Популизм традиционно выглядит вычурным, напыщенным и потому оказывается неуместным. Особенно рельефно это проявляется в случаях, когда его разыгрывают на тонкой струне. Случай с обращением Сталика Ханкишиева, профессионального кулинара, живущего в Москве, к азербайджанцам, из этой серии.

Мастер, владеющий искусством приготовления изысканных яств, знающий  массу пикантных рецептов восточных народов, похоже, решил дебютировать в роли гуру нравоучений. По случаю смерти российского блогера Антона Носика, того самого, который  влез в дебри карабахской проблемы со скудным нравственным капиталом, кулинарных дел кудесник не нашел ничего актуального, как обратиться с призывом «не  злорадствовать».

Выступая с высокого трона мудрости, автор мессиджа признает, что усопший «Носик при жизни занимал довольно гадкую позицию по отношению к Азербайджану», но ему (Ханкишиеву — ред.) «очень не по себе от радости за его смерть у некоторых  соотечественников». Кулинар замечает, что «это очень плохо выглядит и дурно пахнет». И далее продолжает: «Я — азербайджанец. Поэтому в такой ситуации грязное поведение молодых азербайджанцев меня волнует больше, чем аналогичное поведение худшей части российской молодёжи».

Увидев сие обращение в сети, вспомнились эскапады низкопробных шоуменов и певцов, которые, выступая в лажовых телепрограммах, обращаются к аудитории, используя выражения «мой народ», «мои соотечественники». Зная пристрастия этой категории и не очень высокое интеллектуальное реноме, придирчивые зрители, да и эксперты телеискусства к их фортелям подходят снисходительно. Дескать, раз завышают самооценку, пусть и дальше тешатся, и ни от кого ничего не убудет.

Обращение С.Ханкишиева само дурно пахнет и выглядит совершенно ненужным. Знающий суть и структуру текущего момента мыслящий человек прекрасно понимает, что нервы азербайджанского общества на пределе, и насколько патриотично в такой обстановке принижать моральный облик собственного народа?

И вообще, правомерно ли складывать из маленьких фрагментов, вырванных из океана социальных сетей, обобщенную композицию нравственной недостаточности и этим давать еще один высосанный из пальца повод врагу для раскрутки антиазербайджанского пиара?

Ханкишиев взял на себя роль чуткого заступника морали и гражданской зрелости. Коль так, что ему помешало выступить в тех же социальных сетях с осуждением последних преступлений армянской военщины, итогом которых стала оборванная жизнь двухлетней Захры и ее бабушки из села Алханлы?

Популизм держится на вере простаков и малограмотных, и об этом прекрасно был осведомлен Антон Носик, к памяти которого просит уважительно относиться Сталик Ханкишиев. Блогер приложился к армянским харчам из шкурных интересов. Раскручивал не утихающую заунывную боль карабахских армян и распространял страшилки об азербайджанском народе, его справедливой борьбе с государственным  терроризмом неугомонного соседа. Он для азербайджанцев навсегда остался анти-героем, и каждый сам решает какой оценки он удостоился.

Национальная идентичность, как и женская беременность, не может быть половинчатой. Если для нашего брата, волею судьбы оказавшегося за границами отечества, важно быть в актуальной теме по судьбоносной проблеме, необходимо следовать канонам предусмотрительности. Деликатные вопросы требуют к себе предельной осторожности. Нравственная  сторона армяно-азербайджанского противостояния как раз из этой серии, потому в ее границах важно руководствоваться принципом «не навреди».

Сталик Ханкишиев навредил и очень серьезно. Тонкость момента не в том, что несколько дней после смерти двухлетней Захры Армения никак не выйдет из ступора злобной радости. Это их, армян нравы и традиции — праздновать беду соседа. Бог им судья. На фоне вакханалии зашкаливающего безумства агрессора каждому азербайджанцу важно верно расставлять реперы моральной и политической устойчивости.

На фоне смерти Захры уход из жизни российского блогера, который сам себя противопоставил Азербайджану, всего лишь мелкий и не заслуживающий особого внимания эпизод. Нет нужды кого-либо убеждать, что смерть заурядной личности – это миг, который, выражаясь языком классика, река времени сама топит в пропасти забвения. И если кто-то не обошел вниманием эту смерть, оголив эмоции, надо ли  поднимать бурю в стакане и проецировать экзальтацию отдельных людей на облик всего народа?

Эта история — тот случай, когда инициатива себя не оправдала. Обращение Сталика Ханкишиева навредила соотечественникам, оказавшись не к месту, да еще и не по адресу.

Тофик Аббасов

Minval.az