Алый занавес поднят, во внезапно наступившей тишине звучит божественная музыка Верди. В тот памятный вечер давали «Травиату».  Молодая, пылкая Виолетта – образ вне времени, вне рамок и вне понимания ханжей, которые преследовали великого Джузеппе Верди как его создателя. Именно такую Виолетту увидели азербайджанские зрители, которые были буквально ошеломлены ее волшебным сопрано и великолепной актерской игрой – искренней, трогательной, вызывающей слезы восторга. Когда Виолетта умирала в последнем акте, волшебная сила ее голоса достигла своего апогея: голос раненой птицы, которой оставались считанные секунды до смерти. И вот они – первые цветы, крики БРАВО, шквал аплодисментов. Когда Виолетта вышла на поклон, зал приветствовал ее СТОЯ.

Так было заложено начало блистательной карьеры Афаг Аббасовой – удивительно красивой и талантливой молодой женщины, которая сегодня по праву является сегодня лучшей оперной певицей на азербайджанской сцене. И не зря народный артист, лауреат Государственной премии, профессор Грузии Теймураз Гугушвили назвал ее «азербайджанским бриллиантом».

Сцена и судьба

Когда я шла в театр на интервью с Афаг Аббасовой, я очень волновалась: роковые образы, созданные ею на сцене, были очень сильными. Как я смогу говорить с женщиной, которая одновременно и Неда, и Аида, и Кармен? И каково же было мое удивление, когда вместо высокомерной, зачастую раскованной, рисковой и роковой женщины я увидела скромную азербайджанскую девушку, воплотившую в своем повседневном образе истинную восточную красоту. Где живость и легкомысленность Недды? Где высокомерие Аиды? Где беспечность и вероломность Кармен? И слава Богу, что в жизни Афаг ханум совсем иная – мягкая, скромная, застенчивая. И потому характер нашей беседы был поначалу именно застенчивым.

Афаг Аббасова родилась в городе Ширван (бывш. Али-Байрамлы) в интеллигентной педагогической семье. Сама Афаг ханум несколько лет проучилась в педагогическом колледже, но судьба распорядилась иначе.

— Очень многие поклонники Вашего таланта говорят, что Вы как две капли воды похожи на Эсмеральду Виктора Гюго. Но я почему-то мечтаю увидеть Вас в образе Джульетты Гуно. Вы словно созданы для этой роли. Ни разу еще не пробовали спеть Джульету?

— Я пробовала петь эту партию, но пока лишь только для себя, потому что эту оперу на сцене государственного Азербайджанского театра Оперы и Балета не ставили. Но возможно, когда-нибудь эта опера прозвучит для азербайджанского зрителя.

— Решение стать певицей, да еще и в таком серьезном жанре, как опера, наверняка родилось не случайно?

— Тяга к пению у меня была с раннего детства, я выступала на всех школьных мероприятиях и очень гордилась этим. Но все же судьба моя могла сложиться совсем иначе, ведь первоначальный выбор мною профессии был совсем иным: я хотела стать художницей, даже некоторое время проучилась в педагогическом колледже на художественном факультете.

На одном из музыкальных мероприятий ее выступление заметил экс-министр Образования Мисир Марданов, который сразу же сказал: да тебе, девочка, не рисовать, тебе петь надо! После этого Афаг была направлена в музучилище им. Асафа Зейналлы, после была Консерватория…

— Я не знала, смогу ли я поступить в такой серьезный музыкальный вуз, и все спрашивала у своего педагога, выйдет ли из этого толк, сильно сомневалась я, — рассказывает Афаг ханум. —  Но педагог мой однозначно заявил: Ты поступишь. Так и вышло. Я сдала документы и поступила. Мне повезло, ведь я попала в класс к первому азербайджанскому режиссеру-женщине —  Гюльджахан ханум Гюльахмедовой-Мартиновой. Дай Бог ей здоровья, сейчас Гюльджахан ханум уже 93 года. Именно ее опыт, талант и знания определили тот самый уровень, что я имею сегодня.

Афаг ханум рассказала, что прошла хорошую школу классического оперного исполнения — сначала в Вене, а потом — уже в Италии. И, по ее словам, запоминать такое большое количество партий на разных языках вовсе не сложно. Главный секрет: любовь к своей профессии, жизнь в искусстве и вечная негасимая вера в его святость.

— Как складывается ваша жизнь в так называемой «внутренней кухне», то есть в коллективе? Я уже навела справки и выяснила, что с Вами очень легко работать. Так ли это?

— Ну, не знаю, как работается со мной, но я лажу со всеми. Во всяком случае, стараюсь. Если же проблемы не избежать, то очень важно умение через нее перешагивать: надо играть, надо петь, надо работать. Личное остается за пределами искусства. Вы говорите про жизнь. Я же говорю про жизнь на сцене. И еще хочу отметить немаловажный фактор: когда у руля достойное и мудрое руководство, в коллективе никогда не бывает проблем. Сцена для нас, артистов – это дом – самый лучший и родной. Приведу простой пример: мы выезжаем на гастроли в другие страны, выступаем на сценах, уровень которых намного выше – и технически, и исторически. Да, это прекрасно, но когда возвращаешься в родной театр, то понимаешь: я дома! Родная сцена даже пахнет по-другому, по-родному.

— И с оркестром работать просто? Ведь в театре четыре дирижера, и у каждого из них свой ритм. Как же вам удается работать с ними? Ведь у каждого из них своя манера, и приноравливаться бывает довольно сложно?

— Легко. Мы же не сразу начинаем петь с оркестром. Сначала бывает спевка, потом оркестровка. Я объясню так: оперный дирижер – это человек, который не только руководит оркестром, управляет во время спектакля хором, но и должен чувствовать солистов, уметь найти контакт с исполнителями, внушить уважение к себе, к своему пониманию музыки. Он вдохновляет всех участников спектакля. Поэтому важнейшие качества для оперного дирижера — это воля, сильный характер, энергия и темперамент, музыкальная эрудиция и хороший вкус. И, конечно же, вся работа основана на тонкостях понимания. Солистам дирижер должен донести свое видение спектакля и учесть их вокальные особенности. Оперный дирижер требователен к певцам и музыкантам на репетиции и внимателен к ним на спектакле. Он много работает с вокалистами, не только следя за ритмом их исполнения, но и за их дикцией, подсказывает вокальные нюансы.

— Не скрою, мне очень странно видеть вас такой – обычной, простой… Но от этого не менее красивой. Наверняка довольно сложно трансформироваться в роковых красавиц, блистать на сцене, а потом снова возвращаться в простую жизнь, в быт, в семью?

— На самом деле именно на сцене я настоящая, потому что сцена – это и есть моя жизнь. Перемена образов – это всякий раз бессонные ночи, переосмысливание всей проделанной работы. Любой образ, над которым я работаю – это очень личное. Я отношусь к этому процессу так, как относятся только к детям: с нежностью и пониманием.

— Я знаю, что вы – мама. Как удается сочетать творчество с материнством? Хотя, скорее, я задала Вам странный вопрос. Как правило, психологи советуют будущим мамам побольше слушать классическую музыку. Думаю, что у вас вся жизнь – сплошная классика.

— Да, у меня дочка, которую я назвала Аидой. Когда я была на 6-м месяце беременности, я пела арию Аиды и поняла, что назову дочку именно так. Так сказать, мысленно настроилась на тот момент, что посвящаю эту арию именно своей еще не родившейся девочке. На самом деле, я волновалась, и очень… Пожалуй, это было одним из самых сложных моментов, прожитых мною на родной сцене.

Из несказанного…

Конечно же, мне очень хотелось коснуться главного вопроса: осенью 2017-го открывается очередной сезон одного из самых приоритетных проектов под названием «Большая опера» — беспрецедентный конкурс молодых исполнителей, единственный профессиональный телевизионный конкурс молодых оперных певцов. Основная цель проекта – открыть новые имена талантливых вокалистов и помочь им обрести популярность.

Первые три сезона «Большой оперы» вызвали огромный зрительский интерес, став одним из самых успешных проектов телеканала “Культура”. Проект удачно сочетает в себе элементы шоу и академического концерта, одновременно развлекает и прививает вкус к хорошей музыке. Наряду с российскими участниками, в проекте принимали участие певцы из Германии, Австрии, Монголии, Азербайджана, Армении, Беларуси, Казахстана и Узбекистана, демонстрируя лучшие достижения своих оперных школ и традиций.

В разные годы в состав жюри «Большой оперы» входили прославленные мастера оперной сцены: звезды мировой оперы Елена Образцова, Тамара Синявская, Мария Гулегина, Ильдар Абдразаков, Паата Бурчуладзе, Сергей Лейферкус, знаменитый интендант Ион Холендер, в течение 20 лет возглавлявший Венскую государственную оперу, солистки Большого театра Маквала Касрашвили и Галина Калинина, руководитель Молодежной оперной программы Большого театра Дмитрий Вдовин. Участникам проекта аккомпанировали лучшие симфонические оркестры России: Большой симфонический оркестр им. П.И.Чайковского, Государственный симфонический оркестр «Новая Россия»; дирижеры – Владимир Федосеев, Феликс Коробов, Гинтарас Ринкявичюс, Фабио Мастранджело, Петер Феранец.

Единственная певица, представившая Азербайджан в проекте телеканала «Культура» в 2014-м году была Регина Рустамова (меццо-сопрано, C 2006 года – солистка Академии молодых оперных певцов Мариинского театра, Санкт-Петербург). Так почему же звезда азербайджанской оперной сцены Афаг Аббасова до сих пор не приняла участие в «Большой опере»? Ведь она самым достойным образом представила бы свою страну на столь важном с мире искусства и культуры мероприятии. Афаг Аббасова она уже пела на азербайджанской сцене с участником проекта «Большая опера» — Рамизом Усмановым («Богема» Дж. Пуччини, «Трубадур» Дж. Верди). Конечно же, я понимала, что Афаг ханум вряд ли ответит мне на этот вопрос, ибо решает не она, а Министерство культуры. Но давайте на минуточку задумаемся, что победа в таком грандиозном проекте была бы более значимой, чем победа, скажем, в спортивном мероприятии – даже в самом грандиозном, ибо уровень нации повышается только посредством культуры, не иначе.

Остается надеяться, что Афаг Аббасова когда-нибудь представит Азербайджан на этом престижном конкурсе, и ее золотой голос очарует (уже в который раз!) всех поклонников ее таланта, всех, кто будет присутствовать не только в составе жюри, но и в зрительском зале во время торжественного Гала-концерта, в котором выступают лучшие из лучших. Просто потому, что иначе никак не может быть.

Яна Мадатова