В последней «победной реляции» вооруженных сил Армении говорится: «В  целях подавления действий противника передовые подразделения «Армии обороны Карабаха» были вынуждены предпринять ответные действия…, вследствие чего были подавлены огневые точки в селе Алханлу». Вот так доблестные вояки-армяне, подарившие миру методологию ведения войны против мирного населения, отчитываются, выдавая за подвиг хладнокровное уничтожение двухлетней девочки и ее бабушки в азербайджанском селе Алханлы.

Трагедия, на которую вопиюще закрывает глаза международное сообщество, дипломатия ничегонеделания (ее яркими представителями вот уже сколько лет выступают сопредседатели Минской группы ОБСЕ), а также мировой политический истеблишмент, отчетливо доказывает, кому выгодна безудержная эскалация на линии соприкосновения. Азербайджан в свете нескончаемых провокаций и вооруженного хулиганства Армении ежедневно рискует жизнями своих мирных граждан, которые находятся в непосредственной близости от линии огня. И пристало ли Баку давать своим передовым частям приказы, нарушающие и без того хрупкое перемирие, когда на кону не только судьба всеобъемлющего мира, но и жизнь мирных людей?

Люди свыклись с участью работать, пахать, сеять, собирать урожай, учить детей под артиллерийские и минометные канонады бесноватого соседа. Время от времени противник нарочито идет на дерзкие преступления, чтобы вселить страх в азербайджанцев. Однако с недавних пор армянский солдат осознал чреватость тактики искушения судьбы.

За точку отсчета в  прозрении нужно брать не апрель 2016 года, когда армянская военщина получила по зубам, а август 2014-го. Именно тогда в ходе позиционных боев армия оккупанта, бряцая оружием, наткнулась на активную оборону азербайджанских вооруженных сил, смирившись с внушительными потерями в живой силе и технике. Апрель прошлого года стал апофеозом позора противника, который ощутил собственную уязвимость, угрожающую перерасти в крах.

С тех пор Ереван принялся форсировать программу перегруппировки сил, дооснащения передовых частей новыми видами вооружений, параллельно бичуя Россию и другие страны за активное военно-техническое сотрудничество с Азербайджаном. Теперь, когда Ереван сделал еще один шаг в направлении критической черты, он постфактум изображает ситуацию, будто его орудия заговорили в ответ на азербайджанский огонь.

Как бы ни было, враг от содеянного в панике, потому неуклюже облекает преступление в оправдательную оболочку. Это важно еще и потому, что Еревану хватает бесстыдства и наглости обвинять Азербайджан в агрессии. Цинизм не выдерживает критики. Ясно одно – за случившееся придется ответить, за хладнокровное детоубийство, за войну против стариков и женщин, представляющих исконное население Карабаха, прощения не будет.

Как бы не утверждали в Ереване, что «ответственность за случившееся ложится на военно-политическое руководство Баку», инцидент, равно как и карабахская война, есть продукт армянского политического безрассудства. Военному преступнику Сержу Саргсяну, пока еще прикрывающемуся иммунитетом неприкосновенности, принадлежит роль застрельщика в преступлениях  против человечности. Об этом он лично признался  британскому журналисту Томасу де Ваалу. То, что и сегодня война против мирных азербайджанцев продолжается, подтверждает приверженность  армянской военщины пагубным традициям.

Действия Еревана требуют принципиальной правовой и уголовной оценки международного суда, антикризисных центров, ОБСЕ, ее структуры в лице БДИПЧ, СЕ, наконец, ООН.

Три года продолжается напряженность на линии соприкосновения. Эскалация — составная часть плана Еревана, рассчитанного на полную деморализацию политического процесса. По факту Ереван, держа под прицелом орудий азербайджанские территории и расстреливая в упор ни в чем не повинных людей, системно уничтожает план мирного урегулирования. Хроника боев, трагическая статистика, отсутствие серьезных предпосылок для вывода переговоров из стагнации показывает, что самое нежелательное происходит с попустительства дипломатии. Не означает ли такое положение дел бесперспективность дальнейшего пребывания Азербайджана в формате Минской группы, если международная дипломатия позорно капитулирует перед лицом армянской агрессии?

Выступающая в роли неутомимого воспроизводителя рисков Армения нахраписто идет на дестабилизацию положения всюду, где это возможно,  рассыпая зерна сепаратизма. Не первый год колотит грузинскую Джавахетию, которую армяне желают отторгнуть от Тбилиси.

Лихорадит от армянского сепаратизма и Абхазию, где давно объявилась небезызвестная общественная организация «Крунк», рьяно требующая для соплеменников «национально-культурную автономию». Символично, что местные заправилы, нагло заявляя о себе, как о коренных жителях, требуют «признать свои неоспоримые заслуги в развитии абхазского государства».

Видите ли, они не довольны тем, что «многострадальное и трудолюбивое армянское население подвергается нападкам от властей Абхазии, и последние намеренно уменьшают число армянского населения, потому им  не разрешается строительство церквей, школ, театров, культурных центров». До боли знакомые мотивы, от которых попахивает смрадом пещерного национализма, плавно переходящего в сепаратизм, а далее и в работающий террористический сегмент.

Глаголя о национально-культурных правах, мракобесы требуют в свое подчинение сразу три района Абхазии (Гулрыпшский, Очамчырскийи Ткуарчальский). Из опыта, накопленного в Карабахе, следует, что на следующем этапе националисты, управляемые из Еревана, будут добиваться актуализация политических требований.

Армяне Абхазии утверждают, что не является меньшинством, но, тем не мене, на данном этапе удовлетворятся созданием национально-культурной автономии. Фальшивый в своей сути жест широты отрабатывается с тем, чтобы добиться искомого. Главари сепаратистов с пеной у рта заверяют, что удовлетворение их требований «обязательно послужит залогом политического и экономического укрепления абхазской государственности,  укрепит дружбу двух братских народов».

Созвучные фальшивые медоточивые излияния звучали из уст карабахских армян, которые, кормясь с азербайджанских рук, волком смотрели в сторону ереванского леса, где обитали их духовные отцы-сепаратисты. Во что все вылилось, известно.

Аналогичный сценарий разыгрывается и в Южной Осетии, где притаившиеся сепаратисты потихоньку выходят из тени. Усыпляя бдительность абхазских и южно-осетинских властей, неблагонадежные элементы шаг за шагом отрабатывают план пробития наземных транспортных коммуникаций, которые в дальнейшем должны связать Ереван с Россией. На кону задача прорыва экономической блокады с помощью двух артерий. Но не только.

Местам, куда ступает нога армянских раскольников, в будущем стабильности не видать. Обязательно там взойдут всходы человеконенавистничества и варварства, благо план Великой Армении, никогда в природе не существовавшей, делает свое черное дело.

Пока идея фикс великоармянства безотказно трансформируется параноиками-националистами в локальные конфликты и войны, впору подумать о создании южно-кавказской антитеррористической коалиции с участием государств региона. Появись она, забот для нее появится непочатый край. На примере событий из азербайджанских, грузинских, турецких реалий не трудно в этом убедиться.

Причиной региональной дестабилизации на Кавказе является политика государственного терроризма, которую планомерно осуществляет официальный Ереван. В этой связи час для решительных упреждающих действий давно настал.

Тофик Аббасов, специально для Minval.az