий «маневр последнего момента». Требования Армении противоречат основным положениям международного права. Попытки ссылаться на «самоопределение наций» или переворачивать с ног на голову резолюции СБ ООН и даже заявления Минской группы ОБСЕ могут иметь успех у внутриармянской аудитории, но не за ее пределами. А признавать свое поражение ой как не хочется. Остается только мечтать повторить события ранних девяностых, и вновь руками России. У которой, как показывает пример Украины и Черногории, в политическом арсенале набор средств ограничивается отключением газа, «зелеными человечками» и уверениями в стиле «их там нет».

Но как раз на этом фоне в Баку прибыл морем очередной груз российского оружия. Что вызвало в Армении самый настоящий шок: Россию вновь обвинили в «предательстве» своего союзника и даже в передаче Азербайджану неких «разведданных».

Конечно, в Азербайджан прибыло, скажем так, весьма серьезное оружие. Но по-настоящему армянский истеблишмент взволновал политический смысл. Конечно, Азербайджан, в отличие от Армении, оружие получает не в подарок и платит за него живые деньги, но эти поставки как минимум означают, что полностью пренебрегать отношениями с Азербайджаном в РФ не намерены. Тем более что очень скоро последовало новое разочарование: после протестов Баку по поводу провокационных учений армянских и российских пограничников в управлении погранвойск ФСБ России откорректировали посвященный им релиз, убрав из него провокационные формулировки.

А это уже дает изрядную пищу для размышлений относительно той игры, которую ведет в регионе уже не Армения, а Россия. Та самая, которой очень не по душе сдержанная, но в то же время по-настоящему независимая политика Азербайджана. Перекроить политический расклад региона одним ударом, действуя «от имени» Армении, было бы заманчиво…но, во-первых, легкой прогулки уже не будет. А во-вторых, и «в-главных», после «крымнаша» и на фоне внимания к Южному газовому коридору шансы РФ прикрыться своим «форпостом» примерно такие же, как у медведя — спрятаться за абрикосовой косточкой. Так что планы «военной перекройки политического поля Южного Кавказа» Еревану и Москве пришлось отложить. Что как минимум дает шансы на начало настоящего дипломатического урегулирования конфликта. Другой вопрос, готовы ли к нему и в Ереване, и в Москве. В самом деле, перед брюссельской встречей Эдвард Налбандян ездил «за инструкциями» к Сергею Лаврову. И если теперь Армения вместо реального урегулирования вновь попытается тянуть время, Москве уже не удастся избежать ответственности за свой «форпост».

Нурани, специально для Minval.az