Консервация убогой фальсификации, в которую с головой втянулась  армянская дипломатия, не приносит мирному процессу ничего путного.  Невзирая на публичное топтание на месте, армянские политики продолжают  перекладывать ответственность за провал политического процесса на Азербайджан, представляя действующую картину так, будто бы в Ереване озабочены проблемой «возвращения Азербайджана за стол переговоров». Надоедливое соло на тему продолжает исполнять глава внешнеполитического ведомства  Эдвард Налбандян, творческого гения которого хватает лишь на то, чтобы придать едено-перееденным «истинам» свежий вид.

Он утверждает, что, мол, имеющиеся в папке карабахского дела документы дают исчерпывающий ответ на сомнения, связанные со срывом политических усилий. Дабы выглядеть убедительным, сетует, дескать, «однажды все документы будут обнародованы, и станет ясно, что представители Нагорного Карабаха должны участвовать в разработке мирного соглашения». Далее дипломат утверждает, речь идет о достигнутом согласии стран-сопредседателей МГ ОБСЕ с участниками конфликта. И, как результат гениальной находчивости, снова звучит фальшивый мотив «о невозможности принятия какого-либо решения без участия и согласия армян Карабаха».

Позиция Баку по этому поводу ясна и неизменна, потому излишне доводить до сведения высокопоставленного дипломата страны-агрессора, насколько в дипломатической практике важно соблюдение принципа паритетности. Коль скоро Ереван настаивает на вовлечении в процесс армянской общины Нагорного Карабаха, то непременно актуализируется и подключение  азербайджанской общины. Другого не дано, и кому-кому, Налбандяну уж точно известно, что Баку ни на какие уловки Еревана не поведется.

Умышленно обуславливая главный вопрос малозначимыми деталями, Ереван пытается запутать конкурента. Мифы армянской дипломатии вырастают из одного корня нежелания быть на волне конкретности. Опыта в сотворении баек и легенд ереванским политтехнологам не занимать. Охочие до чужого добра, они придумали новый миф, согласно которого «последовательная политика Армении ведет Азербайджан к геополитической изоляции».

Сказануть такое ни президент Саргсян, ни его главный дипломат не отважились бы где-то там, за бугром. Пустая риторика обычно адресуется внутренней публике. Потому-то министр Налбандян, выступая в  парламентской комиссии, и решил блеснуть оригинальностью. Внутренняя аудитория всеядна, и без проблем переваривает токсичную консистенцию, лишь бы у нее имелась антиазербайджанская суть.

Но это далеко не единственный перл, которым отличился дипломат. Говоря об успехах своего ведомства, Налбандян заявляет, что Армения практически со всеми странами смогла наладить хорошие отношения (кроме одной-двух), что, разумеется, фиксирует перевес актива над пассивом. Стало быть, преимущество в геополитическом противостоянии с Азербайджаном за Ереваном. Потому в продолжение темы Налбандян не исключает  встречи с азербайджанским коллегой Эльмаром Мамедьяровым в июле.

Если в позиции Еревана не наблюдается изменений, и он норовит выставлять старые истины в перелицованном виде, может ли иметь смысл новая встреча? Конечно же, нет. Изображая неугомонное казуистическое копошение, Ереван стремится и дальше валить все с больной головы на здоровую.

Недаром шеф дипломатии в лучших традициях краснобайства апеллирует к прошлому, выдавая итоги встреч президентов в Вене и Санкт-Петербурге (2016) чуть ли не за всеобъемлющий прорыв. О том, насколько упомянутые встречи внесли конструктивизм в позицию Еревана и насколько их можно квалифицировать в качестве переломных, сказано и написано немало. В ходе них Саргсян не без усилий сопредседателей дождался согласия  азербайджанского лидера Ильхама Алиева, чтобы была достигнута договоренность по отказу от применения силы и ведения мониторингов в связи с нарушениями перемирия.

Если агрессор не нарушает договоренности, не норовит подрывать   атмосферу доверия, тогда Баку, как и подобает сильной стороне, будет  соблюдать достигнутые решения. Но в условиях, когда Армения не настроена на мир и бесконечными шалостями идет на эскалацию, сложно не только говорить, но и думать о взаимном доверии. Миром на передовой по милости Еревана не пахнет.

Баку никогда не был противником усиления превентивных мер, последовательно выступал за отработку механизмов расследования инцидентов, но при одном принципиальном случае, если инциденты есть следствие случайностей. В условиях, когда  агрессор ежедневно  более 100 раз нарушает режим перемирия, умышленно накаляя обстановку,  о каком доверии может идти речь?

Путь к миру лежит сквозь де-оккупацию азербайджанских территорий с последующей передачей функций урегулирования посредникам. Понимая это и играя в жмурки, Ереван  пытается увести вопрос демилитаризации зоны конфликта на периферию  внимания. А раз фактор агрессии сохраняет силу, грош цена заявлениям Саргсяна, Налбандяна о настроенности к мирному урегулированию.

При таком раскладе речь может идти только о принуждении к миру, в чем Баку более чем убежден. Последние словесные кульбиты Налбандяна и его шефа есть пустопорожние излияния, что не выдерживают логику. Они только и делают, что приближают час тревожной для армянской стороны развязки. А до него не так и долго.

Тофик Аббасов, специально для Minval.az